Слушать новости

Brexit заразителен

Меркель и Олланд обсуждают перспективы ЕС после Brexit

Лидеры Германии, Италии и Франции проведут переговоры о дальнейших шагах ЕС после выхода из его состава Великобритании. Тренд на выход из Евросоюза набирает обороты. Многие из политиков, входящих в это движение, довольно лестно отзываются о России. У многих сторонников евроинтеграции существуют опасения, что евроскептиков спонсируют из Москвы. Финансирования европейских политиков осуществляется, но не на постоянной основе и с другими целями, говорит источник близкий к Кремлю.

22 августа Меркель, Олланд и Ренци встречаются на небольшом итальянском острове Вентотене, чтобы обсудить будущее Европы. Главный вопрос — политические шаги после выхода Великобритании из состава ЕС (Brexit). Прежде всего, до сих пор не ясно с собственно британским выходом: как его оформлять юридически и институционально, а также когда процесс должен завершиться?

На данный момент есть два варианта: либо торопить Лондон, заставив его официально объявить о выходе и уложиться в два года, предусмотренные регламентом, либо дать Великобритании отсрочку. Отсрочка более вероятна, но у Евросоюза, похоже, в принципе нет единого подхода по отношению к Соединенному Королевству, которое вроде бы еще находится в статусе страны — члена союза, но на которую не стоит рассчитывать в долгосрочной перспективе.

Всю текущую неделю Меркель будет путешествовать по странам Европы, встречаясь более чем с десятью региональными лидерами, чтобы выработать единую позицию перед саммитом ЕС в Братиславе в начале сентября.

Все на выход

Однако проблема реализации Brexit не самая опасная для будущего ЕС. Июньский референдум в Великобритании подстегнул евроскептические настроения, которые и до этого были на подъеме в ЕС. Это почувствовали многие правые политики стран — членов союза. За последние два месяца многие из них предложили провести аналогичные референдумы по выходу из состава ЕС в своих государствах.

Среди них были чешский президент Милош Земан, глава французского «Национального фронта» Марин Ле Пен, лидер итальянской «Лиги Севера» Маттео Сальвини, австриец Норберт Хофер из Австрийской партии свободы, а также глава движения «Шведские демократы» Джимми Окессон и представители антииммигрантской партии «Альтернатива для Германии».

На прошлой неделе ажиотаж в российских СМИ вызвало последнее интервью Герта Вилдерса, главы Партии свободы Нидерландов, изданию «Известия», в котором он в очередной раз рассказал о своем намерении провести голландский референдум по аналогии с Brexit. По словам политика, плебисцит должен пройти до парламентских выборов в марте следующего года.

«Сам Евросоюз — это экспансионистский монстр, который занят территориальным захватом, а также воровством нашей социальной системы, идентичности и демократии», — повторил Вилдерс свою традиционную риторическую фигуру.

Впрочем, планы Вилдерса по скорейшей организации референдума вряд ли основаны на реальных возможностях. Его партия сейчас находится в меньшинстве в парламенте, а премьер страны Марк Рютте отзывается об идее Nexit (то есть Brexit для Нидерландов) как о «возмутительной и безответственной».

Для инициативы Вилдерса, вероятно, лучшее время — как раз после мартовских выборов. Партия свободы сейчас на подъеме, и она может серьезно усилить свои позиции в следующем правительстве.

За распад и Кремль

Так или иначе, центральное руководство ЕС не может не настораживать тот факт, что большинство политиков, активно требующих референдума о выходе, — связаны с Россией или, по крайней мере, не раз высказывались в поддержку политики Кремля.

Ранее в западной прессе появлялось немало статей о связях Кремля с правыми политиками, многие из которых считаются популистами и ксенофобами, спекулирующими на антииммигрантских настроениях и на недовольстве избирателей экономической ситуацией в ЕС.

Более того, наиболее влиятельные пророссийские евроскептики год назад объединились в отдельную фракцию Европарламента под названием «Европа наций и свобод». Ее возглавляет Марин Ле Пен из «Национального фронта», которая уже пообещала вновь рассмотреть вопрос о статусе Крыма в случае ее победы на президентских выборах во Франции.

Другие участники фракции — представители голландской Партии свободы, крайне правого движения «Альтернатива для Германии», бельгийского «Фламандского интереса», итальянской «Лиги Севера», Австрийской партии свободы и польского «Конгресса новых правых».

На данный момент есть только один неопровержимый факт финансовой поддержки, которую оказала Россия европейским правым. Это кредит в 9 млн евро, который «Национальный фронт» Марин Ле Пен получил от московского Первого чешско-российского банка Романа Попова.

