Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Мужчины в тлеющих одеждах

«Газета.Ru» заслушала обвинительное заключение по делу Адама Осмаева, подозреваемого в покушении на Путина



«Газета.Ru» заслушала обвинительное заключение по делу Адама Осмаева, подозреваемого в...

«Газета.Ru» заслушала обвинительное заключение по делу Адама Осмаева, подозреваемого в покушении на Путина

1tv.ru
Обвиненный на Украине в подготовке покушения на Владимира Путина Адам Осмаев, как считает следствие, получил задание от неизвестного представителя чеченского подполья в Турции изготовить взрывные устройства и обучить исполнителей покушения. Как выяснила «Газета.Ru», обвинение строится на противоречивых и неточных показаниях фигурантов дела, а следствие не смогло установить ни одного контактного лица в террористическом подполье. У защиты есть медицинское заключение об ушибах и ссадинах у Осмаева, полученных после задержания.

В Приморском районном суде Одессы в понедельник возобновился процесс по делу чеченца Адама Осмаева, основного подозреваемого в подготовке покушения на Владимира Путина. Как утверждает обвинение, он получил задание от неизвестного представителя «Имарата Кавказ» в Турции изготовить взрывные устройства и обучить исполнителей покушения, которое должно было состояться на территории России. В обвинительном заключении 87 страниц. Их уже пытались зачитать в суде 17 января, но у главы отдела поддержки гособвинения прокуратуры Одесской области Анны Зайцевой сел голос, и заседание перенесли на 4 февраля.

В зале заседаний утром в понедельник Адам Осмаев появился в наручниках. Бледный с красными кругами под глазами он подмигнул супруге Амине Окуевой, присутствовавшей в зале. В зал пришли и представители следствия. «На вопросы не отвечаю, я их только задаю», — заявил сотрудник Службы безопасности Украины корреспонденту «Газеты.Ru». Зайцева возобновила чтение обвинительного заключения. Осмаев слушал внимательно, делал заметки в блокноте, его жена иногда на минуту закрывала глаза. Она пришла в зал после «суток дежурства» — она интерн в хирургическом отделении в одной из больниц Одессы.

Зачитав обвинительное заключение, судья обратилась к Осмаеву с вопросом, признает ли тот свою вину. Он ответил отказом. Процесс возобновится 14 февраля.

История с неудавшимся покушением на Владимира Путина, на тот момент премьера и кандидата в президенты, началась 4 января 2012 года на Тираспольской улице в Одессе. Тогда в 12 часов 17 минут (10.17 мск) в квартире № 26 двухэтажного дома № 24 произошел взрыв. Один из жильцов дома, в этот момент куривший во дворе, рассказал прибывшим на место происшествия сотрудникам правопорядка (его показания есть в заключении), что сразу после взрыва «по лестнице на середину двора выбежали двое мужчин с марлевыми повязками на лицах». Одежда на мужчинах горела, один из них попросил курившего соседа отдать свою одежду. Тот отдал свитер и спортивные штаны, после чего неизвестный скрылся. Другой мужчина «в тлеющей одежде ходил по двору и звал на помощь, поскольку в квартире остался третий человек». Соседи вызвали пожарных, после локализации очага возгорания в коридоре квартиры № 26 обнаружили обгоревший труп. Им оказался окажется уроженец Чечни Руслан Мадаев. Мужчину, звавшего на помощь, гражданина Казахстана Илью Пьянзина, госпитализировали с ожогами 12% кожного покрова тела.

Прокурор Зайцева объявила, что в результате пожара жильцам дома был нанесен ущерб на общую сумму 163 975 гривен. В зале суда присутствовала одна и потерпевших – пожилая женщина в платке. Она слушала прокурора уставившись в пол и иногда вытирая глаза платком.

Непосредственной причиной «пожара является контакт огненного источника зажигания пламенной формы горения с горючими веществами и материалами», — такое заключение 23 января вынесет пожарно-техническая экспертиза. Оно, по мнению защиты, подтверждает первоначально распространенную в СМИ версию о взрыве бытового газа.

Однако заключения пожарных, свидетельствующего о том, что в квартире № 26 случился пожар, а не взрыв, полиция ждать не стала, назвав причиной взрыва воспламенение взрывчатки.

На следующий день, 5 января, полицейские возбудили дела по фактам незаконного хранения взрывчатых веществ (ч. 1 ст. 263 УК Украины) и умышленного повреждения чужого имущества (ч. 2 ст. 194 УК Украины). 16 января фигурантом этих уголовных дел стал Адам Осмаев на основании показаний, которые Пьянзин дал в больнице 13 и 14 января.

