Слушать новости

«Часто женщина берет в семью няню, а потом ревнует»

Психолог Вита Малыгина о том, как найти няню, но не отдавать ребенка на аутсорсинг

Как найти хорошую няню, но не отдавать ребенка на аутсорсинг, чем хорошо дворянское воспитание и что делать с пропагандой в детских садах — «Газета.Ru» поговорила с психологом Витой Малыгиной.

— Сейчас нанимать няню — дело вполне распространенное, родителям, особенно мамам, это дает больше свободы, возможность работать, уделять себе больше времени. И тут возникает вопрос: насколько глубоко няня должна погружаться в жизнь семьи, влиять на ребенка?

— Няня не в безвоздушном пространстве существует, она зачем-то нужна родителям. И степень ее влияния на ребенка зависит прежде всего от того, насколько сами родители хотят ей это влияние отдать. Не она принимает решения — управляют процессами родители.

Да, довольно часто бывает, что няня берет на себя функции родителей в семье — вероятнее всего, потому, что им так удобно. Тогда они освобождены от необходимости думать о том, как жизнь ребенка устроена, какие у него привычки, что для него хорошо, что для него плохо.

— В такой семье рано или поздно мама может почувствовать, что ребенок больше любит няню, чем маму, — и это довольно неприятно. Как тогда быть?

— Очень часто бывает, что женщина берет няню, а потом начинает испытывать ревность. Это может быть связано с тем, что мама сама недостаточно психологически зрелый человек и бессознательно, а иногда и осознанно мечтает, что вот наконец-то появился человек (ребенок), который будет любить ее одну.

И тут приходит какая-то женщина, которая претендует на то, чтобы этот ребенок ее тоже любил.

Для многих это очень серьезное испытание — допустить вообще, что моего ребенка кто-то будет любить так же сильно, как я. И что ребенок будет любить кого-то, может быть, сильнее, чем меня.

А бывает и так, что няня, будучи любящей, понимающей, заходит на территорию родителей.

— В чем это выражается?

— Смотрите, приходит чужой человек в семью. Логично ожидать, что он не будет навязывать свои привычки, а постарается узнать, как тут все устроено, как живет семья, и будет в рамках этого держаться. Если няне что-то хочется изменить, она должна будет это мягко предложить.

Например, ребенок каждое утро ест хлопья с молоком. Няне кажется, что хлопья с молоком — это плохой вариант, а хороший вариант — каша. Она может маме сказать: «Давайте попробуем». Но если мама скажет: «Нет, я верю в волшебную силу хлопьев, поэтому кормим хлопьями», няне лучше это принять. Не устанавливать свои порядки. А когда начинается «Что это у вас ребенок спать ложится в 22.30? Дети должны спать в 21.00!» — это повод насторожиться.

— Это, наверное, не единственный повод насторожиться?

— Подыскивая няню, нужно ориентироваться на себя, на свои ощущения. Если вам дискомфортно от того, что няня слишком сильно влюбляет в себя ребенка, ищите другую.

Отдельных отношений няни и ребенка не существует. Все равно они на троих, а то и на четверых.

И если маме неспокойно, она должна себе в этом довериться. Если эта женщина не может ей обеспечить достаточный комфорт, значит, мама не будет себя чувствовать в безопасности. Искать надо ту, с которой тебе будет комфортно. И которую ребенок будет принимать. Ребенок доволен — и мне спокойно, это главный показатель. (Если мне спокойно, а ребенок недоволен, это тоже плохой вариант.)

Мамы, особенно молодые, стараются привыкнуть, притереться, потому что няню искать всегда очень сложно. Хочется найти побыстрей. Но привыкать к чему-то, насиловать себя — не надо.

Да, бывает, что маме только кажется, будто что-то не так, — и все равно не стоит поддерживать дальше отношения с этой няней. А бывает, что ей не кажется.

К сожалению, агентства, услугами которых многие пользуются, насколько я знаю — я сама пользовалась услугами этих агентств, — вообще не осуществляют никакой, хотя бы минимальной, психологической проверки. А они могли бы хотя бы на уровне компьютерной диагностики провести психологический тест, проверить уровень агрессии, депрессивность, конфликтность.

— Родители сами могут что-то такое сделать?

— Она может на уровне здравого смысла посмотреть, что за человек к ней пришел. Спросить все документы. В конечном счете, она имеет право даже попросить принести справку из диспансера, попросить пройти тестирование. И нормальная женщина это сделает. Если она понимает, что ее работа связана с людьми, если она заинтересована в работе, это не должно ее оскорбить.

Психодиагностика стоит от трех до пяти тысяч, насколько я знаю: там за два-три часа человека тестируют, с ним проводится беседа, потом выдается заключение, в каком этот человек находится психологическом состоянии.

Семья, которая нанимает, наверное, может эту услугу и оплатить. Кроме того, уж точно нужно проверять все документы, паспорт, просить рекомендацию. И вычеркивать человека, который даст на это странную реакцию.

