Пенсионный советник

Спусковой крючок революции

Корреспондент «Газеты.Ru» из охваченного волнениями Каира

Екатерина Савина (Каир) 06.02.2012, 11:22
__is_photorep_included3990241: 1

Жители египетской столицы готовятся к окончательному свержению власти военных. Решающий бой намечен, как всегда в арабской стране, на пятницу. Корреспондент «Газеты.Ru» пообщался с участниками беспорядков в бушующем Каире.

Центр Каира окрашен в песочно-рыжий и серый. Песочно-рыжие здесь здания, а серое все остальное: столицу Египта заволокло дымом. Кажется, полиция использует все имеющиеся запасы слезоточивого газа, а потом где-то добывает еще. Уже который день в Каире идут жесткие столкновения полиции и оппозиционеров. Поводом для них стала трагедия на футбольном мачте в Порт-Саиде в четверг, когда в драке погибли 74 человека. Но чем дальше, тем меньше беспорядки напоминают о футболе. Почти сразу после трагедии фанаты потребовали немедленной отставки министра внутренних дел Мохамеда Ибрагима Юсефа и пошли на штурм здания ведомства. Когда к фанатам присоединилась оппозиция, требования расширились. Теперь на повестке дня приближение выборов президента, которые положат конец власти Военного совета.

Район здания МВД – эпицентр погромов. Улица Мохамеда Махмуда, где расположено ведомство, превратилась в средоточие баррикад из бетонных блоков и колючей проволоки. Витрины магазинов разбиты, а в ночь на воскресенье протестующие подожгли расположенное здесь же здание налоговой службы. Большинство протестующих баррикады успешно преодолевают, но дальше их уже ждет полицейское оцепление, в том числе на бронемашинах.

В выходные стычки происходили каждые полчаса. Пытаясь прорваться к министерству, оппозиционеры закидывали полицию камнями, а в ответ получали гранаты со слезоточивым газом или залп из травматики.

В результате подойти к МВД максимально близко могли только самые опытные — те, кто запасся противогазом. Начинающие революционеры пытались защититься от газа арафатками и медицинскими масками, которые, как и бумажные салфетки, можно купить прямо на месте. В них дышать легче, но глаза все равно горят так, что их сложно открыть. Поэтому после атаки люди просто бежали так быстро, как только могли, теряя равновесие и сознание. Те, кому хватало места, укрывались в подворотнях и подъездах. Некоторые особенно стойкие, еще не оправившись от дыма, садились на бордюрные камни и закуривали.

Другие собирались у костров выпить стакан чая или кофе или даже покурить кальян. А потом снова пытались прорваться и снова убегали. Один из встреченных корреспондентом «Газеты.Ru» на улице взрослых мужчин рассказал, что среди собравшихся вокруг МВД много провокаторов: он считает, что они лояльны Мубараку и его окружению, а попытки прорывов, которые они предпринимают, могут «оправдать весь этот кошмар». Мубарака, свергнутого еще год назад, здесь по-прежнему обвиняют во всем. По городу ходят слухи о шестистах наемниках, подосланных сторонниками экс-диктатора, которые и организовали побоище на стадионе. Собеседник «Газеты.Ru» тем временем вместе со своими друзьями ходил по улице и громко призывал всех, кого видел, уйти на площадь Тахрир. Или хотя бы уйти с проезжей части и уступить дорогу «скорым». Его никто не слушал.

Сильно пострадавших от газа сразу же эвакуировали. Этим занимались мотоциклисты. Не обращая внимания на газ, они вывозили сразу по два-три пассажира и передавали их товарищам. На соседних улицах были разбиты импровизированные полевые госпитали – расстеленные на тротуаре ковры. Здесь манифестантам оказывают первую помощь и решают, стоит ли отправлять их на «скорой» в больницу. От звука сирен и треска глушителей мотоциклов спрятаться нельзя нигде. В одном из таких импровизированных госпиталей корреспонденту «Газеты.Ru» рассказали, что за день через них проходит не менее двух тысяч человек. Общую численность протестующих определить сложно: они слишком рассредоточены по разным улицам.

