Пенсионный советник

«Мы не нуждаемся в президенте – нам нужен лидер нации»

Интервью с одним из двух соперников Башара Асада на президентских выборах

Анхар Кочнева 02.06.2014, 23:36
Хасан аль-Нури Анхар Кочнева
Хасан аль-Нури

Во вторник в Сирии на территории, подконтрольной официальному Дамаску, пройдут первые выборы президента на альтернативной основе. В предыдущие годы выборы президента страны, по сути, были общенациональным плебисцитом: альтернативных кандидатур не предлагалось. «Газета.Ru» поговорила с одним из соперников президента Асада Хасаном аль-Нури.

Никаких сомнений в победе Башара Асада нет. Тем более что вооруженная оппозиция все равно их игнорирует. И все же бросить вызов главе государства решились двадцать кандидатов. В итоге кандидатов осталось трое.

Один из них — доктор экономических наук Хасан аль-Нури, которому аналитики сулят пост премьер-министра станы и «почетное втрое место». В прошлом он долго работал сначала в парламенте, а затем в правительстве Сирии. В наших реалиях его бы назвали «системным либералом», который критикует экономическую политику главы государства, но поддерживает его борьбу с вооруженной оппозицией.

Накануне голосования доктор аль-Нури рассказал нашему изданию о своей предвыборной программе, а также о том, какие разногласия имеются между ним как либеральным экономистом и нынешним главой страны.

— Причина, по которой я решил выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах, — это мой личный патриотизм и наличие у меня программы общественных и экономических реформ. Эта программа может позволить преодолеть кризис и последствия этого кризиса.

Когда я находился с визитом в Варшаве, где мой главный офис, меня подтолкнули к мысли о том, что я мог бы баллотироваться на этот пост. В Польше при участии посла Сирии в этой стране мы проводили «круглый стол» с участием представителей живущих там оппозиционеров сирийского происхождения под названием «Сирия: другая сторона событий».

Во время этого «круглого стола» я выступал с критикой некоторых членов сирийского правительства. Один из присутствующих представителей польской прессы задал мне провокационный вопрос о том, могу ли я так же свободно выступить с этой критикой на территории самой Сирии, в Дамаске. Я ответил, что с этим у меня нет никаких проблем, и я даже в Польше выступил с этой критикой в присутствии сирийского посла, который является официальным представителем государства.

Тогда этот же журналист задал мне новый провокационный вопрос, который в его устах звучал как издевательство. Он спросил меня по-английски, посмел бы я лично, к примеру, выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах? Тогда я ответил: можете считать, что с этого самого момента я уже сделал это и принял решение выдвинуть свою кандидатуру на приближающихся выборах президента Сирии. Этот разговор произошел 17 декабря 2013 года. Сегодня я нахожусь перед вами именно в качестве официально зарегистрированного кандидата на пост президента страны.

Выдвигая свою кандидатуру на этот пост, я имел свою собственную программу. Для меня не важен сам пост, для меня не важно само это кресло, эта должность. Куда важнее возможность сыграть свою роль в истории страны. Должность вторична.

Я происхожу из очень влиятельной и состоятельной семьи, известно, что я профессионал в области экономики и успешный бизнесмен, имеющий интересы в области бизнеса и образования. Я с моим положением не нуждаюсь в какой-то политической рекламе, я ищу способ получить практическую возможность принести большую пользу своей стране.

Все мои проекты и чаяния могут быть реализованы, в случае если я займу должность президента. Это было бы отличной возможностью для осуществления того, о чем я мечтаю. Если я не смогу победить на этих выборах, моя программа в любом случае будет продолжена, так как я планирую и способен реализовывать намеченное для процветания моей любимой родины — Сирии. Сирия нуждается в тех, кто бы ее поддерживал.

Есть достаточно большие разногласия между мной и президентом Асадом. У нас с ним нет разногласий по касающимся политики и основополагающим вопросам государства. У меня с ним имеются разногласия по вопросам экономики и окраски экономических процессов. Также нужны новые административные проекты, реконструкция административных структур в Сирии, которые были неэффективны и стали одной из косвенных причин возникшего кризиса. Организованная борьба с коррупцией и все то, что составляет современное эффективное управление, что помогает создавать новое здоровое общество.

