Пенсионный советник

«Бакиев оказался большим монстром, чем Акаев»

Интервью с лидером киргизской оппозиции Розой Отумбаевой

Илья Азар 25.03.2010, 12:38
ИТАР-ТАСС

Пять лет назад в Киргизии состоялась «тюльпановая революция». Лидер объединенной оппозиции Роза Отунбаева, которая после свержения Аскара Акаева недолго была главой МИДа страны, рассказала «Газете.Ru», почему организаторы свержения Бакиева оказались разочарованы новой властью.

Пять лет назад в Киргизии произошла «революция тюльпанов», и президент Аскар Акаев бежал из страны. 25 марта 2005 года и. о. президента и премьера был назначен Курманбек Бакиев, другой оппонент Акаева, сидевший при нем в тюрьме, Феликс Кулов стал координатором силовых структур, а Роза Отунбаева возглавила МИД страны. С тех пор у власти из лидеров революции остался только Бакиев, а все его соратники снова оппонируют руководству Киргизии. Бакиев заявил на этой неделе, что Киргизии не подходит западная модель демократии. В марте 2010 года на съезде оппозиции (курултае) лидером оппозиции была выбрана Отунбаева.

— Прошло 5 лет после «тюльпановой революции». Как вы оцениваете изменения, которые произошли в стране?

— В нашем портфеле горечь, поражения, упущения, откат назад. Но на одних радостях не вырастают сильными, добротными, крепкими. Герои революции сидят в тюрьме, кто-то отстрелен, убит, простые люди — те, кто были в первых рядах революции, — оказались на улице с большим разочарованием.

В части прав человека и свободы слова Киргизия находится в черной полосе. По коррупции у нас твердое 162-е место. Тревожат убийства журналистов, жестокое отношение к свободной прессе: закрыты все независимые интернет-сайты, радио «Азаттык» перекрыто. Это в первую очередь связано со скандалом вокруг сына Бакиева Максима и с (Евгением — «Газета.Ru») Гуревичем, который являлся финансовым консультантом Максима, а оказался бухгалтером итальянской мафии, причем калабрийской ндрангеты, которая еще пуще коза ностры. СМИ не могут об этом писать.

Причем сам Бакиев цинично сказал нам, что нам дальше продвигаться мешают родственные связи и семейственность. Представляете!

В одном Белом доме сидит Бакиев, под ним брат, который за службу охраны отвечает; сын, который стянул на себя все функции премьер-министра; его прямой племянник руководит отделом кадров, вице-премьер Калимбетова сама сказала, что она его родственница.

— При президенте Акаеве ситуация была хуже?

— История повторяется. Я сегодня была в Первомайском суде, и удивительно, что те же люди, кто судил, кто вел следствие, кто пытался ставить препоны во времена Акаева, эти же люди теперь обслуживают семью Бакиева. Конечно, наш противник остается тем же.

Бакиев оказался не то что копией, а значительно большим монстром, чем Акаев.

— Как вы оцениваете недавнюю реформу власти Бакиева, который фактически упразднил правительство, введя институт президента?

— Бакиев уже в седьмой раз пытается перекроить конституцию. У нас два раза в год правят конституцию. Наиболее существенная поправка Бакиева — это введение преемничества. На курултае он сказал, что выборы нам не годятся, давайте перейдем к совещательной демократии и будем назначать любого правителя. В конституционных поправках есть изменение, что если президенту невмоготу будет управлять дальше, то это будет делать некий госсовет. Он хочет навсегда закрепить в Белом доме своих родственников. Вся власть переходит в институт президента, где крепко обосновался его сын.

Центральный орган власти теперь с иронией называется ЦАРИ (Центральное агентство по развитию, инвестициям и инновациям — «Газета.Ru»). В этот Центральный институт развития перешли под управление Максима Бакиева все активы Киргизии, которые еще блестят, работают и двигаются. Никакие вопросы без его команды не решаются.

Исполнительная власть выпотрошена, все ее функции переданы ЦАРИ, и получается, что вертикаль власти выпрямляется полностью.

— Бакиев объявил амнистию бывшим соратникам по «тюльпановой революции», которая вроде бы коснется экс-главы минобороны Исмаила Исакова. Это позитивный шаг Бакиева?

— Боюсь, что Исаков не примет амнистию, ведь он не виновен. Я была у него в тюрьме позавчера, он не сломлен. Это смешно — при нуле экономического ущерба посадить человека на 8 лет строгого режима. Ему вешали липовое дело по продаже военной техники, но ведь продажа оружия произошла уже после того, как Исаков ушел с работы. Просто это дело личной мести Бакиева к Исакову. Президент был почему-то унижен тем, что Исаков сложил свои полномочия аккурат перед саммитом ШОС в Бишкеке и якобы опозорил его перед лидерами других стран.

