Группа в Facebook против разработки в ФСБ

Российские правозащитники поддержат Адама Осмаева, обвиненного в покушении на Путина

Ольга Кузьменкова 01.09.2012, 12:08
Адвокат Евгений Архипов будет заниматься делом Осмаева (на фото) в России amic.ru
Адвокат Евгений Архипов будет заниматься делом Осмаева (на фото) в России

К делу о покушении на Владимира Путина подключились российские правозащитники. О своей заинтересованности в объективном расследовании дела Адама Осмаева и Ильи Пьянзина заявил глава Ассоциации адвокатов России за права человека Евгений Архипов. Юрист, получивший известность во время громких процессов против нацболов, считатет, что Осмаев и Пьянзин могут стать жертвами расправы и будут лишены права на справедливый суд.

Адам Осмаев и Илья Пьянзин были задержаны в начале февраля во время совместной операции украинских и российских спецслужб, объявивших о раскрытии готовившегося покушения на Владимира Путина на территории Украины. Сюжет о подготовке теракта против тогдашнего кандидата в президенты был показан в российской телепрограмме «Время» за неделю до выборов. Корреспондент Первого канала рассказывал о взрыве, произошедшем в одной из одесских квартир в начале января. Прибывшие на место ЧП специалисты выяснили, что в доме взорвался вовсе не бытовой газ, а самодельное взрывчатое вещество. В квартире нашли обгоревший труп.

Как утверждает следствие, в этой квартире в новогодние праздники трое молодых людей готовили покушение на Путина. Версия подтвердилась признательными показаниями Осмаева, который несколько лет назад проходил по делу о подготовке покушения на главу Чечни Рамзана Кадырова, но был отпущен без предъявления обвинения.

Вмешательства правозащитников в это запутанное дело попросили родственники фигурантов, рассказал «Газете.Ru» адвокат Архипов, по мнению которого, «ни о каком справедливом правосудии на уровне России речи быть не может». Свои опасения юрист подкрепляет решением Европейского суда по правам человека, который в середине августа потребовал от украинских властей отложить экстрадицию Осмаева в Россию. «У нас есть подозрения, что этот процесс будет больше напоминать те процессы, которые проходили по другим чеченцам, — сказал Архипов «Газете.Ru», напомнив о громких делах, фигуранты которых умирали в тюрьмах. — Мы будем добиваться того, чтобы этот процесс был максимально открытым».

Начинать Архипов решил с малого, создав в Facebook группу со смелым названием «Покушение на Путина» (спустя сутки группу переименовали в «О покушении на Путина»). Одной из первых в группу была добавлена вдова Джохара Дудаева Алла, ныне ведущая грузинского русскоязычного телеканала ПИК.

Как объясняет юрист, в социальной сети он планирует размещать материалы уголовного дела, чтобы все желающие могли с ними ознакомиться и решить, «было ли покушение, или это был такой предвыборный трюк». Материалы дела юрист планирует получить в ходе процесса над Ильей Пьянзиным: его будет рассматривать российский суд.

Заинтересованные в подробностях дела журналисты смогут через группу пообщаться с родственниками обвиняемых, обещает Архипов. Адвокат Осмаева Валерий Кочетов в пятницу отказался разговаривать с «Газетой.Ru», объяснив свое решение тем, что он больше не дает интервью российским изданиям.

Дело Пьянзина и Осмаева стало достоянием широкой публики после того, как корреспондент Первого канала в сюжете, вышедшем в эфир 26 февраля, рассказал, что арестованный по делу о взрыве на Тираспольской улице в Одессе Осмаев «активно сотрудничает со следствием, надеясь, что это поможет ему избежать экстрадиции в Россию». По этой же причине задержанный согласился дать интервью российскому телевидению, утверждал журналист. На камеру Осмаев рассказал, что подготовка покушения на Путина уже завершалась, однако конкретного ответа на вопрос, как именно планировалось осуществить покушение, он не дал. Вместо этого молодой человек уклончиво назвал сразу несколько вариантов, в том числе закладку мины по пути следования кортежа по Кутузовскому проспекту в Москве, не забыл и использование смертника. Осуществлять операцию, по его словам, должен был Руслан Мадаев, погибший при взрыве в квартире на Тираспольской.

В сюжете также демонстрировался фрагмент интервью с анонимным сотрудником ФСБ, докладывающем о материалах, найденных у Осмаева. В ноутбуке задержанного оперативники обнаружили несколько видеозаписей следования кортежа Путина. Кадры были сняты с разных ракурсов на нескольких улицах столицы, что, по словам сотрудника спецслужб, свидетельствует о тщательной подготовке покушения. С помощью видеозаписей Осмаев и другие лица могли получить представление о том, «как садится охраняемое лицо, сколько машин его сопровождает». «Люди обучались не просто на одном примере, а на нескольких», — заключал оперативник.

После этого сюжета дело о покушении на несколько месяцев исчезло из новостей. Жена Осмаева Амина Окуева наняла юриста из Одесской правозащитной академии Валерия Кочетова, чтобы он представлял ее интересы, и вместе с ним полгода добивалась встречи с мужем. В середине августа обвиняемый передал на волю заявление об отказе от признательных показаний, объяснив их пытками и угрозами следователей. «Любой человек, которому надевают на голову полиэтиленовый кулек, признается и в том, что он участвовал в убийстве Кеннеди, и в том, что покушался на римского папу», — написал Осмаев. Часть показаний, утверждает обвиняемый, была выбита из него под действием «обезболивающего неизвестного происхождения, которое существенно влияло на сознание и вводило в состояние эйфории». Лекарства Осмаеву кололи, поскольку допрашивали его со свежими ожогами, покрывающими 35% тела (ожоги, по словам адвоката Кочетова, Осмаев получил от бытового газа через месяц после взрыва в одесской квартире), говорил Кочетов «Газете.Ru». Обвиняемый также сообщил, что ему не принадлежит ноутбук, на котором нашли видеозаписи с кортежем Путина, и что он эти материалы туда не закачивал.

Письмо Осмаева появилось незадолго до заседания одесского суда, который должен был решить, экстрадировать ли обвиняемого в Россию. Решение судейской коллегии было положительным, однако депортация была отложена из-за вмешательства Страсбургского суда, куда направили жалобы представители Осмаева. Пока ЕСПЧ изучает законность решения об экстрадиции, Осмаев ждет ответа на запросы о предоставлении политического убежища в Грузии и Финляндии. Его жена и адвокат по-прежнему пытаются добиться встречи с ним и получить материалы дела. «Может быть, это выглядит смешно, но мы добиваемся именно начала суда здесь (на Украине. – «Газета.Ru»), так как уверены в том, что никаких доказательств, помимо признания, добытого под пытками, моральным шантажом и наркотическими препаратами, от которого Адам уже отказался, в пользу его вины у следствия нет и быть не может», — сказала Амина Окуева «Газете.Ru». По ее мнению, материалы дела не предоставляют защите именно потому, что за полгода следователям так и не удалось ничего толком собрать.

Тем временем в московском СИЗО «Лефортово» сидит второй фигурант дела о покушении на Путина, гражданин Казахстана Илья Пьянзин, выданный Украиной по запросу России. Газета «Коммерсантъ» сообщала, что Пьянзин рассказал следователям «о всех известных ему обстоятельствах создания террористической ячейки в Одессе и подготовке запланированных ею преступлений». Из его показаний следует, что организатором покушения был Руслан Мадаев, погибший при взрыве, а сам Пьянзин «был лишь невольным соучастником преступной деятельности, организованной его приятелем и соседом по квартире».