Со слов Пьянзина, он принял ислам в 2010 году, через год в Египте он познакомился с Русланом Мадаевым, который предложил ему оправиться в Турцию, а оттуда в Афганистан, чтобы бороться против агрессии США. Но друзья в Афганистан не попали, они добрались до Стамбула, где поселились у некоего Услана, чью личность украинские следователи не установили. Спустя какое-то время (в обвинительном заключении нет точных дат) в квартиру пришли некие Ахмад и Абдула, представившиеся людьми лидера «Имарата Кавказ» Доку Умарова.

Из показаний Пьянзина следует, что эмиссары Умарова предложили ему и его товарищу отправиться в Одессу для обучения взрывному делу. Ахмад и Абдула оставили номер телефона связного в Одессе. Завершив подготовку, новобранцы должны были через Белоруссию пересечь границу России и совершать диверсии на экономических объектах страны.

Завербованным сразу же выдали $10 тысяч, и 23 декабря 2011 года Пьянзин и Мадаев прилетели в Одессу из Турции, сразу же связавшись со своим контактом. Абдула (так, по словам Пьянзина, назвался при встрече Адам Осмаев), поселил их в съемную квартиру на Тираспольской улице. Стамбульские визитеры передали через Пьянзина флешкарту с указаниями для Осмаева, которую тот должен был после просмотра уничтожить. 24 декабря Осмаев начал обучение.

Пьянзин показал, что «убрать» Владимира Путина предложили Осмаев и Мадаев. Предложение одобрили в Турции, но была дана установка не проводить диверсий, пока Путин не изберется президентом. Такая установка якобы давалась всем боевикам «Имарата Кавказ».

При покушении планировали использовать три автомобиля: два из них собирались начинить 50 кг взрывчатки, третий – центнером. Взрывные устройства должны были приводиться в действие дистанционно – «с помощью радиоуправления или светового сигнала». В случае неудачи Мадаев согласился подъехать на своем автомобиле к кортежу с Путиным и самоподорваться.

Получив эти показания, управление Службы безопасности Украины по Одесской области объявило в розыск Адама Осмаева и его отца Асламбека Осмаева. Сам Адам проживал на Украине нелегально, по паспорту на имя Султана Долакова. Как утверждает адвокат Осмаева Ольга Черток, паспорт на имя Долакова Осмаев получил в Ингушетии по программе защиты свидетелей ФСБ после того, как он проходил подозреваемым по делу о подготовке покушения на Рамзана Кадырова в 2007 году.

Следствие же полагает, что он незаконно вклеил свою фотографию в поддельный документ. Однако в материалах дела есть экспертное заключение, подтверждающее подлинность документа.

Отец и сын были задержаны в Одессе 4 февраля прошлого года в квартире, в которой Асламбек Осмаев проживал со своей супругой, мачехой обвиняемого. К тому моменту Осмаев-мл. все еще оставался прикован к постели. Как он рассказал позже, его избили прямо в квартире, добиваясь показаний. По словам Осмаева, во время допроса в квартире появился сотрудник с камерой, эти кадры впоследствии появились на российском телевидении.

В России дело о покушении получило широкую огласку после выхода в эфир Первого канала, за неделю до российских президентских выборов, 26 февраля, сюжета о взрыве на Тираспольской улице. Корреспондент утверждал, что арестованный Осмаев «активно сотрудничает со следствием, надеясь, что это поможет ему избежать экстрадиции в Россию». По этой же причине задержанный согласился дать интервью российскому телевидению, утверждал журналист.

«В материалах дела есть справка, выданная 4 февраля приемным покоем Городской клинической больницы № 1, в которой у Осмаева зафиксированы ушиб грудной клетки, множественные ссадины на лице, конечностях и туловище. Туда его привезли сразу после задержания», — рассказывает адвокат Ольга Черток.

После осмотра в больнице Осмаева поместили в ИВС, где допросы, проводившиеся, как он утверждает, с применением пыток и инъекций психотропных веществ, продолжились. «Отец Осмаева, которого впоследствии отпустили, написал заявление о том, что с 5 по 8 февраля его в наручниках незаконно удерживали сотрудники СБУ в одной из гостиниц Одессы — «Черное море»; в это время от Адама Осмаева добивались признательных показаний, угрожая посадить в тюрьму отца», — рассказывает Черток.

В течение недели до 10 февраля он признался во всем, кроме участия в террористической организации и подготовки теракта.

Именно на основании этих первичных показаний и показаний Пьянзина обвинение считает его вину доказанной по всем составам преступлений.

Из показаний Осмаева следует, что в декабре 2011 года с ним через Skype связались его знакомые в Турции Вахид и Мансур (их личность также следствием не установлена). Они попросили встретить нескольких человек, приезжающих в Одессу, и подыскать им на несколько недель жилье. Квартиру Осмаев нашел по объявлению на сайте «Одесский форум».

