Чавес всегда живой

Президент Венесуэлы собирается баллотироваться на новый срок в 2012 году, несмотря на рак

Reuters
Несмотря на диагностированный рак, венесуэльский президент Уго Чавес будет выдвигаться в 2012 году на четвертый срок. Это заявление глава государства сделал, едва вернувшись с Кубы, где он прошел первый курс химиотерапии. Болезнь президента дает шанс оппозиции, отмечают эксперты.

Президент Венесуэлы Уго Чавес объявил, что вновь выдвинет свою кандидатуру на выборах главы государства в конце 2012 года. Это заявление лидер-популист сделал в субботу, едва вернувшись с Кубы, где он проходил недельный курс химиотерапии. В начале июля Чавес официально признал, что врачи обнаружили у него раковую опухоль в районе брюшной полости и вырезали ее.

«У меня есть медицинские основания, научные основания, человеческие доводы любви и политического значения, чтобы оставаться во главе правительства и выдвинуть свою кандидатуру», — объявил Чавес.

«Для меня это день радости, счастья. Я не сомневаюсь, это такой же день для нашего народа, — цитирует короткую речь Чавеса, показанную по государственному телевидению, каракасская газета El Nacional. – Я приехал в лучшем состоянии, чем когда уезжал, божьей милостью». Как бы доказывая это, Чавес продекламировал в прямом эфире отрывок из «Песни о Боливаре» чилийца Пабло Неруды (в воскресенье страны Латинской Америки праздновали 228-летие героя освободительной войны).

В случае победы для Чавеса, впервые избранного в 1998 году, это будет уже четвертый президентский срок. В 2007 году на инициированном им референдуме венесуэльцы поддержали поправки в Конституцию, которые наряду с рядом прогрессивных мер (сокращение рабочей недели, признание прав венесуэльцев — выходцев из Африки и сексуальных меньшинств) сняли ограничения по числу президентских сроков.

Чавес будет баллотироваться в президенты, несмотря на диагностированный у него недавно рак. Впрочем, прогноз благоприятный.

Врачи, сделав очередную биопсию, не обнаружили раковых клеток. Эту новость, по словам Чавеса, ему сообщил лично команданте Фидель Кастро:

«У тебя ничего нет».

Первыми отсутствие рецидива констатировали венесуэльские врачи, впоследствии их диагноз подтвердили кубинцы, проведя ряд «болезненных» тестов. «Это было тяжело, но тело солдата смогло выдержать это», — отозвался президент о процедурах.

Конкретный диагноз Чавеса до сих пор не раскрывается, на этом настаивает сам президент. Удаленная опухоль, по его собственным словам, была размером с «мяч для бейсбола».

Операция была произведена 10 июня, через два дня после того, как венесуэльский президент прибыл на Кубу. Первоначально в его окружении отрицали любые намеки на обнаруженный у президента рак, указывая, что глава государства был прооперирован в связи с внутритазовым абсцессом. В конце июня Чавес выступил с 15-минутным видеообращением к нации, в котором он признался, что был прооперирован дважды, второй раз в связи с обнаружением опухоли, и заявил, что путь к выздоровлению «будет длительным и тщательным».

Чавес не принял предложение бразильского президента Дилмы Русефф, которая сама проходила курс лечения от онкологического заболевания (у нее была обнаружена лимфома). Вместо этого он предпочел отправиться для прохождения курса химиотерапии на Кубу. В пятницу Чавес говорил о том, что готовится ко второму курсу химиотерапии.

Историю с болезнью Чавеса пытается использовать венесуэльская оппозиция, на сентябрьских парламентских выборах впервые за последние годы лишившая президентскую Единую социалистическую партию конституционного большинства.

Уходящий пропрезидентский парламент наделил Чавеса полномочиями выпускать декреты, приравненные по силе к закону, чем тот и воспользовался. Перед первой сессией нового парламента он запретил членам национального и региональных парламентов переходить из партии в партию, ужесточил государственный контроль над интернетом и запретил неправительственным организациям, действующим на местном уровне, получать помощь из-за рубежа.

Представители оппозиции указывают, что болезнь Чавеса поставила под угрозу стабильность в стране. «Это ошибка президента – сделать всю систему зависимой от него лично и в конечном итоге очень хрупкой», — цитирует The Financial Times депутата от Круглого стола демократического единства Хулио Борхеса.