— 17 марта был курултай оппозиции, которая выбрала вас новым лидером оппозиции. Все ли объединились вокруг вас?

— Я координатор ЦИК курултая по претворению в жизнь решений курултая о народовластии. В стране попрана конституция, а власть нужно вернуть в руки народа. Весь электорат стал протестным, и какие есть общественные движения, партии, НКО — в основном левые — всех потянуло в курултай.

— У кандидата от Объединенного народного движения (ОНД) Алмазбека Атамбаева не получилось победить Бакиева на последних выборах. А у вас получится? Вы рассматриваете вероятность участия в следующих выборах? Если их не отменят...

— Атамбаев объединял только несколько партий и движений, а сейчас за нами весь протестный электорат. Нас много. Я человек командный. У нас есть целая когорта политиков, и мы будем смотреть на ситуацию, выставим оптимального претендента. Но вообще до выборов еще далеко, пока нужно объединяться.

— Киргизию называют самой свободной страной в Средней Азии. На фоне Казахстана, где однопалатный парламент, или Узбекистана, где вообще трудно говорить об оппозиции, Киргизия смотрится неплохо. Вот и оппозиция есть в парламенте (Отунбаева — лидер оппозиционной фракции, состоящей из 11 депутатов — «Газета.Ru»)?

— Это ни в коем случае не заслуга Бакиева. Это заслуга нашей широкой демократической общественности, нашего народного свободолюбивого характера, никто у нас не закабален, мы горцы. Да, у нас есть небольшая оппозиционная фракция, но это видимость демократии.

Я всегда привожу в пример Россию. Путин наверняка Зюганова не обожает, а Медведев — Жириновского, но садятся они все вместе, обсуждают политическое будущее страны, разбирают сложные вещи. А у нас правит хан, возомнивший себя недосягаемым.

— А почему вы тогда не приняли участие в курултае, который организовал Бакиев, ведь он вас позвал...

— Они позвали нас под давлением, так как стало ясно, что это будет съезд всяких согласненьких. Меня тоже звали на балкон, на галерку взобраться. Нам говорили, что надо было прийти, но у нас свой курултай. У них было 750 человек, а у нас 5 тысяч. У нас диски с выступлениями записаны, газеты вышли с освещением курултая, пусть они читают. А так, как они нас приглашают — через пень колоду, нам не надо. Он должен сам найти форму и прийти с нами разговаривать. Ну а мы что, должны царю челобитную приносить? Так что пока у нас нет диалога.

— Если Бакиев так авторитарен, может ли быть повторение революции?

— Точка кипения у народа высокая, мы дошли до нее. Народ в возмущении. Они на этом курултае сумели утопить в разговорах даже повышение тарифов, проговаривая все точки и запятые. Премьер сказал, что ни шагу назад, они повышают зарплаты. Сейчас говорят, если у тебя дома цветной телевизор, спутниковая тарелка или холодильник, то пособие урезают. Ни на один вопрос, который мы ставили в ультимативной форме, мы не получили ответа. С той же амнистией ничего не понятно.

— Оппозиция готова действовать, предпринимать конкретные шаги?

— Мы будем в каждом селе создавать курултаи и собрания, выяснять, насколько власть отвечает людским заботам. Мы не будем наступать на те же грабли, что в 2005 году. Бакиев говорит, что готов с оружием защищать Белый дом, пусть он готовится, но мы пойдем другим путем, обратимся к людям.

— Киргизии надо с Россией или США дружить? Попытки Бакиева лавировать между ними не очень удаются.

— У нас традиционные исторически отношения были и есть с Россией. У нас в пик сезона до миллиона людей уходят работать в Россию. Умы этих людей связаны с Россией. У нас становление промышленности, наши попытки отойти от сохи связаны с Россией. Присутствие в Киргизии американцев связано с ситуацией в Афганистане, но ситуация там урегулируется когда-нибудь.

Мы можем выбраться из этой жесткой диспозиции, в которую нас втянули большие игроки. Нет прецедента в мире, чтобы в маленьком государстве были базы двух противоположных стран. Мы должны преследовать свои национальные интересы. Реальность такова, что мы накрепко связаны с Россией всей своей историей и всем своим будущим.

— Если придется выбирать между США и Россией — кого выберете?

— Мы должны быть реалистами. Из истории с Афганистаном за два счета не выпутаешься, но к 2011 мы надеемся выйти из афганского узла. А Россия была и останется нашим стратегическим союзником. И выбор этот делает народ, а не режим, который приходит и уходит.