Пенсионный советник

Избирателя соблазнят по старинке

В текущей предвыборной кампании в регионах власть активно пользуется косвенной агитацией, а оппозиционеры успешно осваивают новые технологии

Екатерина Винокурова 03.09.2013, 00:20
Максим Блинов/РИА «Новости»

«Единая Россия» в региональных предвыборных кампаниях 2013 года делает ставку на низкую явку избирателей и использует методы косвенной агитации в свою пользу. При этом с оппозицией борются партии-спойлеры, которые в этом году особенно активно ведут работу по запутыванию избирателя. Сами же оппозиционеры постепенно осваивают новые технологии, которые противостоят нынешним архаичным методам власти, гласит новый доклад Комитета гражданских инициатив, посвященный агитационной кампании на нынешних выборах.

Косвенная агитация, активизация спойлеров, начало кампании весной, задолго до сентябрьских выборов, а также противостояние старых и новых принципов избирательной технологии — таковы характерные черты предвыборной борьбы в России 2013 года, считают эксперты Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина.

Ходу кампании и особенностям агитации посвящен четвертый доклад экспертов КГИ по теме выборов-2013 (есть в распоряжении редакции).

В условиях переноса единого дня голосования на вторые выходные сентября, когда активная фаза предвыборной борьбы проходит в период летних отпусков, имеющие наибольшие шансы кандидаты стремились как можно раньше начать избирательную кампанию.

Для них было важно успеть максимально повысить свою известность и электоральный рейтинг еще до начала сезона массовых отпусков, пишут эксперты.

«В результате во многих регионах уже с марта — апреля активно шла фактическая агитационная кампания, при этом агитационная активность существенно снизилась к июлю. Таким образом, значительная часть кампании прошла еще до ее официального старта и вне правового поля, очерченного избирательным законодательством о выборах. Затем в большинстве регионов последовало агитационное затишье (конец июня — июль), и новая активизация агитационной деятельности в регионах началась приблизительно со второй половины августа с приближением дня голосования», — так характеризуется агитационная активность кандидатов и партий в докладе.

Власть делает ставку на низкую явку избирателей и достижение нужного результата через мобилизацию преимущественно административно зависимого электората с одновременным использованием технологий по дискредитации альтернативных партий и кандидатов, выборов в целом в глазах протестно настроенных избирателей и снижение явки критически настроенных к власти избирателей,

констатируют авторы исследования. По их мнению, подобная стратегия ведет к общему снижению общественной легитимности избираемых органов власти, что является крайне опасным с точки зрения долгосрочных политических последствий.

Если говорить об основных технологиях активной борьбы власти с оппонентами, то таковыми в этой избирательной кампании являются две.

«Первая — это активное применение спойлерских технологий — как на выборах по партийным спискам, так и в мажоритарных округах через участие в выборах партий со схожими до степени смешения названиями, выдвижение кандидатов-однофамильцев, выдвижение дополнительных списков и кандидатов с аналогичным электоральным позиционированием с целью распыления голосов», — отмечают эксперты.

«Вторая — это применение «маскировочных технологий» — попытка отвлечь внимание от образа конкретных партий (в первую очередь партии власти — там, где она недостаточно популярна) и расширить электоральную базу через использование в ходе кампании политических симулякров, от имени которых ведется агитация (от эфемерных общественных движений до кампаний вокруг тех или иных инициатив); имитация лояльными власти партиями и кандидатами протестной риторики, риторики обновления и даже попытки представить их объектом давления; инициирование скандальных тем, отвлекающих внимание от неудобных власти тем и вопросов», — полагают авторы доклада.

Власть в этой кампании крайне активно использует технологии косвенной агитации, констатируют авторы доклада.

«Очень наглядно использование такого приема в рамках текущей избирательной кампании можно проследить во Владимирской области. Там «Единая Россия» реализует партийные проекты «Дачники», «Медицинский десант», «Народный киноклуб». Формально данные проекты рассматриваются как часть социальной, а не агитационной деятельности партии, однако на практике отличить их практически не удается. О реализации проектов регулярно сообщает ГТРК «Владимир», а также сами единороссы в своих агитматериалах — как печатных, так и в видеороликах», — рассказывают эксперты КГИ.

В качестве других примеров использования этой технологии эксперты приводят, например, кампанию по выборам мэра Петрозаводска. Так, действующий глава города Николай Левин не ушел в отпуск в связи с избирательной кампанией, в которую он включился. Это дает ему возможность на регулярной основе встречаться с горожанами (в его рабочем графике ежедневно присутствуют мероприятия с участием СМИ), позиционируя себя в качестве кандидата. В поддержку Левина стал выступать глава Карелии Александр Худилайнен. По неофициальной информации, для работы агитаторами в штаб Левина привлечены не менее 2,5 тыс. человек, пишут эксперты КГИ.

