Слушать новости

Судимы будете

Что происходит с судебными шоу на российском телевидении

Драма в студии с актерами или отставными юристами, Павел Астахов с «Часом суда» и «По делам несовершеннолетних» и обогнавший реальность «Суд присяжных» — что происходит с судебными шоу на российском телевидении.

Детективы давно стали одним из наиболее популярных жанров развлекательной литературы и кино. Преступление, совершенное кем-то неизвестным, проницательный детектив, едва заметные невооруженным глазом улики — и как апофеоз, наказание преступника. То есть суд. Телевидение тоже делало популярный продукт и с момента своего становления не чуралось классических детективов. А вот жанр судебного шоу был решением, наверное, не самым очевидным — хотя и менее затратным, чем съемка очередного сериала или фильма.

Арбитраж как решение

Первые судебные шоу появились на Западе еще на радио, а в конце 1940-х мигрировали и на телевидение. Тогда в США вышло сразу несколько похожих передач вроде «Перед судом» (On Trial) или «Ваш свидетель» (Your Witness) на канале ABC, перебравшийся с радио «Famous Jury Trials» — в общем, уже к концу 50-х их было очень много (при том, что часть программ-первопроходцев успела закрыться). Быстро был выработан общий подход к созданию таких шоу, основным элементом которого стала обязательная драматизация дела, рассматриваемого в телесуде, —

за отведенное время выпуска нужно было создать некую интересную коллизию, которая разрешалась в конце.

А уж были ли судебные шоу основаны на настоящих делах настоящих судей, кто именно сидел в судейском кресле (например, это мог быть отставной юрист или просто актер), был ли суд третейским (когда обе стороны согласились принять его решение к исполнению) или же постановочным — это не имело никакого значения. Ни для аудитории, ни для авторов программ.

Как и все жанры-долгожители, судебные шоу к середине 90-х годов оказались в чем-то вроде застоя — и нашли выход из этого положения:

почти полностью ушли от постановочных дел в область арбитража, постановления которого обязательны для участников.

Участники же таких шоу, в свою очередь, получают некий гонорар за то, что их внутренние дела становятся достоянием многомиллионной аудитории. Такое положение привело к тому, что судьями в шоу приглашались только те, кто имел хоть какой-то юридический опыт, — доверять свою судьбу актерам было бы все же чересчур. Самым ярким примером такого подхода стала программа «Судья Джуди» — она выходит с 1993 года (сейчас на CBS), а ведет ее отставной адвокат и судья Джудит Шейндлин.

Судебные шоу, как правило, выходят во время дневного эфира и, судя по исследованиям, теряют свою аудиторию менее других форматов дневного вещания. К концу нулевых на американском ТВ их было примерно столько же, сколько и различных ток-шоу, а в 2012-м, согласно исследованию, телесуды твердо занимали второе место по рейтингам среди дневных шоу, уступая только комедийным и игровым программам. Имелись и целые каналы, посвященные судебным битвам, — как, например, кабельные truTV (сначала назывался Court TV) или Justice Central.TV.

От человека до суда

В СССР похожую функцию выполняла передача «Человек и закон», которая выходила с 1970 года. Впрочем, скорее это была не имитация настоящего суда, как на Западе, а альманах, посвященный проблемам в стране; эту же направленность «Человек и закон» сохранил и сейчас — программа до сих пор выходит на Первом, являясь одним из долгожителей российского телевидения, а ведет ее Алексей Пиманов.

Также весьма опосредованно примыкает к данному жанру выходящий на НТВ документальный цикл Леонида Каневского «Следствие вели...», посвященный громким уголовным делам советского времени.

Примечательно, что именно эти программы входят в топ-100 российского телевидения: так, по данным «Медиаскопа», на неделе с 6 по 12 марта «Человек и закон» занял 21-е место (по всей России в аудитории 4+ его рейтинг составил 4,3%, а доля — 14,6%), а «Следствие вели...» — 42-е (рейтинг 3,4% и доля 11,4%).

Что касается собственно судебных шоу, то настоящий расцвет их случился в середине нулевых — в январе 2004 года РЕН ТВ начал показ шоу «Час суда», ведущим которого (а также судьей) был адвокат Павел Астахов.

В шоу рассматривались только гражданские дела, основанные на присланных зрителями материалах, но с изменением фамилий истцов и ответчиков и обстоятельств событий.

В том же месяце РЕН ТВ запустил и дочерний проект — «Час суда. Дела семейные», в котором разбирались конфликты между родственниками. В эфире канала он продержался три года и в 2007-м отправился на «Домашний» — уже под названием «Дела семейные».

Астахов и другие

Астахов, кстати, продолжил вести «Час суда» и после того, как стал уполномоченным при президенте по правам ребенка (в 2009-м), а закрылась программа осенью 2012 года. «Дела домашние» закрылась немногим раньше — весной того же года.

В 2005-м судебные баталии на телеэкране заинтересовали другие каналы.

2 августа на Первом стартовал «Федеральный судья», а на «России 1» — «Суд идет». Оба шоу были посвящены уголовным делам, а роль судей тоже исполняли адвокаты — по закону, действующие судьи не могли работать и на телевидении. Закрылись эти программы тоже почти одновременно:

«Федеральный судья» завершился в конце 2011 года, а «Суд идет» — в апреле 2010-го.

В 2007-м свое судебное шоу презентовал канал ДТВ (позже сменивший название на «Перец», а сейчас ставший «Че») — он запустил «Судебные страсти», посвященный гражданским делам. А в 2008-м на НТВ начался «Суд присяжных», который тоже был посвящен уголовным делам; любопытно, что к моменту старта программы такой суд действовал не во всех регионах России (хотя впервые был введен еще в 1993 году в шести областях).

Сейчас российское телевидение, можно сказать, от судебных шоу отдыхает. Запущенное после закрытия «Федерального судьи» на Первом канале «Право на защиту» продержалось в эфире только полгода (еще несколько месяцев ее показывал Пятый канал). На НТВ продолжает выходить «Суд присяжных», а на «Домашнем» идет придуманная Астаховым (и первоначально, в 2010-м, стартовавшая на РЕН ТВ) «По делам несовершеннолетних» — посвященная, как следует из названия, правонарушениям, которые совершили подростки.

Сейчас сложно сказать, состоится ли возвращение судебных шоу в эфир российского телевидения. Если учитывать западный опыт, то этот формат всегда будет востребован в том или ином виде. Возможно, потому, что в нем пропускается самая длинная часть любого расследования — сбор доказательств, сюжет сразу переходит к самому интересному — наказанию преступника. Но пока что отечественные телевизионщики воздерживаются от анонсов каких-либо аналогов «Часа суда» или «Федерального судьи».

Поделиться:
Новости и материалы
Все новости
Найдена ошибка?
Закрыть