Первоначально Осмаев признавал, что Мадаев и Пьянзин подались на Украину для подготовки в качестве взрывников. Однако потом он изменил свои показания, заявив, что друзья собирались распространять литературу на арабском языке. «В квартире № 26 были найдены 160 экземпляров книги на арабском языке», — сообщила Черток (таких данных в обвинительном заключении нет). Зайцева, выступая в суде, упомянула даже об изъятой в квартире паре носок черного цвета, но не о книгах. В квартире на Тираспольской улице, на следующий день после пожара во время дополнительного осмотра, была изъяты защитная маска, которая содержит «следы инициирующего взрывчатого вещества - триперекиси ацетона; на защитной маске имеется кальций, титан и железо», быстро зачитывала прокурор Зайцева.

В первых показаниях обвиняемый указывал, что всё необходимое для подготовки взрывчатки троица приобрела в аптеках, в магазинах и на рынках Одессы. Рецепты изготовления бомб нашли в интернете на пиротехническом сайте.

Самодельную взрывчатку, по словам Осмаева, испытывали дважды в районе военного полигона у поселка Апрелевка. Но в показаниях Пьянзина речь идет о поселке Августовка, следственные действия также проводились близ Августовки. Это одно из основных противоречий, на которое указывает защита.

Испытания были неудачными. Решено было изготовить бомбу мощнее и по-другому рецепту, на основе аммотропина. Именно во время приготовления новой взрывчатки произошел пожар 4 января. По словам Осмаева, они втроем приступили к изготовлению бомбы в коридоре квартиры на Тираспольской улице (согласно пожарной экспертизе, во время возгорания больше всего пострадала прихожая и входная дверь).

«Без давления СБУ Осмаев рассказывал совсем другую версию, — говорит Черток. — 4 января он пришел в гости (к Мадаеву и Пьянзину. – «Газета.Ru») во второй раз. Еще с порога он почувствовал запах газа и пошел открыть окно. Тогда все и загорелось». Черток указывает на неточность показаний: у Осмаева обожжена спина, что могло бы случиться, если бы он действительно открывал окно, а не готовил взрывчатку. Адвокат также утверждает, что после происшествия он долгое время не помнил события последующих нескольких дней – как добрался в квартиру к отцу, как его лечили дома. «Он не обращался в больницу, поскольку знал, что заведено дело по статье «незаконное хранение взрывчатых веществ», — уточняет Черток.

Получив показания Осмаева, 12 марта СБУ в Одессе предъявила Пьянзину и Осмаеву обвинения в создании террористической группы на Украине и подготовке теракта (ч. 2 ст. 258 и ч. 1 ст. 258-3 УК, предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до 15 лет). Дело для дальнейшего расследования перешло в Главное следственное управление СБУ.

Впоследствии Осмаев также признает, что найденный в квартире исковерканный ноутбук принадлежит ему: он якобы одолжил компьютер Пьянзину и Мадаеву. В заключении уточняется, что на жестком диске ноутбука содержатся кадры передвижения кортежа Путина, скачанные из интернета, а также рецепты изготовления бомб. В мае он также признает, что схемы изготовления взрывчатки, обнаруженные в квартире на Тираспольской улице, сделаны им. Почерковедческая экспертиза, однако, опровергает эти показания: по данным исследования, автором этих записей является Пьянзин. Сам Пьянзин 25 декабря был экстрадирован в Москву, несмотря на то что является гражданином Казахстана. В России он отказался от своих показаний. Осмаев отказался свидетельствовать против себя еще в августе, когда его защита подала жалобу в ЕСПЧ. В Страсбурге еще не успели приступить к рассмотрению его дела, но пока наложили вето на процесс экстрадиции. Ранее, в апреле 2012 года, Осмаев просил политического убежища на Украине на основании того, что открыто демонстрировал неприязнь к Путину и Рамзану Кадырову, а также был сторонником «политики свободной Чечни».

Черток говорит, что шансы Осмаева отбыть наказание на Украине, в случае обвинительного приговора, увеличились.

В России Осмаеву вменяют участие в незаконных вооруженных формированиях, незаконном приобретении оружия и взрывных устройств, незаконное изготовление взрывчатки и приготовлении к посягательству на жизнь госслужащего (ч. 2 ст. 208, ч. 3 ст. 222, ч. 3 ст. 223 и 277 УК РФ — до пожизненного заключения). Кроме того, по делу о подготовке покушения на Рамзана Кадырова в День Победы в Москве для Осмаева заочно избрана мера пресечения арест, продолжала зачитала Зайцева. Через полтора часа она наконец закончила оглашать обвинительное заключение. Судья поинтересовался у Осмаева, все ли ему понятно и признает ли он вину. «Вину не признаю, показания в суде готов давать», — сказал подсудимый. Допрос Осмаева назначили на 14.00 (12.00 мск) через десять дней.