Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Одномандатные шансы оппозиции

«Газета.Ru» подсчитывает, насколько вероятно попадание оппозиционных одномандатников в парламент следующего созыва

Екатерина Винокурова 16.04.2013, 20:44
Станислав Красильников/ТАСС

Законопроект о возврате к смешанной системе выборов в Госдуму принят в первом чтении. «Газета.Ru» проанализировала, насколько вероятно попадание оппозиционных одномандатников в парламент следующего созыва.

Государственная дума во вторник приняла в первом чтении президентский законопроект, возвращающий смешанную систему выборов в нижнюю палату парламента: 225 депутатов будут избираться, как и до 2005 года, по партийным спискам, а 225 — по мажоритарным округам. Кандидатам-самовыдвиженцам придется собирать для регистрации на выборах в свою поддержку не менее 0,5% подписей избирателей в своем округе.

«Газета.Ru» обратилась к бывшим депутатам-одномандатникам, уже покинувшим или переизбравшимся в Госдуму в составе партийных списков, и политтехнологам, работавшим в мажоритарных округах, с вопросом, смогут ли оппозиционеры в новых политических условиях избраться как одномандатники.

Что думают бывшие одномандатники

Депутат Госдумы, коммунист Анатолий Локоть, в последний раз выигрывавший выборы по одномандатному округу в Новосибирской области в 2003 году, а после отмены одномандатных округов дважды проходивший в парламент по списку КПРФ, объяснил корреспонденту «Газеты.Ru», что главная проблема, с которой сталкиваются оппозиционные кандидаты-одномандатники, не представляющие интересы крупного бизнеса, — это недостаток ресурсов.

«Есть простая арифметика.

Среднее количество избирателей в округе — 500 тысяч, а для ведения эффективной кампании в среднем на каждого избирателя надо потратить 100 рублей

— я говорю о листовках, аренде залов, работе штаба и так далее, а не о подкупе, речь идет о сумме затрат, которая нужна для того, чтобы донести до избирателя свою позицию. Если перемножить эти цифры, получается, что стоимость кампании в среднем составляет 50 миллионов рублей. Если этих денег нет, эффективность резко падает. Из этого ясно, что те же врачи, учителя, крестьяне по одномандатному округу шансов избраться не имеют», — сказал «Газете.Ru» Локоть.

Экс-депутат Госдумы, а ныне депутат Астраханской облдумы Олег Шеин, выигрывавший выборы по одномандатному округу в 1999 и 2003 годах, а в 2007 избранный от «Справедливой России», согласен с коммунистом: побеждает обычно крупный капитал, хотя, на взгляд Шеина, у оппозиционных политиков все равно шансы есть.

«Выборы по одномандатному округу — это выборы персоналии, а не партии, и кандидат должен в течение долгого времени еще до начала кампании получить известность, выход на СМИ, на избирателей.

Вообще для успешной кампании должно быть сочетание нескольких факторов: демократической среды в регионе и возможности контролировать подсчет голосов, наличие независимых СМИ и известности человека, или же он должен обладать серьезным ресурсом», — рассуждает Шеин.

Кампания по выборам одномандатника сильно отличается от того, чем занимается партия, выдвигающая свой список даже в региональной группе, отмечает Ирина Хакамада, дважды избиравшаяся в Госдуму по одномандатным округам в Москве и один раз от Санкт-Петербурга, а ныне член президентского совета по правам человека.

«Чтобы кандидату победить в одномандатном округе, ему надо привлечь на свою сторону не только единомышленников, но и колеблющихся, и важно, чтобы кандидат был своему округу адекватен. Например, я думаю, что у того же Бориса Акунина, если бы он решил пойти в Госдуму от Центрального административного округа в Москве, все шансы есть, а вот в спальном районе больше шансов будет у кого-то вроде Сергея Удальцова», — отмечает Хакамада. Однако, по ее оценке, шансов у оппозиционного кандидата пробиться в Госдуму по одномандатному округу сейчас почти нет из-за огромного давления административного ресурса: ей это удавалось трижды, но уже в 2003 году, по ее словам, полную блокаду ей так пробить и не удалось. С тех пор ситуация не изменилась, уверена она.

О возросшем административном давлении, но главное, о геометрически возросших фальсификациях итогов голосования, как о факторе, который может помешать оппозиционным одномандатникам попасть в следующую Думу, говорит и депутат всех созывов парламента, представитель «Справедливой России» Оксана Дмитриева.

Дмитриева выигрывала выборы по одномандатному округу в Санкт-Петербурге в 1999 и 2003 годах, однако всегда избиралась от одной и той же территории во все созывы парламента. При этом бывшая яблочница, а ныне «эсерка» всегда позиционировала себя как оппозиционный политик по отношению к региональным властям, а о неприязни к ней губернатора Валентины Матвиенко в 2003—2011 годах по городу и вовсе ходили легенды.

Дмитриева считает, что главное, что должен делать депутат-одномандатник, чтобы быть переизбранным, — это поддерживать постоянную связь с избирателями в своем округе между кампаниями, и вспоминает, что против нее использовали в разное время разные технологии — от подкупа избирателей до попытки снятия с выборов.

