Пенсионный советник

Дума через фильтр

Профильный думский комитет рекомендовал депутатам ужесточить ограничения для непарламентских партий на их участие в выборах в Госдуму

Наталья Галимова 06.02.2014, 20:56
Думский комитет одобрил ограничения для партий на парламентских выборах РИА «Новости»
Думский комитет одобрил ограничения для партий на парламентских выборах

Подавляющему большинству партий для участия в федеральной кампании придется собирать по 200 тысяч подписей избирателей. Такую процедуру предусматривают поправки лидеров фракций к законопроекту о выборах депутатов Госдумы, которые предсказуемо получили в четверг поддержку профильного парламентского комитета. Также вводится «криминальный фильтр» для кандидатов, а в бюллетенях будет указываться информация о судимости участников выборов.

Президентский законопроект о выборах депутатов Госдумы был принят в первом чтении весной прошлого года. Основная концепция документа – возврат к смешанной системе выборов, в соответствии с которой половина депутатов Госдумы избирается по спискам, половина – по одномандатным округам. 31 января лидеры всех четырех парламентских фракций – Владимир Васильев, Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский и Сергей Миронов — внесли поправки к законопроекту, регламентирующие правила участия в думской кампании малых партий.

Подавляющему большинству из них для регистрации избирательного списка придется собирать подписи – по 200 тыс. Освобождаются от сбора «автографов» те политические силы, которые на предыдущих думских выборах набрали не менее 3% голосов

(на сегодняшний день это ЕР, КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия» и «Яблоко»), а также партии, имеющие хотя бы одного депутата-списочника хотя бы в одном региональном заксобрании (помимо парламентских и «Яблока», на данный момент в эту категорию входят «Гражданская платформа», РПР-ПАРНАС, «Патриоты России», «Правое дело», «Коммунисты России», Российская партия пенсионеров за справедливость и «Родина»).

Что касается одномандатников, то без подписей граждан регистрируются кандидаты от партий, освобожденных законом от сбора «автографов», а также выдвиженцы от тех политических сил, которые собрали 200 тыс. подписей для регистрации списка. Одномандатники от остальных партий и самовыдвиженцы должны будут собрать 3% подписей избирателей округа. Любопытно, что,

когда законопроект принимался в первом чтении, необходимое количество подписей для одномандатников было значительно ниже — 0,5%. Поправки, внесенные лидерами думских фракций, увеличили эту цифру ни много ни мало в шесть раз.

На заседании профильного комитета по конституционному законодательству, которое состоялось в четверг, поправки Васильева, Зюганова, Жириновского и Миронова были предсказуемо одобрены. Однако без критики предложенных ими инициатив не обошлось.

Депутат Дмитрий Гудков высказался против процедуры сбора подписей для партий: «У нас все говорят, что они за политическую конкуренцию, однако есть партии, которые зарегистрироваться не могут. И мы их знаем, — недвусмысленно намекнул депутат на незарегистрированный «Народный альянс» Алексея Навального. – Эти партии никогда не получат мандатов в законодательных собраниях».

Непросто будет провести депутатов в заксобрания (а значит, получить льготу, освобождающую от сбора подписей на выборах в Госдуму) в тех регионах, где соотношение списочников и одномандатников будет составлять 25% на 75%. И, наконец, сказал Гудков,

подписи всегда можно забраковать. В качестве примера он привел историю, произошедшую на муниципальных выборах в Подмосковье. Там женщина-кандидат собрала необходимые для регистрации 15 подписей. Причем «автографы» в ее поддержку поставили исключительно родственники. И что же – в восьми из пятнадцати подписей избирком обнаружил «брак».

Сергей Иванов (ЛДПР) Гудкову возразил: требование к малым партиям собирать подписи оправданно, поскольку «пятисотрублевые партии собрались, чтобы размывать протестный электорат».

«Давайте введем избирательный залог», — предложил в ответ Гудков.

«Выборы – это не торговля», — с пафосом заявил Иванов.

Коммунист Вадим Соловьев напомнил, что, начиная с 2000 года, «поправки в избирательное законодательство вносились 78 раз».

Многопартийную систему – а именно возможность зарегистрировать партию при наличии в ее составе хотя бы 500 человек – он назвал фарсом, «который навязала «Единая Россия». Теперь, негодовал коммунист, полное раздолье наступило для спойлеров. «На выборах в Тверской области КПСС и «Коммунисты России» откусили у нас 3%! И по системе Империали (действующая в России система распределения мандатов. – «Газета.Ru») эти голоса ушли «Единой России». Наверняка перед выборами в Госдуму партия власти затеет еще одну реформу избирательного законодательства: в нормальных условиях она победить не может», — приложил единороссов Соловьев.

