Пенсионный советник

«Но получилось так, что мы остались на девять лет»

Бывший командующий ВДВ Георгий Шпак рассказал «Газете.Ru» о своей «афганской кампании»

Александр Братерский 15.02.2014, 15:03
Командующий ВДВ Георгий Шпак (слева) приветствует десантников ИТАР-ТАСС
Командующий ВДВ Георгий Шпак (слева) приветствует десантников

Ровно четверть века назад завершилась растянувшаяся на девять лет «афганская кампания». Георгий Шпак, генерал-полковник в отставке, командовал знаменитым 350-м гвардейским парашютно-десантным полком, который первым вошел на территорию Афганистана 25 декабря 1979 года.

— Какие задачи вам пришлось выполнять в Афганистане?

— За два месяца до афганских событий мы побывали в Кабуле для проведения рекогносцировки города, и, хотя нам ничего не говорили, мы понимали, что будет проведена десантная операция. 25 декабря 103-я дивизия ВДВ десантировалась в Кабул.

Мой батальон обеспечивал захват генерального штаба, другой прикрывал городки, где жили советские специалисты, и еще один батальон прикрывал танковую бригаду афганцев, блокировав ее выход на помощь Амину (президенту Афганистана Хафизулле Амину. — «Газета.Ru»). Нам говорили, что мы выполним свою задачу и вернемся домой.

Но получилось так, что мы остались на девять лет.

— Почему СССР так надолго увяз в Афганистане?

— Высшее руководство страны недооценило ситуацию, которая сложилась в самом Афганистане: они думали, что присутствия ВДВ и ввода нескольких соединений будет достаточно и везде наступит покой, но, к сожалению, получили другую реакцию.

Это было связано и со свободолюбием афганского народа, и с вмешательством США, которые оказывали беспримерную помощь моджахедам.

В Афганистане начали вооружать всех и вся и, по существу, возродили мировой терроризм с Осамой бен Ладеном во главе.

Сопротивление нашим войскам день ото дня возрастало.

— Что ждет Афганистан после ухода американских войск?

— Сегодня надо немедленно садиться за стол мирных переговоров под эгидой ООН. В переговорах должны участвовать все — и так называемые террористы, и организации Хекматияра (Гульбеддин Хекматияр, лидер афганской группировки вооруженной оппозиции «Хизб-и-Ислами»), и другие воинские организации — и вырабатывать единую политику в отношении Афганистана.

Эти переговоры — единственное, что может привести к положительному результату, и то не сегодня, а завтра.

— Как вам лично помог афганский опыт?

Как военный человек, я приобрел колоссальный опыт руководства, стал полководцем. Я смеюсь, когда это говорю, но это правда. Я водил в бой полк, и это мне дало возможность продолжить военную карьеру. Я закончил академию Генерального штаба, командовал дивизией, потом ВДВ.

Я приобрел колоссальное количество друзей, с которыми до сих перезваниваюсь и переписываюсь. Многие бывшие десантники сегодня посещают Афганистан и говорят о необычайно добром отношении к русским, к «шурави», которых уважают за их благородство, за то, что они много сделали для страны.