Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Я из страшной русской сказки: «Территория» — фолк-хоррор в лесах Урала

Рецензия на сериал «Территория» — фолк-хоррор с Андреем Мерзликиным

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Вечером 12 октября начинается показ российского фолк-хоррор-сериала «Территория». Обычная версия шоу будет выходить на канале ТНТ, а без цензуры — на платформе Premier. По сюжету в уральские леса приезжают патологоанатом Николай и его племянник Егор. Они ищут родителей юноши, которые отправились сюда в экспедицию и перестали выходить на связь. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков посмотрел два эпизода «Территории» — и пока что видит в ней лучший хоррор на отечественном фольклорном материале, какой только можно вообразить.

Одним из лучших российских сериалов прошлого года было «Мертвое озеро» Романа Прыгунова — мистический детектив про убийство в заснеженном городке, где Евгений Цыганов опять изображал угрюмого сыщика с суицидальными наклонностями. Ценность шоу заключалась не столько в увлекательности самой истории, сколько в успешном переложении традиции скандинавского нуара на нашу почву. Холод внутри и снаружи героев отлично прижился на той части РФ, что располагается за полярным кругом (мы даже предложили впредь использовать слово «нордический» вместо «скандинавского»). А от налета искусственности адаптацию избавляли локальные приметы — в частности, напряженные отношения жителей Чангадана с коренным населением.

Теперь ТНТ повторяет эксперимент уже с другим жанром — фолк-хоррором, во второй половине 2010-х испытавшим небольшой ривайвл. Сейчас его главные апологеты на Западе — Ари Астер, режиссер «Солнцестояния», и Роберт Эггерс, автор «Ведьмы» и «Маяка». В той же парадигме — «Апостол» Гарета Эванса, «Гретель и Гензель» Оза Перкинса, а также свежий сериал Денниса Келли «Третий день» с Джудом Лоу и Наоми Харрис. Теперь в этот список неожиданно добавляется «Территория», написанная Анастасией Самойловой — сценаристкой довольно чудовищной «Секты».

В живописные декорации уральских лесов приезжают двое: патологоанатом Николай (Андрей Мерзликин) и его 19-летний племянник Егор (Глеб Калюжный). Они ищут родителей юноши, которые отправились сюда в этнографическую экспедицию, а затем перестали выходить на связь, — вестей нет уже пятый день. По ходу дела к квесту присоединяется пара студенток пермского филфака — Надя (Ася Чистякова) и Таня (Ксения Отинова). Всем вместе им предстоит столкнуться с бестиарием из коми-пермяцкой мифологии, колдунами и старообрядцами.

Предупредим сразу: «Территорию» не следует воспринимать в хоть сколько-нибудь документальном ключе, многие вещи здесь искажены в угоду зрелищности и эффектности. И это работает: сериал сразу же затягивает жуткой атмосферностью, при том что он никуда особенно не торопится, а впервые разгоняется лишь на излете первой серии. К «Территории» спокойно можно придраться, например, по поводу быта и обычаев старообрядческих общин (как правило, их дома совсем не ветхие и грязные, а главы поселений вряд ли могут практиковать колдовство). Только делать этого совершенно не хочется: сериал слишком хорош, чтобы выискивать в нем изъяны, а сами по себе эти допущения не бросаются в глаза.

Дело в том, что обширный и разнообразный фольклор народов, проживающих в России, — невероятно перспективный материал, который преступно долго ждал своего часа на экране. Эстетика страшной сказки — то, за что стоит любить группу «Король и шут», и то, что помогло группе Ic3peak написать главный русскоязычный альбом 2018 года. Это то, почему невозможно не любить «Вечера на хуторе близ Диканьки» Николая Гоголя, даже если остальное творчество писателя вам чуждо, и то, почему «Ведьмак» Анджея Сапковского обрел здесь бешеную популярность — в первую очередь его игровые адаптации («Территория», кстати, местами напоминает хтонический ужас сюжетной линии из третьей игры — про ведьм с Кривоуховых топей).

До настоящего времени в подобном ключе работал единственный в стране хоррормейкер Святослав Подгаевский («Русалка. Озеро мертвых», «Яга. Кошмар темного леса»), плюс имелся вполне удачный опыт с трилогией «Гоголь» (а о трудах Олега Степченко давайте, пожалуйста, никогда не вспоминать). И к тому, и к другому имелись небольшие вопросы, на что-то приходилось закрывать глаза. «Территория» же кажется пределом мечтаний — честно говоря, тянет выдохнуть и доверчиво окунуться в нее с головой, расхваливая направо и налево. Но память о недавней «Игре на выживание», которая тоже завлекала природными красотами, а в итоге не оправдала никаких надежд, вынуждает задержать дыхание подольше. Всего будет семь эпизодов — дай бог, не задохнемся.