Среди митингующих немало детей. Среди погибших на стадионе их тоже было много – подростки 14, 15, 17 лет. Их портреты с черными лентами проносят по улице Мохамеда Махмуда. У маленьких манифестантов, как и у взрослых, на лицах белый налет от газа.

Большинство из них не знает английского и не может объяснить, зачем они вышли на улицу. Зато эти дети охотно демонстрируют пульки и гранаты, в которых был газ. Такие гранаты здесь на каждом шагу.

Ахмеду 17 лет, он живет в Гизе и учится на инженера. «Я не хочу, чтобы в Египте была власть, которая не уважает свой народ, — объясняет он. – Поэтому я здесь, и я буду здесь столько, сколько понадобится для того, чтобы они ушли. Я не боюсь: мне все равно, что со мной будет». Футболом Ахмед не интересуется. Он говорит, что трагедия в Порт-Саиде просто стала спусковым крючком для тех, кто недоволен тем, как военный совет руководит страной. И об этом же говорят все, с кем корреспондент «Газеты.Ru» пообщалась в Каире.

Меньше чем в полукилометре от здания МВД находится площадь Тахрир: именно на ней год назад оппозиционеры добились отставки президента Хосни Мубарака. Палатки стоят и теперь, некоторые из них заняли родственники погибших на стадионе в Порт-Саиде. Они опознаются по черному картонному медальону на шее. В остальном площадь живет почти обычной жизнью: здесь можно выпить свежевыжатый апельсиновый сок и съесть крендель. Торгуют сувенирами, причем лоточники уже придумали, как монетизировать революцию 2011 года: на капотах машины разложены футболки с надписью Freedom 25 january и сжатым кулаком. Рядом лежат почти такие же футболки, только с надписью I Love Egypt или изображением Губки Боба.

Правда, магазины и рестораны на Тахрир либо закрыты совсем, либо у них закрыты витрины: волнения на Мохамеда Махмуда иногда докатываются и сюда. С ограничениями работают только маленькие сувенирные магазины. Карим, владелец одного из них, жалуется, что двери он открывает только на несколько часов в день, но не потому, что боится, а потому, что туристов совсем мало — в результате он может прогореть.

После свержения режима Мубарака, рассказывает Карим, лучше не стало: все проблемы, в том числе коррупция, остались на месте, а победа на парламентских выборах «Братьев-мусульман» повлекла за собой религиозное ужесточение.

Именно поэтому Карим присоединился к протестующим, футбольные волнения его тоже не беспокоят.

«Я долго жил в Испании и Португалии, но я люблю Египет и не хочу отсюда уезжать, — говорит, в свою очередь, Мохаммед, 33-летний владелец HR-агентства. – Я хочу для своей страны такой же демократии». Мохаммед считает, что люди не уйдут и не успокоится, пока «руководство страны не внушит им уверенность в том, что перемены будут». Он настаивает, что Военный совет должен уступить власть законно избранному президенту. Наиболее желательными кандидатами на этот пост опрошенные «Газетой.Ru» манифестанты называют генсека Лиги арабских государств Амра Мусу и главу МАГАТЭ Мохаммеда аль-Барадеи.

«Военные не такие плохие люди, но они ничего не понимают ни в социальной политике, ни в экономике — только в своих делах, — поясняет он. – Египтом должны руководить профессионалы». Мохаммед рассказывает, что каждую пятницу имамы мечетей призывают людей «бороться за свои права и выходить на площадь». Имамы, таким образом, выполняют роль политических лидеров, за неимением лидеров реальных. Собеседник «Газеты.Ru» утверждает, что восстанием никто не руководит, и это похоже на правду. «Но люди так устали и так злы, что, если не будет президентских выборов, даже без лидера случится новая революция, — поясняет он. — Может, даже в ближайшую пятницу, после молитвы».