Я основываюсь на положениях о свободной «умной» экономике, подразумевая под словом «умная» отсутствие хаотичного вторжения государства в экономические вопросы.

Любое вмешательство государства в экономику должно быть просчитанным и выверенным. К таким вопросам может относиться увеличение резервов государства или стабилизация курса сирийской лиры, а также запрет на совершение спекулятивных манипуляций и запрет на создание искусственного дефицита того или иного вида товара.

Одним из важных аспектов моей программы реформирования в административной сфере является защита интересов среднего класса, который существенно пострадал в результате текущего кризиса. Надо принимать меры для того, чтобы его представители не сползали массово за черту бедности. Количество бедных людей в стране и так велико, нужно предотвратить увеличение их количества.

Сегодня я поддерживаю все то, что предпринимается для спасения страны сирийской армией, поддерживаю борьбу с террором и попытки уничтожить корни этого террора.

Есть достаточно болезненные для страны темы, которыми также необходимо заниматься. В частности, вопросы беженцев и временных переселенцев. Эти вопросы не могут быть решены без выделения на эти цели громадных финансовых средств в размере около $60---80 млрд. Эти средства могут быть получены только при наличии успешной и реформированной экономики, а также при привлечении средств инвесторов и стран — союзников Сирии.

И не менее важный вопрос — это вопрос возвращения гражданам самоуважения. Для того чтобы человек чувствовал себя хорошо и достойно, он должен прилично зарабатывать. Если этого не будет происходить, в будущем нас будет ожидать новый кризис.

Ведь в самом начале кризиса люди выступали со вполне справедливыми и понятными требованиями. И эти справедливые требования были использованы врагами Сирии для дальнейшего сталкивания страны в глубочайший кризис.

Были реальные причины недовольства, которые некоторые местные руководители предпочитали не замечать. В целом ряде провинций никто не придал значения этим симптомам.

Сейчас мы осознали свои ошибки и начали взаимодействовать с разными сторонами, для того чтобы прекратить развернувшийся террор, чтобы вывести общество из тумана. Признали наличие разного спектра мнений. И пришли к тому, что мнение оппозиционера имеет право быть выслушано так же, как и мнение сторонника правительства. Мы должны сотрудничать с представителями национальной конструктивной оппозиции, для того чтобы всем вместе постараться вывести истерзанную родину из состояния кризиса.

В моем предвыборном заявлении я особое внимание уделил вопросу коррупции.

В свое время я был министром. И я занимался вопросами реформирования административных ресурсов и вопросами борьбы с коррупцией. Но мои усилия тогда не увенчались успехом из-за сильного противодействия тех, с кем я пытался бороться, в том числе со стороны некоторых чиновников в государстве. Это происходило в 2000 году. Тогда в стране еще не было никакой оппозиции, о ней никто не слышал и не говорил. Я и еще один министр снискали славу оппозиционеров.

Я и ныне покойный доктор Исам Заим.

Борьба с коррупцией является одним из основных стратегических вопросов, и нельзя надеяться на какой-то серьезный успех в реформах без кардинального решения этого сложнейшего вопроса. Те, кто действительно виновны, должны нести справедливое и заслуженное наказание. Это потребует серьезного реформирования законодательной и правовой сферы. И подлинного реформирования в области образования, благодаря чему мы сможем получить мощный ресурс в виде молодежи, способной руководить по-новому и занимать создаваемые рабочие места.

Решение всех этих важнейших для страны вопросов потребует как минимум пяти лет. Спустя это время мы сможем получить реальные результаты, если начнем реализацию реформ сейчас. Это громадный объем работы, и недостаточно одного лидера для его осуществления.

Время единоличных правителей и лидеров кончилось. Кто бы ни победил на нынешних выборах, он не сможет рулить страной в одиночку. Успешный лидер умело руководит командой лидеров, которые способны заниматься вверенными им вопросами. В чем-то сам лидер разбирается лучше, в чем-то — его единомышленники. Мы не нуждаемся в президенте — мы нуждаемся в лидере нации.

Кто бы из нас троих ни победил на этих выборах — я или два моих коллеги, — я желаю, чтобы он справился с возложенной на него народом ролью лидера.