«Мэр Владивостока Игорь Пушкарев (кандидат от ЕР на мэрских выборах), помимо доминирования в СМИ, проводит встречи с врачами, педагогами, полицейскими, ветеранами, библиотекарями и т. д. Некоторые участники встреч утверждают, что встречи носят явно агитационный характер.

Соответствующее заявление в прокуратуру Приморского края поданы экс-кандидатом Марией Соловьенко в связи с агитационной встречей Пушкарева с сотрудниками ГУВД — в рабочее время», — приводят другой пример подобной агитации авторы доклада. Активными пользователями технологии косвенной агитации являются и врио губернатора Московской области Андрей Воробьев, и врио мэра Москвы Сергей Собянин.

«Часто агитационные кампании партий и кандидатов носят характер «социальной рекламы», которую продолжают затем в виде визуальных образов и лозунгов собственно кандидатов. Так, всю весну в Улан-Удэ висели плакаты социальной рекламы, пропагандирующие лозунг – «Бурятия – традиции добра». Первоначально баннеры не имели никакой политической окраски. Однако затем начали появляться плакаты «Единой России» со сходным смысловым содержанием, причем некоторые из них вывешены на трамваях, — описывают авторы доклада иной вариант применения властью технологии косвенной агитации. —

Сохраняется и практика размещения продукции, где используется словосочетание «Единая Россия», но без кавычек, и таким образом данная агитация преподносится как «социальная реклама»».

Еще одна технология, широко используемая в этой региональной кампании, — стремление к расширению поля электоральной поддержки за счет различных предвыборных инициатив, «маскирующих» первоначальную партию — инициатора выдвижения, гласит доклад. Так, например, представитель «Справедливой России», врио губернатора Забайкальского края Константин Ильковский 2 июля принял участие в подписании декларации «коалиции общественных сил» «За Забайкалье», инициатором создания которой выступил председатель Забайкальской региональной организации Всероссийского общества инвалидов Андрей Мартынов, ранее занявший второе место во время праймериз в «Единой России».

«В Тольятти одним из ключевых этапов кампании «Единой России» по выборам в гордуму можно считать выборы в Общественные советы Тольятти, которые проходили в начале июня. При этом определение членов Общественного совета было предоставлено непосредственно горожанам. Организаторы выставляли «пикеты», где каждый тольяттинец мог проголосовать за ту или иную кандидатуру. Результатом этих выборов стало то, что в Общественные советы вошли преимущественно действующие депутаты Думы Тольятти», — отмечается в докладе.

Еще одна особенность нынешней кампании, по мнению экспертов КГИ, — низкая роль в агитации партийных брендов — как бренда «Единая Россия», так и оппозиционных.

«Это касается значительной части избирательных кампаний «Единой России», в том числе почти всех губернаторских, это касается и избирательной кампании Алексея Навального, в которой практически нет упоминания о выдвинувшей его партии РПР-ПАРНАС».

Как и на региональных выборах в 2012 году, в этой кампании активно участвуют партии-спойлеры сильных игроков: «Справедливой России» «противостоит» партия «За Справедливость!», КПРФКПСС и «Коммунисты России», «Гражданской платформе» — «Гражданская позиция». При этом в кампании 2013 года спойлеры ведут себя крайне активно: участвуют в дебатах, ведут агитационную кампанию, запутывая избирателя псевдопротестной риторикой и критикуя своих «двойников» — реальных политических игроков, пишут авторы доклада.

«Апофеозом спойлерских технологий стали предвыборные дебаты в Смоленской области. В рамках одного раунда этих дебатов представители партий ДПР, «Союз горожан», «Гражданская позиция» (по виду — студенты) по очереди зачитывают «с листа» выдержки из уставных целей и задач соответствующих партий.

Наконец, в рамках другого раунда дебатов в Смоленске один человек (Павел Зуйков) публично представлял на теледебатах сразу четыре партии «богдановского пула», причем формально — с диаметрально противоположными политическими установками (ДПР, КПСС, НПР и «Гражданскую позицию»). Необходимо заметить, что такие дебаты выглядят не только обескураживающими из-за явно пренебрежительного отношения к избирателям, но юридически спорными (во всяком случае исходя из принципов права): эфирное время предоставляется списку кандидатов партии, а участие одного человека сразу в нескольких партийных списках исключается; также исключается агитация одного участника выборов за другого», — отмечают авторы доклада.

Если говорить о препятствовании агитации других кандидатов и использовании админресурса на выборах, то авторы отмечают, что на выборах-2013 «минимизация во многих регионах массовой агитации в СМИ и ее замена преимущественно косвенной агитацией, стремление в минимальной степени раздражать избирателей, проявлять большую осторожность при мобилизации даже административно зависимых категорий избирателей, вероятно, стали одной из причин того, что

в данной кампании, как и в 2012 году, было существенно меньше, чем в предыдущие годы, громких публичных скандалов, связанных с осуществлением прямого давления на кандидатов, избирателей, СМИ».

