Пенсионный советник

За традиционный секс и истинную веру

Дума окончательно защитила чувства верующих и запретила пропаганду гомосексуализма

Мария Макутина 11.06.2013, 19:16
Илья Питалев/РИА «Новости»

Принятие Думой законов о защите чувств верующих и запрете пропаганды гомосексуализма сопровождалось столкновениями противников и сторонников думских инициатив у парламентского здания на Охотном Ряду. ОМОН задержал и отправил в ОВД ряд ЛГБТ-активистов. От рук защитников антигейского закона пострадала проходящая по Болотному делу активистка Маша Баронова. У парламентариев вопросов и сомнений обсуждаемые проекты не вызвали, они проголосовали за них почти всем составом.

Рассмотрение депутатами двух скандальных законопроектов — о запрете пропаганды гомосексуализма и о защите чувств верующих — сопровождалось острой дискуссий не столько в стенах, сколько у стен Госдумы.

На Охотном Ряду со стороны главного входа в Думу по всей длине здания толпилась молодежь, преимущественно школьники и студенты. В руках они держали ленточки цветов российского триколора.

На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», чем вызван сбор у парламента, один из молодых людей ответил четко и определенно: «Мимо проходил и узнал, что здесь планируется акция гомосексуалистов. Я против них. Я думаю о России».

«А почему вы против геев, но не против лесбиянок, это же одно и то же?» — ввязалась в беседу оказавшаяся рядом девушка. Несколько парней с ленточками-триколорами тут же с улыбкой ей пояснили, что как раз против лесбиянок они ничего не имеют.

«Вот если война будет, кто пойдет на фронт. Они что ли?» — продолжил серию железобетонных аргументов первый молодой человек. «А если я иду с ребенком, он увидит этих геев и скажет: я так же хочу!» — возмущался другой…

Позже многие из этих сторонников консервативных ценностей и защитников отечества побежали в Георгиевский переулок, к другому входу в Госдуму и присоединились к толпе, которая наскакивала на собравшихся там ЛГБТ-активистов.

Пока в двух шагах от Кремля противники и сторонники антигейского закона готовились сойтись в рукопашной, в зале пленарных заседаний Госдумы глава комитета по вопросам семьи, женщин и детей, член «Справедливой России» Елена Мизулина в нежно-розовом платье рассказывала депутатам о поправках, которые были внесены в придуманный ею законопроект ко второму чтению («Газета.Ru» подробно писала о них ранее). «Когда мы принимали с вами базовый закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», мы отнесли к информации ограниченного распространения среди детей информацию, связанную с сексуальными половыми отношениями между мужчиной и женщиной. Предлагаемым законопроектом мы устраняем этот правовой пробел», — пояснила она. «Те, кто обвиняет нас в том, что мы только запрещаем пропаганду нетрадиционных сексуальных отношений, заблуждаются. Мы приводим все к справедливому началу», — настаивала Мизулина.

Единственным депутатом, осмелившимся высказаться о законопроекте, оказался изгнанный из «Справедливой России» глава комитета по информационной политике Алексей Митрофанов. Он заявил, что выступает против концепции законопроекта:

«Государству надо очень осторожно идти в сферу идеологии, кто будет решать, какие семейные ценности традиционные, а какие нетрадиционные, а считать ли ту или иную песню пропагандой или нет».

Депутаты «идти в сферу идеологии» не побоялись и приняли закон Мизулиной сначала во втором, а потом и в третьем чтении 436 голосами.

Если народные избранники голосовали за антигейский закон бесстрастно, то страсти вокруг Думы накалялись. «Дави геев, как Георгий змея», «ОМОН, уводи геев, пока их не убили», — кричал народ у здания Госдумы. Под эти крики человек десять омоновцев окружили у стены небольшую группу активистов ЛГБТ-движения, среди которых были преимущественно девушки, и стали оттеснять их к автозаку. Омоновцев, в свою очередь, плотно окружили православные активисты и другие противники гомосексуализма, которых было в разы больше. «Мрази», — кричал девушкам мальчик лет 13, пытавшийся прорваться к ним через омоновцев.

«Давайте купим омоновцам бутылку шампанского, пусть используют ее по назначению», — надрывалась толпа, казалось, готовая разорвать «неправильных» девушек прямо у стен Госдумы. Пальто с радужным флагом ЛГБТ, брошенное в ряды православных активистов, было немедленно и яростно растоптано.

Но страшнее было за оказавшихся в разгоряченной толпе одиночных противников антигейского закона, которые осмелились выступить в поддержку притесненных девушек: кому-то дали под дых, в чьи-то головы летели яйца.

«Россия будет свободной!» — кричали в ответ на оскорбления активисты ЛГБТ-движения, которыми ОМОН плотно забил автозак. Среди них была журналистка Маша Гессен. «В Освенцим их», — напутствовали автозак защитники традиционных устоев.

Очистив с помощью ОМОНа подступы к Думе от представителей нетрадиционных сексуальных отношений, православные активисты вспомнили, что собрались здесь кричать не только против геев, но и в защиту чувств верующих: «Москва — не Содом», «Христос воскрес».

Депутаты, добравшись до чувств верующих, вернули закон во второе чтение, чтобы внести ряд поправок. В частности, было решено, что закон вступит в силу с июля 2013 года (ранее дата не оговаривалась). Кроме того, депутаты поддержали предложение лишать виновника права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью на срок до двух лет (помимо существующего в законопроекте наказания в виде лишения свободы на год за воспрепятствование деятельности религиозных организаций).

У Думы наконец все стихло, славно поработавшие депутаты тоже разошлись на обеденный перерыв, а журналисты продолжали обсуждать увиденное на улице и в зале заседаний. «Полнолуние было, вот они и активизировались», — посмеивались операторы, уплетая щи в думской столовой. А чуть раньше дотошный репортер допытывался у депутата Елены Драпеко, как понять из текста законопроекта, что считать нетрадиционными сексуальными отношениями.

«Оральный секс или групповой подпадает под это понятие?» — наседал он на депутата-актрису. Драпеко пыталась перевести разговор со скользкой физиологической почвы на крепкую социологическую: «Госдума фиксирует общественное мнение».

«А западные страны подтачивает грех», — завершила Драпеко дискуссию.