Духовник на выданье

США дали понять Турции, что битва за экстрадицию Гюлена только началась

AP
Власти США получили от Турции документы, требующие выдать проповедника Фетхуллаха Гюлена, подтвердил американский Госдеп. Вашингтон вряд ли выдаст его Турции, а сама борьба Гюлена в судах против возможной попытки экстрадиции может тянуться годами, считает эксперт.

Министерство юстиции США получило от Анкары новый пакет документов с запросом об экстрадиции Фетхуллаха Гюлена в Турцию, подтвердил официальный представитель Госдепа США Марк Тонер 5 августа. «Мы сейчас изучаем, соответствуют ли они нашим требованиям», — рассказал дипломат. По его словам, Турция уже отсылала документы с требованием выслать проживающего в Пенсильвании проповедника, однако их забраковали. Сейчас Анкара прислала новые документы.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган считает Гюлена вдохновителем попытки военного переворота 15–16 июля. Глава государства считает Гюлена, своего бывшего соратника и «духовника», личным врагом и предателем. Власти республики обвиняют проповедника в создании «параллельной структуры» (то есть «пятой колонны») в государственном аппарате страны, которая планомерно работала над свержением Эрдогана.

4 августа суд в Стамбуле признал Гюлена виновным в антигосударственном заговоре и выдал ордер на его арест.

Сам Гюлен заявил, что ордер говорит о «повороте Турции к авторитаризму». «Очень хорошо известно, что турецкая судебная система лишена юридической самостоятельности», — добавил он. Проповедник отрицает свое участие в организации путча и заявляет, что является сторонником исключительно мирной смены власти.

Отношение к фигуре Гюлена среди исследователей противоречиво. Некоторые считают его реформатором ислама, человеком, который призывает к диалогу религий и цивилизаций, а также призывает мусульман к получению образования. Однако есть и те, кто считает, что его движение «Хизмет» нацелено на увеличение политического влияния Гюлена в Турции и даже за ее пределами.

Известный турецкий публицист Мустафа Акьйол в колонке, напечатанной в издании The New York Times в конце июля, заявил, что за фасадом общей благопристойности прячется «темная сторона» движения. «У многих есть уверенность, что некоторые последователи Гюлена, которые подчиняются своим имамам, стараются спрятать свою истинную сущность, чтобы, внедрившись в различные структуры, заполучить власть над государством», — писал он.

В настоящее время Гюлен, приехавший в США в 1999 году, проживает в штате Пенсильвания, в двух часах езды от Вашингтона. С журналистами он практически не встречается: доверенные лица проповедника отклонили просьбу о беседе с «Газетой.Ru». Тем не менее в заявлении самого Гюлена, переданном его помощниками «Газете.Ru», отмечается, что ордер на его арест «не меняет ни статуса, ни взглядов» бывшего имама.

Иранский вариант для Гюлена

Многие эксперты считают, что даже при наличии всех нужных документов с требованием экстрадиции США не готовы выдать Гюлена Турции. Дело не только в том, что это может быть ударом по авторитету Вашингтона, часто говорящего о защите демократии и прав человека: Гюлен в современной Турции вряд ли может рассчитывать на справедливый суд. Для Вашингтона важна стабильность Турции как члена НАТО, особенно на фоне боевых действий в Сирии. При этом тот факт, что противник президента Турции, знающий его слабые и сильные стороны, находится в США, — сильный козырь в руках Белого дома. В случае, если власть в Турции сменится, Гюлен может рассматриваться как фигура, которая если и не займет руководящий пост, то будет влиять на турецкую политику.

Как предполагает ведущий аналитик Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик, «турецко-американский диспут вокруг Гюлена может длиться годами». Кроме того, Гюлен даже в случае экстрадиции будет «вести длительную битву в судах Турции».

Нахождение Гюлена на территории США — раздражающий фактор для турецко-американских отношений, которые и так сегодня находятся не в самом лучшем состоянии. Тем не менее, по словам Карасика, «это не окажет влияния на американскую законодательную систему» и решение выдать Гюлена. Эксперт считает, что в случае прихода в Белый дом республиканского кандидата Дональда Трампа «ситуация тоже вряд ли изменится».

Несмотря на то что администрация Обамы поддержала Эрдогана в борьбе с путчистами, это является лишь тактическим ходом, добавил эксперт.

Политики, получившие в другой стране убежище, как правило, очень ограничены в своей возможности влиять на ситуацию на родине. Так, например, получивший политическое убежище во Франции иранский аятолла Рухолла Хомейни, чтобы принять непосредственное участие в исламской революции 1979 года, вернулся в Иран.

Свергнутый новыми властями шах Ирана Мухаммад Реза Пахлеви, в свою очередь, отправился в изгнание в Египет, а потом прибыл в США, чтобы пройти курс лечения, но был вынужден остаться в этой стране. После отказа США передать Ирану свергнутого монарха представители радикальной молодежи с молчаливого согласия властей молодой Исламской Республики осуществили штурм посольства США и захватили в заложники несколько дипломатов. Они были выпущены лишь спустя несколько месяцев.

После этого администрация президента США Джимми Картера дала понять шаху, что его не хотят видеть в Америке. Шах покинул США и приехал в Египет, где жил до своей смерти.

Анкара уже готова к тому, что Вашингтон использует «иранский вариант». В конце июля министр юстиции Турции Бекир Боздах заявил, что Гюлен уже мог покинуть территорию США и переехать в Канаду, Египет, Австралию, ЮАР или Мексику. Турецкие власти обещают, что примут жесткие меры в отношении любого государства, которое примет проповедника.

К российско-турецким отношениям, которые начали восстанавливаться после извинений Эрдогана, Гюлен прямого отношения не имеет. Тем не менее непублично российские власти могут дать обещание президенту Турции, что не будут разрешать сторонникам проповедника вести политическую деятельность на территории России. В 90-е годы Москва не стала использовать противостоящего турецким властям лидера Курдской рабочей партии Абдуллу Оджалана, который просил политического убежища в России. Тогдашний президент страны Борис Ельцин принял решение отказать курдскому лидеру.