Эсер Александр Тарнавский высказался по другому поводу — возможности не собирать подписи партиям, имеющим хотя бы одного списочника в том или ином регионе. Эту норму депутат посчитал «слишком либеральной»: «Надо, чтобы в пяти-семи регионах были фракции. Но раз сейчас тренд на супердемократизацию, конечно, был нужен компромисс», — огорченно вздохнул эсер, а журналисты неожиданно для себя выяснили, что в России, оказывается, есть «тренд на супердемократизацию».

Дальнейшая дискуссия развернулась вокруг небезызвестного «криминального фильтра» — нормы, увеличивающей срок погашения судимости за тяжкие преступления с шести до восьми лет, а за особо тяжкие – с восьми до десяти. Пока судимость не погашена, гражданин в выборах участвовать не может. Один такой гражданин известен хорошо — это оппозиционер Алексей Навальный, приговоренный к пяти годам условно по делу «Кировлеса».

Либерал-демократ Сергей Иванов «криминальный фильтр» яростно раскритиковал.

«Вам мало того, что человек отсидел, так вы еще вводите такую норму!» — набросился он на представителей ЕР.

«В постановлении Конституционного суда по этому поводу сказано, что ограничение в пассивном избирательном праве может превышать сроки судимости», — ответил зампред комитета единоросс Дмитрий Вяткин. «Вот именно, что там написано — «может». А значит, может и не быть, — рассудил Гудков. – Эти поправки – еще один фильтр для оппозиции. А пусть лучше люди сами решают, за кого им голосовать, а за кого – нет».

«Если следовать логике «пусть люди сами решают», тогда давайте допускать к выборам тех, кто сидит в местах лишения свободы», — попытался привести контраргумент Вячеслав Лысаков, избранный в Думу по квоте ОНФ.

После этих слов в бой вновь рванулся коммунист Вадим Соловьев: «Я одну-две фамилии закоренелых преступников, которые избирались в Думу, может, и вспомню. А вот

практика на местах показывает, что региональные лидеры (губернаторы. – «Газета.Ru») начинают применять против оппозиции «криминальный террор» — по-другому я даже сказать не могу».

Привел коммунист и пример «криминального террора»: в Тверской области левые выпустили листовку с изображением памятника на улице 1905 года в Москве, один из фрагментов которого составляет пролетарий, поднимающий с земли булыжник. На листовке была надпись с требованием отправить в отставку губернатора. В результате коммунистов попытались привлечь за экстремизм:

«Вы, говорят, хотите губернатора булыжником шандарахнуть», — с возмущением вспоминал Соловьев. «Партия власти, предлагая такую поправку (введение «криминального фильтра». — «Газета.Ru»), только дискредитирует себя», — сделал вывод коммунист.

«Эта поправка направлена против одного бывшего кандидата в мэры Москвы, которого все боятся называть», — добавил Гудков.

«А не принимать поправку ради одного-единственного кандидата было бы чересчур», — парировал единоросс Вяткин.

«Вот придет время, ситуация изменится, и эта поправка сработает против «Единой России». Думаю, лет через пять это произойдет», — выступил в роли «пророка в своем отечестве» Соловьев.

Пророчество единороссов не смутило. Поправка была утверждена, равно как и другая поправка, предусматривающая указание в избирательных бюллетенях информации о судимости кандидата. Даже если судимость была давно снята.

В свою очередь, на отклонение пошли поправки Дмитрия Гудкова, разрешающие создание избирательных блоков и снижение проходного барьера на думских выборах с 5% до 3%.

По ходу обсуждения вдруг всплыла занимательная деталь: кого-то из депутатов внезапно осенило, что норма, освобождающая партии от сбора подписей при наличии хотя бы одного списочника в регионе, не затрагивает Москву, потому что выборы в Мосгордуму будут проходить полностью по одномандатным округам. И получается, что даже если некая малая партия проведет в Мосгордуму своего депутата (и при этом в других регионах у нее депутатов не будет), то льготы, освобождающей ее от сбора подписей на выборах в Госдуму, данной политической силе не видать. Эта деталь всплыла внезапно, и видно было, что даже глава комитета по конституционному законодательству Владимир Плигин искренне удивлен. Неувязочка вышла. Готовя поправки к законопроекту, никто не учел (или не захотел учесть?) особенность Москвы.

Как быть с этой коллизией, Плигин четкого ответа не дал. Возможно, ко второму чтению, которое состоится 12 февраля, вопрос так или иначе будет решен.