Россия предпочитает оказывать поддержку менее прямолинейно, рассказал «Газете.Ru» близкий к Кремлю источник, связанный с процессом. По этим данным, российские власти предпочитают оказывать своим союзникам в Европе информационную поддержку через СМИ или аффилированные общественные организации, приглашать их на международные конференции (в том числе в Крыму) и укреплять политические связи через бизнес.

Собеседник «Газеты.Ru» подтвердил факт прямого финансирования европейских политиков, однако это происходило не на постоянной основе. Более того, по его словам, Кремль предпочитает находить в ЕС тех, кто заинтересован сотрудничать с Россией по своим внутренним причинам.

На данный момент наиболее актуальный для Москвы европейский проект — это парламентские резолюции, призывающие власти стран — членов ЕС снять антироссийские санкции. В текущем году такие документы приняли в ряде регионов Италии, в сенате Франции, в парламенте Кипра. Бельгийский парламент рассмотрит проект схожей резолюции после летних каникул.

Ранее глава комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев подтверждал «Газете.Ru», что перед принятием резолюции во Франции российские сенаторы проводили консультации с европейскими коллегами. Однако политик подчеркнул, что эта инициатива исходила от французских сенаторов и «Москва выступала только в роли наблюдателя».

По данным «Газеты.Ru», пророссийскую резолюцию в Москве ожидали и от Австрии. Однако эти планы рухнули после того, как в мае на президентских выборах провалился евроскептик Норберт Хофер, с которым Россия имела неплохой контакт.

Если бы Хофер пришел к власти, Австрия вполне могла бы стать страной, которая провела референдум по выходу из состава ЕС. Хофер, глава Австрийской партии свободы, неоднократно выступал с этой инициативой.

Шансы провести «французский Brexit» есть и у Марин Ле Пен, чья партия в прошлом году неожиданно хорошо показала себя на региональных выборах. В следующем году политик также поборется за президентский пост.

Москва за стабильность

Как заявил «Газете.Ru» Кирилл Коктыш, доцент кафедры политической теории МГИМО, к инициативам евроскептиков по выходу из ЕС Россия относится без энтузиазма. «Россия просто не заинтересована в распаде Евросоюза. В ее интересах — субъектная Европа с общими границами, — объясняет эксперт, знакомый с ходом дискуссии в Кремле. — То, что не удовлетворяет Москву сейчас — это международная несамостоятельность ЕС и неспособность принимать эффективные решения, отвечающие запросу национальных государств».

Тем более что после выхода Великобритании из состава ЕС американское влияние на союз несколько сократилось. Лондон — один из главных поклонников идеи санкционной войны с Россией. После Brexit у Москвы появилось больше возможностей для трансляции своих интересов в Брюсселе.

«Кремль всегда смотрит в сторону стабильности, а если ЕС не будет функционировать, то никакой стабильности в Европе не будет. Как с ней тогда работать — вопрос, — заявил «Газете.Ru» Райнхард Крумм, глава департамента Центральной и Восточной Европы Фонда Фридриха Эберта (Германия), эксперт Международного дискуссионного клуба «Валдай». — Мы видим, что происходит в Великобритании: выйти легко, а что делать дальше — планов нет. Поэтому не думаю, что российское руководство хочет распада ЕС. Конечно, в России, как и в других странах, есть люди, одобряющие распад, так как есть серьезная критика работы евробюрократов в Брюсселе».

«К тому же я помню, что некоторое время назад в Москве рассчитывали, что Россия сама станет членом ЕС. Разговоры об этом были не только во времена Ельцина, но и во времена Путина», — добавил Крумм.

«Не утверждаю, что я знаю все, но не думаю, что Герт Вилдерс получает какие-то деньги из Кремля. Это — миф. То же касается и других подобных политиков, — добавил Крумм. — Близость правых с Россией довольно поверхностна».

По мнению Коктыша, подъем правых движений, за которым с тревогой наблюдают сторонники евроинтеграции во главе с Меркель, «доказывает не то, что правые такие сильные, а то, что Брюссель не в состоянии решить те проблемы, которые встают перед ним сегодня». По его мнению, если центральные власти ЕС начнут более внимательно относиться к требованиям национальных государств и прекратят навязывать им свое единоличное решение, евроскептики довольно быстро могут начать терять свое влияние.

«Кроме того, в 2004 году, после «оранжевой революции» на Украине, Кремль формализировал единый дипломатический подход. Согласно ему Россия ведет переговоры только с официальными властями стран, — рассказал эксперт. — Это требование до сих пор выполняется. Кремлю, конечно, приятно считаться силой, которая имеет влияние на европейских правых, но политический эффект от этих контактов по факту минимален».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть