Первый несогласный зек

Проходившего мимо митинга «несогласных» посадили на 5 лет

Светлана Бочарова 09.06.2010, 15:35
ИТАР-ТАСС

Тверской районный суд Москвы приговорил к двум с половиной годам колонии москвича Сергея Махнаткина, задержанного на несанкционированном митинге в защиту 31-й статьи Конституции 31 декабря 2009 года. Махнаткин обвинялся в нападении на милиционера. Защитники Махнаткина утверждают, что он был случайным прохожим, заступившимся за женщину, грубо схваченную омоновцами.

В среду Тверской районный суд огласил приговор 56-летнему Сергею Махнаткину, обвиненному в нападении на милиционера (ст. 318 УК) во время митинга в защиту 31-й статьи Конституции 31 декабря 2009 года. Махнаткин приговорен к двум с половиной годам колонии общего режима, сообщила в своем микроблоге активист движения «Солидарность» Анастасия Рыбаченко .

Махнаткин признан виновным в том, что сломал нос милиционеру при задержании в ходе несанкционированной акции на Триумфальной площади, сообщает РИА «Новости». При этом суд, учитывая все обстоятельства по делу, счел возможным назначить ему наказание ниже низшего предела, которое положено по части 2 статьи 318 УК (применение насилия в отношении представителя власти).

Махнаткин стал первым задержанным на несанкционированном митинге в защиту 31-й статьи Конституции, получившим реальный срок заключения.

Защитники Махнаткина утверждают, что осужденный никакого отношения к акциям «несогласных» не имел. По словам представителя «Объединенного гражданского фронта» Александра Хатова, Махнаткин был задержан на Триумфальной площади 31 декабря вместе с «несогласными», чей митинг в защиту статьи Конституции, гарантирующей свободу собраний, разогнала милиция. «Он просто прохожий, шел на Красную площадь, чтобы встречать там Новый год. Но увидел, как милиционеры схватили женщину и тащат ее в автобус», — рассказал Хатов.

Махнаткин вступился за женщину, сказал Хатов, в результате чего оказался в автозаке, где кроме него были еще 9 задержанных. На их глазах его приковали наручниками к сиденью и избили милиционеры, говорит защитник.

70-летняя Раиса Вавилова, за которую вступился Махнаткин, выступала в суде свидетелем. «Интерфаксу» она сказала, что прежде Махнаткин никогда не принимал участие в акциях несистемной оппозиции. «Он случайный прохожий, заступившийся за меня при моем задержании на Триумфальной площади. За компанию взяли и его», — подтвердила Вавилова.

По словам Хатова, в суде звучало, что инцидент между Махнаткиным и милиционером имел место в милицейском автобусе, куда его доставили после задержания. Махнаткин сказал, что на него напал милиционер и начал его душить. Суд, проигнорировав показания подсудимого и свидетелей, решил, что насилия в отношении задержанного милиция не применяла. Экспертиза следов побоев на теле Махнаткина не нашла, а у милиционера обнаружила перелом носа без смещения.

«Он не мог никого бить, потому что был прикован к сиденью наручниками. Может быть, он неловко повернулся, когда его избивали», — считает Хатов.

Махнаткин оказался единственным из задержанных 31 декабря, встретившим Новый год в милиции. Хатова, задержанного на том же митинге, отпустили за полтора часа до полуночи, и он, по его словам, успел встретить праздник дома.

После освобождения Махнаткин написал в милицию заявление, потребовав наказания для избивших его правоохранителей.

1 июня он был вызван в милицию якобы для опознания своих обидчиков. Там, по словам Хатова, ему предложили «откатать пальцы», а получив отказ, арестовали, поместив в СИЗО.

В ответ Махнаткин объявил сухую голодовку, которую держит уже 8-й день, сказал Хатов.

Тверской суд приступил к рассмотрению дела Махнаткина накануне, 8 июня. Свидетелей он счел заинтересованными лицами, отметив в приговоре, что доверия заслуживают только показания милиционеров, сказал Хатов. Прокурор, по словам Хатова, потребовал для подсудимого 5 лет колонии. Оглашение приговора ожидалось в полдень среды, но несколько раз откладывалось. Защитники Махнаткина опасались за состояние его здоровья, по словам Хатова, уже в первый день суда подсудимый выглядел очень плохо.