Кроме выборов делать нечего

Корреспондент «Газеты.Ru» зафиксировал падение явки

Илья Азар (Назрань - Магас) 12.10.2009, 11:11
ИТАР-ТАСС

В Ингушетии упала явка. На первые в истории муниципальные выборы пришло только 80% граждан, тогда как на последних думских и президентских выборах цифры составляли до 99%. Корреспондент «Газеты.Ru» обнаружил в республике принудительно-безысходную систему мотивации избирателей.

По активности голосования, по радостному настроению, по выступлениям творческих коллективов, видно, что выборы приносят жителям счастье, для них это праздник», — завил на избирательном участке корреспонденту «Газеты.Ru» исполняющий обязанности премьера Алексей Воробьев. И. о. премьера рано утром проголосовал в Магасе. В новой столице Ингушетии живет всего около тысячи человек, из них 325 имеют право голосовать, рассказал мне председатель УИК. Уже к 16.00 на единственном в городе избирательном участке проголосовали около 80% занесенных в списки жителей.

— К закрытию 95% будет. Заняться тут все равно больше нечем, — сказал глава УИК.

Магас — очень необычная столица, возведенная, как казахстанская Астана или Бразилиа, на пустом месте исключительно для размещения административных структур. Правда, пока город больше всего напоминает Грозный. Здесь такие же светлые красивые дома, в которых никто не живет, и просторные пустые дворы, в которых никто не гуляет. Вместо проспекта Путина в Магасе есть красивая пешеходная улица Хрущева, но на ее скамейках никто не сидит.

— Люди в Магасе особо из дома не выходят, — говорят парни, лениво играющие в карты на скамейке напротив городского стадиона. Один из них, Ваха, рассказывает, что мэр стоял на этом месте и обещал им создать в Магасе футбольную команду, найти для нее тренера, но так этого и не сделал.

Чтобы люди гарантировано пришли на выборы, в выходные не работали оба городских кафе: в одном неожиданно начали ремонт, а второе было просто закрыто. Больше в городе пойти некуда.

Кроме правительственного комплекса и стадиона здесь еще есть университет, супермаркет, детский медицинский центр, загс, отделение «Единой России», офис МТС — и все. Зато Магас — самое безопасное место в Ингушетии. Вот и на входе в избирательный участок у меня, помимо привычной многократной проверки рюкзака, потребовали командировочное удостоверение. Каждый участок в воскресенье охраняло 5–7 милиционеров-автоматчиков, группировавшихся у рамок металлоискателя.

На улицах городов правоохранительные органы особо себя не проявляли, разве что на один из перекрестков в центре Назрани специально к выборам выкатили БТР и два уазика со спецназом.

Днем в Назрани то и дело звучали автоматные очереди, однако ингуши не вздрагивали, даже когда палили из проезжающих мимо машин. В Ингушетии принято стрелять в воздух на свадьбах, а свадьбы проводить в воскресенье. Председатель одного из УИК вечером при мне вызванивала празднующих, чтобы они шли на участок и непременно зашли домой за паспортом.

Хотя исполнительная власть, по словам и. о. премьера Воробьева, была готова к терактам, выборы прошли спокойно. «Ни одного инцидента, слава богу, не случилось», — сказал пресс-секретарь президента Ингушетии Калой Ахильгов.

Президент Юнус-Бек Евкуров, который в течение дня инспектировал участки в разных частях Ингушетии, голосовал рано утром в Назрани, на участке №71 в здании столичного дворца культуры. В 10 утра здесь проголосовало 50 человек, а к 17 часам пришли уже 879 из 1300 зарегистрированных.

На участке №63, за главной городской мечетью, к 12 часам дня из 1760 избирателей проголосовали меньше 10%.

— У вас в Ингушетии всегда больше 90% явка, — спрашиваю председателя комиссии Хадишат Бачалову, — Сейчас такая же будет?

— Сегодня люди спокойнее идут на выборы. Хотя мы ожидали больший интерес, ведь это местные выборы, для людей.
— Куда уж больший интерес, чем 95–98%?

— Нет, ну это завышено... — смущается председатель УИК.

Большинство опрошенных «Газетой.Ru» избирателей признавались, что отдали голос «Единой России». Она, как и везде по России, победила.

По данным ингушского избиркома на 00.00, в Магасе она набрала 72%, ЛДПР получила более 15%, «эсеры» — почти 12%, а за КПРФ проголосовали меньше 1%.

В Назрани «единоросы» набрали 79,5%, в Карабулаке — 69,6%. КПРФ во всех городах и в большинстве сел заняла последнее место.

— «Единая Россия» — это сильная партия, будущее определяет она. Правда, кандидатов я только по телевизору видел, — признался избиратель Хаваш.

— Я в «Единую Россию» хочу вступить: это самая мощная партия и в ней состоят все, кто у руля, например наш президент, — сообщает, в свою очередь, Магомед. Кандидатов он не знает и долго изучает вывешенный на стене список с фамилиями непосредственно перед голосованием.

В отказе от одномандатных выборов состоит основная претензия правозащитников, оппозиционеров и многих простых ингушей к этому голосованию. Глава правозащитной организации «Машр» Магомед Муцольгов считает, что в списки попали никому не известные люди, а с народом не посоветовались. Наблюдатели на посещенных мною участках никаких нарушений не заметили. В отличие от ингушского «Яблока», кандидатов которого зарегистрировали только в трех населенных пунктах.

Лидер «яблочников» Дауд Гаракоев ночью рассказывал «Газете.Ru», что им не выдают на руки итоговые протоколы в УИКах, а кандидатов выдворяют с участков, хотя их нахождение там и не запрещено законом. «Не отдают потому, что хотят их откорректировать и сфальсифицировать. А мы идем в Малгобеке на втором месте, отставая от «Единой России» только на 5–6%», — убеждал меня Гаракоев.

Утром выяснилось, что у «Яблока» в Малгобеке чуть больше 5% (770 голосов), а у «Единой России» почти 75%.

Корреспонденту «Газеты.Ru» проследить за последним часом работы избирательных комиссий не удалось. Как только я сел на стул в одном из участков и начал отмечать в блокноте каждого пришедшего избирателя, меня со свойственной на Кавказе настойчивостью, подкрепленной улыбкой и демонстрацией травматического пистолета, увезли отмечать выборы как праздник ингушского народа. Пока отмечали, хозяева импровизированного вечера настоятельно попросили написать, что явка составила 95%, а она в итоге оказалась, как и в среднем по республике, в районе 80%.