Пенсионный советник

Второе чтение как во сне

Законопроект о выборах депутатов Госдумы принят во втором чтении

Наталья Галимова 12.02.2014, 19:23
РИА «Новости»

Законопроект о выборах депутатов Госдумы после вялой дискуссии принят во втором чтении в среду. Оппозиция предлагала свои поправки, заведомо зная, что «Единая Россия» их не пропустит. В каком виде утвердят законопроект, было понятно заранее: большинству партий придется собирать подписи, в избирательных бюллетенях будут указывать информацию о судимости кандидатов, кроме того, вводится «криминальный фильтр».

В среду нижняя палата парламента рассмотрела во втором (ключевом) чтении законопроект о выборах депутатов Госдумы. Обсуждение одной из важнейших инициатив по изменению избирательного законодательства прошло без жарких дискуссий и было настолько унылым, что всех участников и наблюдателей непреодолимо клонило в сон. Часть думской оппозиции с безнадежным видом зачитывала свои поправки, прекрасно понимая, что шансы на их принятие равны нулю. Глава профильного комитета по конституционному законодательству единоросс Владимир Плигин с нескрываемой скукой объяснял, почему предложения оппонентов следует отклонить, а в какой-то момент даже перестал объяснять. И действительно, к чему жаркие споры и соблюдение внешнего политеса, если присутствующим заранее было понятно, в каком виде решено принять законопроект.

Член фракции «Справедливая Россия» Дмитрий Гудков, например, пытался отговорить коллег по Думе от голосования за «криминальный фильтр», хотя было очевидно, что уговоры не сработают. Решение о том, что «криминальному фильтру» быть, давно уже принято на самом верху. Суть предлагаемого новшества заключается в следующем: граждане, осужденные за тяжкие преступления, не могут выдвигаться на выборах в течение 10 лет после погашения судимости, осужденные за особо тяжкие деяния – в течение 15 лет.

Гудков говорил, что под действие «криминального фильтра» могут попасть не только Алексей Навальный, осужденный на пять лет условно по делу «Кировлеса», но и «некоторые депутаты Госдумы».

«И вы это хорошо знаете», — нагнетал обстановку народный избранник. Коллеги знали, но, разумеется, проголосовали в соответствии с установками. То есть за «фильтр».

Также Гудков выступил против фильтра для малых партий – необходимости собирать 200 тыс. подписей граждан, а также требования для одномандатников от непарламентских партий, не имеющих ни одного депутата-списочника в региональных заксобраниях, и кандидатов-самовыдвиженцев собирать 3% «автографов». Плигин предсказуемо возражения оппозиционера отмел. По его словам, вышеназванные нормы – «это компромисс, достигнутый на различных площадках», целиком и полностью «направленный на учет воли избирателей».

Александр Тарнавский («Справедливая Россия») предложил упразднить досрочное голосование, дающее определенный простор для манипуляций, разрешить избирательные блоки и запретить открепительные удостоверения, как это, в частности, было сделано на выборах мэра Москвы. Предложения зарубили на корню.

После этого эсер заявил о необходимости снизить проходной барьер на выборах в Госдуму с 5% до 3%.

«Предлагаю оставить тот барьер, который прописан в законопроекте», — лаконично ответил Плигин, не став утруждать себя дальнейшими пояснениями. Но и возражениями никто не стал себя утруждать.

Коммунист Олег Смолин выступил с инициативой не привлекать экспертов-графологов в тех случаях, когда подпись гражданина в подписных листах вызывает сомнения, но сам этот гражданин подтверждает, что ставил «автограф» собственной рукой. «А то были случаи, когда человек говорил, что это его подпись, а эксперт утверждал, что нет», — пояснил коммунист.

«Предлагаю оставить все как есть», — механическим голосом произнес Плигин. Оставили «все как есть».

Эсер Александр Агеев предложил запретить досрочное голосование на предприятиях с непрерывным циклом работы: «Нам удалось доказать, в том числе в Москве (на выборах президента. – «Газета.Ru»), что люди в таких случаях голосовали дважды». То есть сначала у себя на работе, а затем по месту регистрации. На этот раз Плигин счел необходимым дать более подробное объяснение, почему поправка эсера не может быть принята. «Сохранение данного порядка голосования важно для сохранения активного избирательного права огр… — глава комитета хотел было сказать «огромного», но в последнюю секунду взял себя в руки. …значительного числа наших избирателей», — закончил он.

В финале этого увлекательнейшего обсуждения слово вновь взял Дмитрий Гудков. В числе прочего он заявил, что целесообразно увеличить долю допустимого законом брака в подписных листах с нынешних 5% до 20%. «Предлагаю сохранить 5%», — ответил совсем уж заскучавший Плигин. Сохранили 5%.

На этом «дебаты» завершились. Голосование сюрпризов не принесло: за принятие законопроекта высказались 392 депутата, против – 92, воздержались ноль.

«Правила игры» на выборах депутатов Госдумы отныне будут следующими:

половину парламентариев станут избирать по спискам, половину – по одномандатным округам. Подписи не придется собирать партиям, которые на предыдущих федеральных выборах набрали не менее 3% голосов, а также политическим силам, имеющим хотя одного депутата-списочника хотя бы в одном заксобрании региона. Остальным партиям для регистрации списка нужно будет собрать 200 тыс. подписей граждан.

Что касается одномандатников, то без подписей будут регистрировать представителей тех политических сил, которые законом освобождаются от сбора «автографов». Кандидатам от остальных партий, а также

самовыдвиженцам нужно будет собрать 3% подписей избирателей. Когда законопроект принимался в первом чтении, эта цифра была гораздо меньше — 0,5%.

И еще: в избирательных бюллетенях в обязательном порядке станут указывать информацию о судимости кандидатов, вне зависимости от того, когда именно человек привлекался к ответственности — хоть двадцать, хоть тридцать, хоть сорок лет назад.

Позже, в среду вечером депутаты Владимир Плигин, Михаил Емельянов (СР) и Вадим Деньгин (ЛДПР) внесли в Думу законопроект, который

распространяет действие фильтра для малых партий с федерального на региональный и муниципальный уровни. Предложения отчасти повторяют нормы, которые будут действовать на выборах депутатов Госдумы.

От сбора подписей на избирательных кампаниях в заксобрания регионов освобождаются партии, набравшие не менее 3% голосов на предыдущих выборах в Госдуму, а также политические силы, в наличии у которых есть хотя бы один депутат-списочник в одном регионе. Автографы избирателей не придется собирать и одномандатникам от данных партий.

Кроме того, от сбора подписей не только на региональном, но и на муниципальном уровне освобождаются политические силы, набравшие на предыдущих выборах в заксобрание данного региона не менее 3% голосов, и имеющие минимум одного депутата-списочника хотя бы в одной гордуме одного муниципального образования субъекта, а также те партии, которые на прошлых муниципальных выборах в конкретном регионе набрали не менее 0,5% голосов по спискам.

Если партия не соответствует ни одному из вышеприведенных критериев, ей нужно будет собирать подписи – 0,5% от числа избирателей округа. Одномандатникам от таких политических сил, равно как и самовыдвиженцам, придется собрать 3% подписей граждан.