«Молиться всем коллективом»

Чиновники утверждают, что власти загоняли их на молебен в память погибших осетинов

Елизавета Сурначева, Светлана Бочарова 18.09.2008, 18:34
ИТАР-ТАСС

Чиновники администраций ряда регионов рассказали «Газете.Ru», что начальство заставляло их посещать церковные службы, приуроченные к сороковому дню нападения грузинской армии на Цхинвали. Ранее чиновников «убедили» помочь республике деньгами.

«Бред! Бред! Заставляют сегодня в 17.00 идти всем коллективом в храм молиться (!!!) за упокой душ осетин! — написал 16 сентября в своем блоге один из жителей небольшого города в Омской области. — Вначале с наших зарплат — практически не спрашивая нашего согласия — срезали деньги в фонд помощи Южной Осетии. Сейчас — заставляют (!!!) идти в храм и скорбеть (!!!)».

Госслужащий, возмутившийся принуждением к панихиде, как и некоторые его коллеги, так в результате на службу и не пошел. Да и вообще, из всей организации, наименование которой он называть опасается, дошло до службы не больше десяти человек.

По словам очевидцев, чиновники на молебне подходили к «ответственному за организацию», отмечали свое присутствие и минут через пять уходили домой.

Коллега блогера, опубликовавшего пост, рассказал «Газете.Ru», что речь идет о «подведомственной структуре областного министерства». «С утра пришел сотрудник общего отдела — он занимается кадровыми вопросами — и сказал, что в 17.00 все должны отправиться на молебен по гражданам Южной Осетии».

О том, что грозит тем, кто не пожелал посещать храм, ничего сказано не было.

По словам собеседника «Газеты.Ru», до этого работников «структуры» в добровольно-принудительном порядке заставили перечислить однодневный заработок в фонд помощи пострадавшим в Южной Осетии.

После войны в Южной Осетии в администрациях российских регионов, как выяснила «Газета.Ru», действительно были созданы штабы по оказанию помощи Цхинвали. У самих региональных чиновников не всегда был выбор жертвовать или не жертвовать деньги.

Так, обязали сдать средства в размере однодневного заработка всех без исключения сотрудников правительства Ярославской области, рассказал «Газете.Ru» сотрудник его аппарата.

В ряде регионов решение об обязательном пожертвовании принимали целые депутатские корпусы. По словам одного из госслужащих, необходимость фактически принуждать местное чиновничество к благотворительности у региональных властей возникла после того, как бюджетное законодательство лишило их права формировать собственные резервные фонды, которые есть, к примеру, у крупных коммерческих и даже государственных предприятий. В результате средств на «непредвиденные расходы» ни в региональных, ни в муниципальных бюджетах просто нет, и лояльность Москве губернаторам и главам администраций приходилось проявлять за счет средств подчиненных.

Небольшой город Омской области — Тара — не единственное место, где панихида по погибшим в Южной Осетии стала делом исключительно обязательным.

Бывший мордовский госслужащий рассказал «Газете.Ru», что в Саранске к молебну привлекались не только работники бюджетных организаций, но и работники негосударственных организаций.

«В этот день с утра на площади вокруг местного «центрального» православного храма были установлены ограждения. Затем в обед «по звонку» были извещены руководители госпредприятий «и вообще» о нобходимости обеспечить явку».

Преподаватель Мордовского госуниверситета рассказал, что студентов и преподавателей посещать панихиду не обязывали.

Представитель «Объединенного гражданского фронта» Марина Литвинович рассказала «Газете.Ru», что, по ее информации, это не первые случаи принуждения бюджетников к посещению службы в регионах, иногда панихида служилась сразу после митинга, который работникам бюджетной сферы советовали настоятельно посещать.

Панихиды по погибшим в грузино-югоосетинском конфликте в сороковой день после начала югоосетинского вооруженного столкновения 16 сентября прошли в храмах Томска, Саратова, Иваново, Новосибирска, Сахалина, Ростова-на-Дону, Волгограда. Несколько жителей Сахалинского края рассказали «Газете.Ru», что ни на какие молебны бюджетных работников ходить не заставляли. Не слышали о подобном и во Владимире и Саратове.