«Избрание по одномандатному округу дает возможность непосредственного контакта с избирателями. Жириновский сегодня с трибуны говорил, что депутат за канализацию не отвечает, а одномандатнику отвечать надо и за канализацию, и за тарифы ЖКХ, за проблемы каждого дома. У нас большие округа, и лично отчитаться перед каждым невозможно, но можно выпускать периодические газеты с отчетом, проводить приемы граждан по районам», — говорит она. «И если работать с избирателями постоянно», то блокаду, о которой напоминает Хакамада, можно преодолеть: «Не пускают в СМИ, не дают помещения для встречи — значит, надо физически объехать округ».

Еще один легендарный думский одномандатник, Николай Гончар, избиравшийся с 1993 года от одного из округов столицы как кандидат, оппозиционный тогдашнему мэру Москвы Юрию Лужкову, едва смог переговорить с «Газетой.Ru». Гончар сказал, что делиться опытом с читателями «Газеты.Ru» ему некогда, так как из Думы на метро он помчится на встречу с избирателями в Мещанском районе Москвы. «Я одномандатник, и при выборе между журналистами и избирателями я выбираю вторых», — назидательно сказал Гончар, переизбравшийся в Думу в 2007 и 2011 годах по спискам «Единой России».

Что думают политтехнологи

Специалисты, имеющие большой опыт ведения избирательных кампаний, в том числе по одномандатным округам, не разделяют пессимистичного настроя депутатов относительно непреодолимости административного ресурса. Политтехнологи говорят о необходимости потенциальным кандидатам учитывать, что людям не так важны его глобальные политические взгляды и партийная принадлежность, сколько умение решать их конкретные проблемы в Госдуме.

Председатель совета директоров агентства «Никколо-М» Игорь Минтусов считает, например, что у оппозиции даже больше шансов избрать нескольких кандидатов по одномандатным округам, чем набрать 5% по партийному списку по стране.

Смешанная система выборов дает возможность провести в Госдуму людей, которые не зависят ни от каких партий и пользуются поддержкой населения, в то время как попадание в партийный список на проходное место обычно зависит не столько от поддержки избирателей, сколько от отношений с партийным начальством.

«Если говорить о технологиях, то главным отличием является то, что если идет партийная кампания, то продвигается бренд партии, ее история, ее политические взгляды и уже через них — история достижений партии в конкретном округе. Для одномандатника кампания строится иначе, вокруг его личности, а не истории его партии и ее позиции», — рассказывает Минтусов.

Экс-руководитель управления внутренней политики администрации президента, глава Фонда развития гражданского общества Константин Костин считает, что оппозиционный кандидат, если грамотно построит кампанию, может добиться успеха в одномандатном округе. В качестве примеров оппозиционных кандидатов, избиравшихся по одномандатным округам вопреки админресурсу, он приводит тех же Гончара и Дмитриеву, Владимира Рыжкова, который избирался в Госдуму от Алтайского края, и когда состоял в провластном «Нашем доме — Россия», и когда стал убежденным оппозиционером. Среди аналогичных примеров бывший охранник Ельцина Александр Коржаков, прошедший в 1999 году в Госдуму от Тульской области при мощнейшем сопротивлении администрации президента, или читинского депутата Виктора Войтенко, бросившего вызов губернатору Равилю Гениатулину.

Тот же Коржаков проводил по 5—6 встреч в день с избирателями, причем некоторые встречи он проводил во дворах, и на них присутствовали не более 20 жителей области, указывает Костин.

«Никто не верил в его успех, против него выставили, как считалось, сильного кандидата — начальника местного УВД, ему был затруднен выход в СМИ и получение помещений для агитационных мероприятий, — вспоминает бывший кремлевский чиновник. — Тем не менее он выиграл выборы, потому что в прямом смысле прошел от и до весь округ, и никакой админресурс ему не помешал». Оппозиции он советует найти 4—5 харизматичных кандидатов, которые выиграют выборы как одномандатники и «создадут свою депутатскую группу — хороший задел для развития партий и представления своих взглядов».

Кампания кандидата по одномандатному округу должна быть завязана на местную проблематику, строиться персонифицированно и внеидеологично, считает директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко.

«Разговоры о том, что у оппозиции нет возможностей выиграть кампании в одномандатных округах, не имеют под собой никакого практического основания. Есть много прецедентов того, как одномандатники выигрывали кампании при противодействии власти даже в национальных республиках, хотя это и непросто. Запрос на таких кандидатов будет только расти, в отдельных случаях ими смогут стать даже бывшие единороссы, которые при этом хорошо известны в регионе. Кампанию в одномандатном округе надо начинать где-то за год до выборов, блицкриговых кампаний на выборах в новую Госдуму не будет, разве что по одномандатному округу захотят избраться какие-то политические тяжеловесы, например, бывшие губернаторы или просто очень богатые люди», — считает Минченко.