Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
А вы, «друзья», как ни садитесь

Международная конференция по Сирии, о проведении которой договорились Россия и США, становится все менее реальной

Сирийская оппозиция пытается сформировать альтернативное правительство страны и определиться с тем, примет ли она участие в международной мирной конференции, которую предложили созвать Сергей Лавров и Джон Керри. Эксперты сходятся во мнении, что решать этот вопрос будут не сирийские оппозиционеры, а их спонсоры. Впрочем, даже если конференцию созовут, перспективы ее весьма туманные: разногласия между потенциальными участниками уходят корнями в полуторатысячелетнее противостояние шиитов и суннитов.

Национальная коалиция сирийской оппозиции на проходящей 23–25 мая в Стамбуле встрече, пытается сформировать альтернативное правительство Сирии и решить вопрос об участии в международной конференции, предложенной в начале мая министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и госсекретарем США Джоном Керри. Однако никакой уверенности в том, что на стамбульской встрече будет утвержден альтернативный кабинет министров Сирии и принято решение о возможности переговоров с президентом Башаром Асадом, нет.

Много нас, а он один

Во-первых, оппозиционных сирийских группировок сейчас более 60, и среди них есть, следуя терминологии российского МИДа, представители непримиримой оппозиции. Поэтому вероятность того, что все они способны прийти к какому бы то ни было единому мнению, стремится к нулю. Во-вторых, часть этих группировок изначально не признала легитимным представителем своих интересов избранного в марте премьера еще не существующего правительства – ставленника «Братьев-мусульман» Гассана Хитто. Наконец, в-третьих, оппозиционеры снова выдвигают неприемлемое условие своего участия в будущей мирной конференции — уход президента Башара Асада.

Таким образом, шансы на то, что все сирийские оппозиционные группировки выскажутся за участие в международной мирной конференции, стремятся к нулю.

Эксперты также сходятся в том, что присутствие каких бы то ни было представителей сирийской оппозиции на международной конференции будет зависеть от позиций стран-доноров.

«Чтобы правительство (оппозиции) было признано всеми – это шансов ноль, так не бывает. То же самое касается конференции. Захочет спонсор, договорятся саудовцы, катарцы, турки, американцы – поедут те, кого они курируют.

Кроме самых непримиримых групп типа «Джебхат ан-Нусры» (сирийская ячейка «Аль-Каиды». — «Газета.Ru»), которых американцы туда просто не пустят. Не договорятся спонсоры – извините», — объяснил «Газете.Ru» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский.

С ним согласен директор Института востоковедения РАН Виталий Наумкин. «Объединиться им трудно, но еще труднее объединиться под лозунгом участия в переговорах в этой международной конференции. Здесь главный фактор, который может содействовать успеху, — это очень сильное давление, если оно будет оказано со стороны Соединенных Штатов, Европы, Турции, Катара, Саудовской Аравии. А согласия между ними тоже нет», — сказал он.

Асад снова должен уйти

Между тем представители Великобритании, Германии, Италии, Катара, Саудовской Аравии, США, Турции и Франции, которые входят в группу «Друзей Сирии», накануне на саммите в столице Иордании в Аммане, которая также является «другом Сирии» и выступает против режима Башара Асада,

в очередной раз также объявили, что необходимым условием для начала международной конференции является отказ Башара Асада от власти. Москва, в свою очередь, традиционно настаивает на том, что сирийская оппозиция должна сесть за стол переговоров без выдвижения каких бы то ни было предварительных условий.

Однако представители сирийской оппозиции, которые заседают на этой неделе в Стамбуле, в принципе не намерены рассматривать вопрос отказа от требований об уходе Асада. «Коалиция четко дала понять, что ее условие для начала любых переговоров — отставка Асада. Думаю, революционеры отвернутся от оппозиции, если это ключевое требование не будет выполнено»,— сказал член Национальной коалиции сирийской оппозиции Самир Нашар.

Как передает в субботу «Би-би-си», объединение сирийской оппозиции в очередной раз заявило, что готово участвовать в переговорах с сирийским правительством в Женеве только при условии отставки Асада. «Мы хотим найти политическое решение конфликта. Но

мы не хотим быть вновь обмануты режимом, который солгал уже сотни раз», — сообщил пресс-секретарь оппозиции Луай Сафи.

В российском МИДе заявляют, что часть сирийской оппозиции якобы готова сесть за стол переговоров на международной конференции, а отказывается от них опять-таки лишь так называемая непримиримая оппозиция. При этом официальный представитель внешнеполитического ведомства Александр Лукашевич на брифинге в пятницу не уточнил, какие именно организации готовы сесть за стол переговоров, какую долю от общей массы сирийской оппозиции они составляют и каким авторитетом в ней обладают.

Лукашевич также заявил, что к отказу от переговоров сирийскую оппозицию подталкивают извне. «Совершенно очевидно, что речь идет вновь о попытках помешать выполнению достигнутых в Москве российско-американских договоренностей по Сирии, поставить узкие политические интересы выше главной цели — прекращения кровопролития и обеспечения успеха слаженных политико-дипломатических усилий международного сообщества в пользу завязывания межсирийского диалога», — сказал представитель МИДа. Он, однако, опять-таки не уточнил, кто именно отталкивает сирийскую оппозицию от стола переговоров.

В контексте всех этих противоречий дата начала международной конференции, по-видимому, сдвигается на неопределенный срок.

Когда в начале мая Сергей Лавров и Джон Керри только объявили о намерении созвать ее, они оптимистично заявляли о желании провести конференцию до конца месяца. Однако в пятницу Лукашевич заявил, что воплотить эти надежды в жизнь теперь уже едва ли возможно. Ответственность за это он возложил на сирийскую оппозицию. «Судя по тем событиям, которые происходят, особенно в стане оппозиции, такая вероятность вряд ли реализуема, — сказал представитель МИД РФ. — Вновь в ход идет предварительное условие об уходе президента Башара Асада, ставится вопрос о формировании некоего «правительства» под эгидой ООН — в общем, делается все возможное для того, чтобы выхолостить идею конференции, перечеркнуть положения Женевского коммюнике «группы действий» от 30 июня 2012 года».

Теперь в качестве дедлайна для конференции дипломаты называют начало саммита «большой восьмерки» в Северной Ирландии, который должен состояться 17—18 июня. Однако на то, что на данный момент нельзя говорить ни о каких, даже приблизительных сроках проведения этого форума, в пятницу косвенно указал помощник президента Владимира Путина Юрий Ушаков. «Я по срокам знаю ситуацию. По участникам работает целый круг государств, включая Россию, которая контактирует с непосредственными региональными соседями и другими заинтересованными странами, с силами, которые участвуют в противоборстве с самой Сирией», — сказал он. Источник в российском МИДе сообщил РИА «Новости» в пятницу, что 27 мая Лавров и Керри вновь встретятся для обсуждения ситуации вокруг конференции в Париже. Сформирует ли сирийская оппозиция к тому моменту свою делегацию и будут ли на этой встрече достигнуты какие-то прорывные договоренности, на данный момент сказать невозможно.

Сядут все?

Кто же именно из заинтересованных сторон сядет за стол переговоров на международной конференции по Сирии, если она в итоге вообще будет созвана?

Министр Лавров на встрече в Москве с генсеком ООН Пан Ги Муном заявил, что Россия настаивает на участии в конференции, которая должна пройти под эгидой ООН,представителей не только тех стран, которые были на Женевской конференции в прошлом году, но и делегатов из Ирана, Саудовской Аравии и соседних с Сирией стран.

На данный момент, согласно заявлениям российского МИДа, свое участие в мероприятии подтвердили только представители Башара Асада. Не подвергается также сомнению, что в конференции примут участие Россия и США — хотя бы потому, что они выступили инициаторами ее созыва. По-видимому, на встречу прибудут также представители Великобритании, являющейся одним из «друзей Сирии». Об этом в пятницу дал понять помощник президента России Юрий Ушаков. «С Кэмероном (Дэвид Кэмерон, премьер-министр Великобритании. – «Газета.Ru») активные контакты. После визита в Вашингтон Кэмерон звонил Путину, и они продолжили контакты, в частности и по Сирии, с учетом его разговора с Обамой», — сказал он. Но о расширенном списке участников конференции остается только гадать.

Наибольшие шансы на участие в ней имеет Турция (противник режима Асада) недавно открыто обвинившая Сирию в организации теракта в городе Рейханлы, в результате которого погибли более 50 человек, а в пятницу еще и заявившая о строительстве стены на границе с Сирией.