Я не говорю, что нянь надо выбирать только так. Но если вы очень по этому поводу беспокоитесь, если вам важны хотя бы минимальные гарантии, не стесняйтесь и старайтесь получить как можно больше информации о человеке.

— Няня — это все-таки член семьи или наемный работник?

— Это во всех семьях устроено по-разному — как кому удобно. Например, в обеспеченных семьях мама и папа редко присутствуют, а вокруг ребенка целый штат сотрудников — шофер, няня, ночная няня. Ребенок живет в окружении этих работников. Такие родители любят подчеркивать, что это нанятые сотрудники, и соответственно выстраивать с ними отношения. И так же выстраивают отношения детей с этими людьми.

Но когда твой ребенок все время живет среди штатных работников, он лишен качественного общения. Как в фильме «Игрушка» — был такой с Пьером Ришаром. Там сын богатея, который стал жертвой вот этого обслуживания персоналом. У него там гувернантки, те, кто накрывает ему на стол, кто-то еще. Все они делают «под козырек». Родители с ним не общаются. Получается, что он предоставлен сам себе в одиночестве. Он весь облизан, но никто с ним не обращается как с человеком.

И сейчас такая проблема есть. В состоятельных семьях дети вырастают на руках нянь, которые видят себя прежде всего нанятыми сотрудниками.

Получается, что дети до десяти, до восьми лет не моются сами, не вытирают себе попу. Их кормят с ложечки. Они не убирают за собой посуду, у них забирают тарелки, как в ресторане. И это вопрос не к няне, а к родителям. Няня реагирует на запрос и ценит свое место. Ей дана задача — она ее выполняет. Нужно, чтобы родители ее переключали, что надо ребенка учить делать что-то самому.

А родителям придется принять, что если они ребенка отдали «на аутсорсинг» и мало уделяют ему времени, то няня займет в его жизни большое место. Так было всегда. Пушкина вырастила Арина Родионовна, и не только Пушкина.

— Кстати, о Пушкине. До революции в богатых семьях ведь тоже был такой штат сотрудников?

— Да, были семьи, дворянские и купеческие, где нянюшки занимались ребенком лет до четырех-пяти. Нянюшки были чем-то средним между бабушкой и мамой. Иногда в нянях оставалась кормилица, которая его кормила. Но часто кормилицу из семьи отправляли, после того как ребенка отлучали от груди, — получалось, что женщину, к которой ребенок привязан, удаляли, и дети к этим кормилицам бегали в деревню. Там много было драм и травм.

От нянюшки ребенок попадал к гувернерам, которые его учили, следили за режимом, прививали ему хорошие манеры.

У мальчиков еще были дядьки, которые их погружали в мужскую жизнь — по полям с ними скакали. Папа в этом случае или занимался хозяйством, или возлежал на диване, или ездил в гости. Те, кто занимался детьми, считались отщепенцами. Как и матери в дворянских семьях, которые сами кормили ребенка грудью. Это было не принято.

Маменьку, папеньку дети на «вы» называли. Их гувернеры приводили такими чистенькими к маменьке и папеньке, чтобы мама поцеловала и пошла дальше.

— Неужели материнский инстинкт не включался ни у кого?

— Ну почему, были отдельные «извращенки». Например, мама писателя Набокова занималась своим ребенком, ей это нравилось. У него были, естественно, и няньки, и мамки, но она уделяла ему очень много времени. Но это уже был конец XIX — начало XX века.

У Лотмана есть «Очерки русской культуры» — он там много пишет о роли русской женщины-дворянки в воспитании где-то начиная с 20—30-х годов XIX века. Тогда в моду вошло женское чтение, благодаря этому женщины увлеклись детскими книжками и стали своим детям их читать. Это стало модно. Немножко похоже на то, что сейчас происходит, кстати.

— У нас это модно у довольно узкого сегмента.

— Ну и дворянство тоже было совсем немногочисленной прослойкой.

— Воспитанием сейчас занимаются еще и в детских садах, школах. Многим мамам не нравится, когда в детских садах их детям навязывают какие-то ценности, которые они не разделяют.

— При одной мысли, какие стишки по старинке учат во многих наших садах, мне становится плохо. Где они их берут? Иногда, конечно, появляются интересные люди там, которые что-то меняют в саду.

Но в целом — да, многим родителям не нравится, что и в детских садах, и в школах снова стали заниматься пропагандой.

Но деться все-таки и от сада, и от школы большинству родителей некуда. И тогда у нас, как у родителей, есть только один способ противостоять идеологической грубой пропаганде: говорить с ребенком обо всем об этом. Рассказывать ему, как вы это видите. Все равно он верит нам больше. Конечно, при условии, что у нас с ребенком хорошие, доверительные, человеческие отношения. Вот, кстати, еще один повод именно так с детьми жить.

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть