Крамаров, Юматов и другие: кого не взяли в «Белое солнце пустыни»

Трагедии и паника: как снимали «Белое солнце пустыни»

Фильм «Белое солнце пустыни», ставший одним из памятников советского кинематографа, вышел на экраны 30 марта 1970 года, однако его съемкам и выходу в прокат мешало множество обстоятельств, а окончательное решение о судьбе картины принял лично генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. «Газета.Ru» рассказывает, как проходил отбор актеров на главные роли и кто мог сыграть героев, чьи образы и цитаты стали культовыми для нескольких поколений отечественных зрителей.

Путь к зрителю одного из главных фильмов для понимания советской культуры «Белое солнце пустыни» оказался более чем тернист — худсовет требовал вносить правки в сценарий, на съемках погиб один из каскадеров, а техническое оснащение съемочной группы было крайне скудным, так как основные ресурсы кинематографа СССР в тот момент были задействованы на съемках военной эпопеи «Освобождение».

Проблемы возникали и на стадии подбора актеров, который начался в январе 1968 года. Из всех кто, пробовался на главную роль красноармейца Федора Сухова, режиссер Владимир Мотыль отобрал двух претендентов — Анатолия Кузнецова и Георгия Юматова, сделавшего себе имя еще в 1950-х годах. И если Кузнецов, испытывавший пресыщенность от «положительных» ролей, сначала скептически отнесся к предложению принять участие в съемках, то для Юматова «Белое солнце пустыни» могло стать возвращением в большое кино.

Мотыль всерьез склонялся к выбору в пользу Юматова, с которым они много работали перед началом съемок. По словам постановщика, тот часто принимал деятельное участие в работе над фильмом. Так, в ходе обсуждения сцены пленения Сухова именно Юматов предложил драматургическое решение, которое могло показать, каким образом его герою удалось выбраться от врагов.

«Мы ломали голову, и я сказал Георгию: «Вот как?». Георгий, смекнув несколько секунд, говорит: «Дай мне свои часы». Он их надел на руку и дальше сказал все точно: «Этот бандит не может не быть падким на часы». Мы сами становимся участниками мизансцены, которую Жора решил нам продемонстрировать. Он снимает эти часы, кричит: «Лови». Бросает условному бандиту, носком бьет по руке, и часы вылетают. Он падает и говорит: «Я снизу их всех расстреляю». Эта мизансцена, конечно, дорого стоит», — рассказывал он.

Юматов был уже утвержден на роль, однако в ночь перед первой съемкой произошло событие, поставившее крест на его участии в фильме.

«Для Юматова это была трагедия... Были похороны, поминки какого-то человека, которого знал, видимо, Юматов, и там случилась драка. Сейчас я понимаю, что Юматов с его чувством справедливости, с его мужеством, когда завязалась драка, ввязался. Я уверен, что он как боец одолел бы любого противника, если бы это был один, но на него навалились, вероятно, несколько человек. Его лицо было сплошь в кровоподтеках, в опухоли», — вспоминал Мотыль о тех событиях.

По его словам, ждать выписки актера из больницы и возвращения в форму означало отложить съемки фильма на месяц, чего его команда никак не могла себе позволить в условиях скромного бюджета и пристального внимания со стороны комитета кинематографии. Поэтому режиссер дал телеграмму Кузнецову в Москву, и роль Сухова досталась ему.

__is_photorep_included13028587: 1

Трудности возникли и с исполнителем роли Павла Верещагина.

«В съемочной группе «Белое солнце пустыни» царила паника. Кончилось лето, а поиски исполнителя на роль Верещагина безбожно затягивались», — говорил постановщик фильма.

Специально для этой роли у Мотыля был на примете Павел Луспекаев, однако в начале 1960-х у актер обострилась болезнь ног и ему пришлось ампутировать пальцы на ступнях. Однако после провала на пробах всех претендентов режиссер все же решился предложить ему роль. К тому моменту актер прошел курс лечения и чувствовал себя значительно лучше.

«Первое, что меня удивило — Луспекаев был на ногах! Если мне не изменяет память, двери он открыл сам. Никаких костылей. Только в руке палка. И с ходу разговоры — о роли, о сценарии, который он уже прочитал. Я тогда пообещал, что часть сцен на баркасе мы перенесем в павильон, чтобы ему не мучиться в штормовую качку. Однако Луспекаев с этим не согласился», — делился Мотыль впечатлениями от встречи с ним.

Актер считал, что его герой должен предстать перед зрителями сильным и здоровым, и наотрез отказывался от любых «послаблений по здоровью».

«Я сыграю то, что ты придумал. А инвалида успею в другой какой-нибудь картине», — отвечал он на подобные предложения постановщика.

Непросто проходил также отбор актера, который должен был сыграть Петруху. Из сценария была не до конца понятна природа персонажа, и на эту роль пробовались как актеры трагического жанра, так и звезды комедий. В частности, для участия в пробах в Ленинград приехал Савелий Крамаров, однако через две недели после этого Мотыль обратил внимание на актера Николая Годовикова, который сыграл в небольшом эпизоде его предыдущего фильма. Это стало первой крупной ролью для начинающего актера.

Поначалу не хотела сниматься в фильме и Галина Лучай, исполнившая роль Катерины Матвеевны. До знакомства с ней Мотыль отсмотрел два десятка профессиональных актрис и жительниц деревень в окрестностях Ленинграда, однако, только увидев Лучай в монтажной комнате «Ленфильма», он сделал окончательный выбор.

«Сниматься не буду. У меня телевизионные циклы, очерки, к тому же ребенок грудной и муж вдобавок», — сказала она.

Лучай не имела опыта съемок в кино и работала редактором в «Останкино». Но путем уговоров и обещаний режиссеру удалось убедить ее сыграть бессловесную, но знаковую для фильма роль.

Однако даже после того, как актерский ансамбль был укомплектован, съемочную группу продолжали преследовать проблемы — от нехватки технического оборудования, большая часть которого была задействована на съемках военной эпопеи «Освобождение», до обвинений режиссера в профнепригодности и отказа директора «Мосфильма» принимать готовый фильм.

Судьбу картины, как это не раз бывало в СССР, решил глава государства. Будучи большим поклонником вестернов, генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев дал высокую оценку фильму во время специального закрытого показа. После этого чинить дальнейшие препятствия выходу в широкий прокат «Белого солнца пустыни» было уже невозможно, и 30 марта 1970 года фильм вышел на экраны, став одним из самых популярных и знаковых киноработ своего времени.