По-видимому, на участие в конференции будут, в первую очередь, претендовать все те же «друзья Сирии», среди которых граничащая с Сирией Иордания, которая открыто поддерживает противников Асада (только что в стране прошла встреча «друзей Сирии»), а также Саудовская Аравия и Катар, фактически выражающие позицию Лиги арабских государств, которая недавно отдала место Сирии в своем составе представителям оппозиции.

Наверняка не откажется поучаствовать в конференции и Иран, который, напротив, открыто поддерживает режим Асада. В пятницу представителям иранского руководства пришлось в очередной раз опровергать обвинения в том, что граждане этой страны принимают участие в боевых действиях на стороне сирийского президента. Интригой является возможное участие в конференции Израиля, который уже полвека фактически находится с Сирией в состоянии войны после аннексии Голанских высот и периодически наносит по ее территории ракетные удары. Также стоит вопрос об участии в конференции Ливана, который исторически находится под влиянием Сирии и в котором огромное влияние имеет ливанская шиитская организация «Хезболлах», поддерживающая Асада и в конце апреля открыто признавшая участие своих бойцов в гражданской войне в Сирии. В мае именно ее боевики сыграли значительную роль в установлении сирийской армией контроля над одним из оплотов оппозиции — городом Кусейр.

На возрастающее влияние этой радикальной организации в сирийском конфликте указывал накануне на встрече «друзей Сирии» госсекретарь США Джон Керри, заявивший, что «в конфликт очень серьезно вмешалась группировка «Хезболлах», тысячи боевиков которой воюют в Сирии», что «поспособствовало дальнейшему росту насилия».

На днях президент Ливана Мишель Сулейман предостерег «Хезболлах», заявив, что, действуя в Сирии, движение может быть втянуто в межконфессиональный конфликт. По его словам, ливанцы должны стремиться «защищать интересы своего государства, а не вмешиваться в межконфессиональные конфликты».

Еще одной загадкой является участие в конференции Египта, который на фоне других ближневосточных стран весьма сдержанно комментирует сирийский конфликт, но исторически является одним из главных игроков на ближневосточной политической арене. Ситуация с участием Египта в конференции тем сложнее, что эта страна является едва ли не самым ярким примером «арабской весны», к которой относятся и события в Сирии. Кроме того, на волне революции к власти в Египте пришли «Братья-мусульмане», представителем которых является нынешний президент страны Мохаммед Мурси. Именно к этому движению, как уже было сказано выше, принадлежит и премьер Сирии от оппозиции Гассан Хитто, и именно это оказывает негативное влияние на его позиции в глазах значительной части сирийских мятежников.

В этом контексте совсем уж неясной становится позиция на конференции спецпредставителя ООН и ЛАГ по Сирии Лахдара Брахими.

Ранее он уже осуждал своих «нанимателей», среди которых на первых ролях Саудовская Аравия и Катар, за предоставление места Сирии в ЛАГ оппозиции. При этом он является представителем ООН, действия которой в отношении Сирии регулярно критикует российский МИД.

Религиозные войны

Наконец, при организации международной конференции по Сирии на первый план выходит еще одна проблема – конфессиональная.

Башар Асад и подавляющее большинство сирийского руководства, а значит, и его представители на конференции являются алавитами, то есть членами исламской секты, близкой к шиизму. Именно по религиозным основаниям сирийское руководство поддерживают Иран, в котором государственной религией является ислам шиитского толка, и ливанская «Хезболлах». А Иордания и Египет, напротив, исповедуют ислам суннитского толка и являются единоверцами подавляющего большинства населения Сирии и противников Асада (гражданская война в Сирии во многом началась именно из-за противостояния суннитского большинства и правящего алавитского меньшинства).

В религиозном плане очевидных интересов в сирийском конфликте не имеют, пожалуй, только Саудовская Аравия, которая на законодательном уровне проповедует ваххабизм, и Турция, согласно конституции являющаяся светским государством. Хотя и она в последнее время (после победы на президентских выборах ставленника «Братьев-мусульман») все более поворачивается к исламу, в первую очередь суннитского толка. В связи с этим именно религиозное противостояние может стать фактором, который закончит международную конференцию по Сирии еще до ее начала.

«Для Тараса Бульбы существенно было садиться с поляками и евреями говорить? Вот это ровно такая система отношений, как была у казаков, с одной стороны, с поляками, а с другой стороны, с евреями. Какие, к дьяволу, мирные конференции в рамках религиозной резни?!» — подытожил перспективы международной конференции в разговоре с «Газетой.Ru» Сатановский.