Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Две равно уважаемых семьи

Канал ABC начал показ сериала «Под несчастливой звездой»

Уэйд Бригс, Лашана Линч и Стерлинг Сулейман в сериале «Под несчастливой звездой» (2017) imdb.com
Уэйд Бригс, Лашана Линч и Стерлинг Сулейман в сериале «Под несчастливой звездой» (2017)

Канал ABC начал показ сериала «Под несчастливой звездой» — новой работы создателя «Анатомии страсти» Шонды Раймс, которая в своей «Ромео и Джульеты» объединила для продолжения шекспировской драмы о несчастной любви актеров разных национальностей.

Розалина Капулетти (Лашана Линч) и Бенволио Монтекки (Уэйд Бриггс) становятся свидетелями тайного брака Ромео (Люсьен Лависконт) и Джульетты (Клара Ругард). Дальнейшие события известны: Тибальт, двоюродный брат Джульетты, убивает Меркуцио, близкого друга Ромео; тот убивает Тибальта и должен покинуть город по повелению герцога Эскала (Стерлинг Сулейман), а Джульетте суждено выйти замуж за графа Париса (Торранс Кумбс). Юные влюбленные пытаются избежать предназначенной им участи и гибнут оба.

Реклама

Но история на этом не заканчивается. Во время похорон Ромео и Джельетты на статуе, которая должна встать над могилой, обнаружено нецензурное слово, обозначающее девушку с пониженной социальной ответственностью. Капулетти обвиняют Монтекки, начинается всеобщая резня, город горит, повсюду снуют вооруженные банды. И герцог не придумывает ничего лучшего, чем организовать новый брак представителей враждующий семейств — тех самых Розалины и Бенволио. Правда, будущие муж и жена не в восторге друг от друга, но ради милой Вероны чего только не сделаешь.

На канале ABC стартовала многосерийная драма «Под несчастливой звездой» (Still Star-Crossed) — вольное продолжение пьесы Шекспира «Ромео и Джульетта», в которой обитателей средневековой Вероны играет причудливая смесь черных и белых актеров.

Пресловутое «разнообразие» (diversity по-английски) — перед тем, как стать ключевым словом для киевского «Евровидения» — стало едва ли не девизом Голливуда после «Оскара-2016». На котором, напомним, в актерских номинациях вдруг — второй год подряд — не оказалось ни одного чернокожего претендента. Чтобы обеспечить это разнообразие, Американская киноакадемия в срочном порядке поменяла состав номинационных советов (по расовому и гендерному признакам), кинокомпании тоже были озабочены квотами на экранное время для актеров других рас. А различные ученые (в том числе и британские) с удовольствием подбрасывают им пищу для размышлений своими исследованиями уже вышедших фильмов и заработков актрис.

До истинного равенства от всей этой суеты путь неблизкий, и отдельные прорывы на общую ситуацию влияют слабо.

Пьеса «Гарри Поттер и Проклятое дитя» тому пример — стоило создателям спектакля взять на роль Гермионы Грейнджер чернокожую актрису (Нома Думезвени), как поклонники поттерианы нашли для выражения своих чувств такие слова, которых не было в романах Джоан Роулинг.

Писательница в итоге обвинила всех возмутившихся в расизме и защитила Думезвени от нападок, спектакль прошел с успехом и завоевал девять премий Лоуренса Оливье, но до конца пережить столь неожиданную замену Эммы Уотсон фанаты, кажется, так и не смогли.

Если бы у Шекспира в наше время были такие же поклонники, как у книг о юном волшебнике, после премьеры «Под несчастливой звездой» им пришлось бы очень и очень тяжело. Но британский классик жил давно, и, хотя его пьесы и сейчас составляют заметную часть репертуара театров всего мира, найти классическую постановку значительно сложнее, чем очередное режиссерское видение знакомого сюжета. Даже в рамках фестиваля «Золотая маска» нынешнего года было несколько спектаклей по мотивам Шекспира — например, «Строптивая» курганского Театра драмы или «Гамлет», поставленный Львом Додиным в питерском Театре Европы с Данилой Козловским в заглавной роли.

В кино ситуация схожая.

Баз Лурман 20 лет назад выдал героям «Ромео и Джульетты» пистолеты, посадил их на машины — и заставил проговаривать шекспировский текст с серьезным выражением лица. В режиссерском дебюте Рэйфа Файнса «Кориолан» (2011) сюжет пьесы также разыгрывается в современных декорациях — в условиях балканского противостояния всех против всех.

Кадр из сериала «Под несчастливой звездой» (2017) imdb.com
Кадр из сериала «Под несчастливой звездой» (2017)

Но сюжеты Шекспира недаром зовутся вечными — пистолеты вместо шпаг мало что решают, подростковый максимализм за прошедшие 400 лет стал, пожалуй, лишь более явным, а возраст согласия оказался таким, что 13-летняя Джульетта его точно не проходит. Да и чернокожие актеры в условиях современного города выглядят как минимум не вызывающе. Другое дело, если фильм является костюмной реконструкций какой-либо эпохи. Кевину Рейнольдсу в картине «Робин Гуд: Принц воров» пришлось хоть как-то объяснять, как персонаж Моргана Фримена оказался на Британских островах XII века — как и всем последователям этого режиссера.

Авторы «Под несчастливой звездой» ничего объяснять не стали.

Придумала этот сериал известный продюсер и сценарист Шонда Раймс — афроамериканка, у которой в послужном списке значатся «Анатомия страсти» и его спин-офф «Частная практика», «Скандал» и «Улов». И если в «Анатомии страсти» экспериментировать с кастингом она не стала, то в «Под несчастливой звездой» оторвалась по полной.

Какая-либо система в подборе актеров для этого сериала отсутствует напрочь — у чернокожего Ромео белый кузен Бенволио, у белой Джульетты две чернокожие кузины (Розалин и Ливия).

Чернокожий герцог Эскал и его сестра-мулатка Изабелла родились у белого старого герцога, главы семей Капулетти и Монтекки также белые, а у актера, играющего Меркуцио, — вообще армянские корни.

Справиться с этим калейдоскопом поначалу очень сложно: авторы сериала совершенно не помогают зрителю, а, наоборот, нарочно запутывают. Иногда кажется, что это не продолжение «Ромео и Джульетты», не Верона, а какой-нибудь из городов Магриба — но нет, итальянские реалии начала XVI века упоминаются регулярно, да и белые актеры оказались бы на севере Африки того времени абсолютно не к месту.

Но в какой-то момент цвет кожи героев перестает иметь какое-либо значение.

То ли вдруг срабатывает то самое «разнообразие», то ли Шекспировский проявляет свой гений. У Лурмана и Рейнольдса было, кстати, по-другому — в их фильмах пистолеты и Фримен стали неотъемлемой частью сюжета, дополнив уже известные реалии новыми. «Под несчастливой звездой» просто показывает, что никакие квоты или административное давление не помогут достичь настоящего равенства — разделение все равно останется. Нужен хороший сюжет и хорошая игра актеров. Как у Шекспира, сыграть которого плохо просто невозможно.