На маленьком плоту: «Арахисовый сокол» о жизни с синдромом Дауна

На волне Марка Твена: рецензия на «Арахисового сокола» с Лабафом и Джонсон

В прокат выходит приключенческая трагикомедия «Арахисовый сокол» Тайлера Нилсона и Майка Шварца с Заком Готтзагеном, Шайей Лабафом и Дакотой Джонсон в главных ролях. Это переосмысляющая «Приключения Гекльберри Финна» история про юношу с синдромом Дауна, который мечтает стать рестлером, и неудачливого рыбака, ищущего лучшей жизни. Кинокритик «Газеты.Ru» Павел Воронков увидел в «Арахисовом соколе» одну из самых добрых и нежных картин текущего года.

В России книги Марка Твена про Тома Сойера и Гекльберри Финна читают и любят больше ста лет. Советские постановщики Лазарь Френкель и Глеб Затворницкий даже экранизировали их одними из первых, еще в 1936 году (правда, всенародного обожания удостоилась не эта адаптация, а вышедший почти 50 лет спустя телефильм Станислава Говорухина). На Западе тем временем уже многие годы спорят, расистские эти романы — или все-таки нет.

Некоторые говорят, что необходимо делать скидку на то, что большая часть жизни писателя пришлась на вторую половину XIX столетия, когда нравы были принципиально иными. Некоторые настаивают, что «Приключения Гекльберри Финна» — это настоящая ода освобождению темнокожих от рабства. Некоторые считают, что сегодня произведения Твена необходимо цензурировать и вырезать из них слова на букву «н», а в нынешнем виде — исключать из школьной программы. Некоторые убеждены, что так поступать ни в коем случае нельзя. Судить, наверное, не нам.

Одно можно сказать с уверенностью: история приключений «невоспитанного, немытого и всегда голодного» мальчика — великолепный в своей универсальности сюжет. К счастью, молодые американские кинематографисты Тайлер Нилсон и Майк Шварц тоже читают и любят Твена. Еще около восьми лет назад в калифорнийском лагере для актеров с инвалидностью будущие режиссеры познакомились с человеком по имени Зак Готтзаген. Втроем они решили снять фильм.

«Арахисовый сокол», премьера которого прошла в марте на фестивале South by Southwest, всецело отвечает духу времени. Это инклюзивное кино, которое выгодно отличается от своих больших «голливудских» собратьев тем, что вместо осторожных популистских рассуждений обо всем хорошем просто берет и на деле пытается что-то изменить. Весь фильм держится на герое с синдромом Дауна в исполнении актера с синдромом Дауна.

На экране Зак изображает своего тезку, который тоже пытается что-то изменить. 22-летнему узнику дома престарелых осточертело сидеть взаперти, мотая по кругу видеокассету с рекламой школы рестлинга Соленого реднека (Томас Хейден Черч). С третьей попытки он сбегает из-под носа волонтерши Элеанор (Дакота Джонсон) и отправляется на поиски своего кумира. На пути ему встречается бедствующий рыбак Тайлер (Шайа Лабаф), который также покидает родные места в поисках лучшей жизни. Путешествие они продолжают уже вдвоем.

«Арахисовый сокол» — маленькое, крохотное кино с огромным сердцем, одна из самых добрых и нежных картин текущего года. Интонационно и структурно фильм напоминает трагикомедию Тайки Вайтити «Охота на дикарей» — еще одну трогательную историю про одиссею двух одиночеств. К нему так и просится эпитет «необязательный», но это желание обманчиво: лента Нилсона и Шварца получилась именно что обязательной к просмотру. Вроде бы ничего выдающегося в ней нет: немного топорные экспозиционные диалоги сменяются несколько неправдоподобной завязкой (серьезно, просто решили не заявлять в полицию?) и довольно клишированными сюжетными поворотами из сотен роуд-муви. Но магия «Арахисового сокола» заключается не в том, что он говорит, а как именно.

Пожалуй, это одна из самых убедительных работ Лабафа, который может быть отличным актером, когда приходит в себя и берется за ум. Роль никому не нужного изгоя ему очень к лицу — учитывая, что нечто подобное произошло и с самим актером и его карьерой. Джонсон на глазах превращается в большую артистку, проделывая путь Кристен Стюарт в ускоренном режиме: стартовав с бесконечно ужасными «Пятьюдесятью оттенками серого», в считанные годы она доросла до мощных выступлений в «Суспирии» Луки Гуаданьо и «Ничего хорошего в отеле «Эль Рояль» Дрю Годдарда.

Однако «Арахисовый сокол» — это в первую очередь бенефис Готтзагена, который позволяет зрителю взглянуть на мир своими глазами. Важнейшая заслуга фильма состоит в том, что он ни разу не позволяет себе взглянуть на собственного героя с покровительной снисходительностью. Поэтому на любые шероховатости моментально закрываешь глаза, а на предлагаемые условия с легкостью соглашаешься — как и герой Лабафа в какой-то момент бросает вдалбливать своему спутнику перечень требований. Какое первое правило? Да нет же, не тусоваться! Ну ладно, ладно, пусть будет тусоваться.

На своем маленьком плоту, который здесь играет такую же важную роль, как в «Приключениях Гекльберри Финна» (свой основной источник вдохновения создатели не скрывают, а наоборот, всячески подчеркивают), трое героев проплывают красоты реднековской Америки (великолепный труд оператора Найджела Бака, снимавшего эпизоды второго и третьего сезонов «Настоящего детектива»). В этих неслучайных декорациях выпускница Университета Джорджа Вашингтона (в синем платье) и работяга без полноценного образования (в красной кепке) находят общий язык; примиряет два полярных мира человек, которого определяет только его мечта — и больше ничто.

«Друзья — это семья, которую мы выбираем», — говорит в напутствие Заку добродушный инженер-«сокамерник» Карл (Брюс Дерн) перед тем, как раздвинуть прутья их темницы. Эту мысль старее мира мы где только не слышали, но редко когда она звучала столь убедительно. Даже саундтрек из самого простецкого в мире кантри не заглушает этот звук.