Вместе с тем, ряд инцидентов с препятствованием в агитационной деятельности партий и кандидатов отмечен.

Так, в Вологде в ночь с 19 на 20 августа полиция нагрянула в предвыборный штаб кандидата в мэры города Александра Лукичева («Гражданская платформа») и изъяла весь тираж предвыборного информационного бюллетеня. В Ульяновской области тринадцать рекламных агентств отказались размещать предвыборную рекламу КПРФ.

«В Ярославской области зафиксированы многочисленные случаи порчи баннерной рекламы отдельных кандидатов и объединений. Сначала в городе была зафиксирована порча баннеров «Справедливой России». Затем та же история произошла и с рекламой кандидата от «Гражданской платформы» Сергея Балабаева. Кандидат от «Гражданской платформы» Олег Виноградов также сообщил о том, что его билборды «спиливают», — пишут эксперты. — О «спиливании» билбордов и срыве плакатов также сообщают в партии «Патриоты России». Об отказе в размещении рекламы на билборде заявил ныне снятый с выборов единоросс-самовыдвиженец Павел Фадеичев».

Штаб кандидата в губернаторы Московской области Геннадия Гудкова в начале июля сообщил, что облизбирком не разрешает распространять агитационный материал газетного формата из-за карикатуры, так как якобы в ней чиновники разглядели министра финансов Московской области (намеком на министра сочтены очки на одной из аллегорически изображенных свиней).

«Есть отдельные сигналы об использовании админресурса при организации предвыборных встреч кандидатов, занимающих властные должности. По данным Znak.com, 1 августа 2013 года около двух сотен врачей и медсестер Областной клинической больницы № 1 в Екатеринбурге оторвались от выполнения своих обязанностей, чтобы послушать выступление вице-губернатора и кандидата на пост главы Екатеринбурга Якова Силина.

2 августа 2013 года стало известно, что жалобу в горизбирком Екатеринбурга и областную прокуратуру подал другой зарегистрированный для участия в предвыборной кампании кандидат — Дмитрий Тихонов.

«Тихонов полагает, что, во-первых, был задействован административный ресурс, что противоречит нормам равенства кандидатов и избирательному законодательству. Во-вторых, Силин должен был уведомить комиссию о том, в каком именно помещении проходит встреча, и оплатить его аренду из избирательного фонда. В-третьих, на время проведения агитационного мероприятия администрация больницы оторвала от работы персонал, что явно противоречит порядку работы медицинского учреждения», — отмечают авторы доклада.

Впрочем, тот же Екатеринбург, как и кампания по выборам мэра Москвы, дают некоторый повод для оптимизма, считает один из основных авторов доклада, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев.

По его мнению, в этой кампании проявилась новая, позитивная для оппозиции тенденция: активное применение новых избирательных технологий, связанных с развитием научно-технического прогресса и революцией социальных сетей.

«Очевидно, что «технологическая революция» сегодня «работает» на относительно ограниченный круг более продвинутых избирателей, который в большинстве территорий (кроме Москвы, Екатеринбурга и других крупных городов) пока не составляет большинства. Косвенная же агитация, которая осуществляется больше через официальные медиа (в первую очередь телевидение) и привычные рекламные носители, консолидирует главным образом традиционный, конформистски настроенный и менее информационно «провинутый» (при этом более электорально активный) электорат», — считает Кынев.

При этом спойлерские и «маскировочные» технологии, по его словам, ориентированы скорее «на промежуточную (переходную) часть общества», находящуюся между «традиционно-конформистской и информационно-продвинутой модернизационно настроенной частями».

«Будучи призваны дезорганизовать и запутать протестную, но не столь информационно продвинутую и образованную часть общества, они при этом дезориентируют и часть провластно настроенного электората. Несомненно, что само проведение выборов в начале сентября — это очевидная ставка на «традиционные» электоральные группы, которые в условиях возможной низкой явки могут доминировать,

— говорит эксперт. — Однако проведение выборов 8 сентября во многих наиболее крупных и информационно развитых городах и регионах (в том числе Москве и Екатеринбурге) и активная кампания со стороны представляющих интересы критически настроенных и при этом информационно «продвинутых» избирателей кандидатов создают определенную интригу. В результате уже по результатам предстоящих выборов можно будет подвести первые итоги конкуренции этих подходов к избирательным технологиям — архаичного, воспроизводящего практики российских электоральных манипуляций 1990-х годов, и модернового, использующего современные коммуникативные подходы к предвыборной агитации».