Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Ударник» выбрал «Право на жизнь»

В Москве назвали лауреатов десятого сезона премии Кандинского

Татьяна Сохарева
На церемонии награждения лауреатов премии Кандинского в области российского актуального искусства... Евгения Новоженина/РИА «Новости»
На церемонии награждения лауреатов премии Кандинского в области российского актуального искусства, 14 декабря 2016 года

В кинотеатре «Ударник» назвали лауреатов премии Кандинского: ими стали Андрей Кузькин, Таус Махачева и Виктор Мизиано. «Газета.Ru» рассказывает о проектах-победителях.

Премия Кандинского, которой в этом году исполняется десять лет, не столько формирует тенденции в области современного искусства, сколько скрупулезно им следует, периодически подогревая споры рассчитанными на широкий медиаэффект провокациями, — взять хотя бы награждение «имперца» Алексея Беляева-Гинтовта в 2008 году или, наоборот, вылет из списка претендентов на награду Pussy Riot в 2012-м. Тем не менее

среди лауреатов награды едва ли попадется хоть одно случайное имя: Анатолий Осмоловский, Вадим Захаров, Александр Бродский, Юрий Альберт, Ирина Нахова, Андрей Филиппов.

Победители этого года также поддержали установку премии на умеренность и актуальность: никаких экстремистских сюжетов, только вдумчивая работа с памятью, культурной и личной, усиленная монументальным теоретическим трудом.

Андрей Кузькин – проект года Андрей Кузькин
Андрей Кузькин – проект года

В номинации «Проект года» в этот раз победил Андрей Кузькин — жюри отметило его проект «Право на жизнь». Кузькин, получив в 2008 году государственную премию «Инновация» за перформанс «По кругу» (в течение нескольких часов художник ходил по заполненному жидким бетоном бассейну, пока масса не застыла), очень долго числился в «перспективных молодых художниках».

Так, мотив застывания в радикальном жесте невольно определил его художественную стратегию.

С тех пор Кузькин вылепливал скульптуры из смоченного соленой водой хлеба в нелепых позах («Герои левитации»), запирал свой архив вместе с паспортом и другими личными вещами в железный ящик на 29 лет («Все впереди») и закапывался в землю головой вниз, изображая дерево («Явление природы, или 99 пейзажей с деревом»). Нынешняя награда наконец легализовала принадлежность художника, преодолевшего 37-летний рубеж, к «взрослому» искусству.

Особенно симптоматично, что проект «Право на жизнь» был для Кузькина своего рода карикатурной ретроспективой. Соединив документацию 70 своих акций с 2007 года,

он составил что-то вроде мемуаров, существующих сразу в трех вариациях: с одной стороны, это фотографии, наклеенные на холсты, и документальное видео, с другой, сложившаяся из тщательно проработанного архива книга и, наконец, череда событий художественной биографии автора (из которой, собственно, и вырос проект).

Кузькин, таким образом, поставил себя в ситуацию, когда любой род документации превращается в обессмысливающий все ритуал. Даже фотографии, помещенные в контекст рассыпающейся на материальные свидетельства памяти, больше отдают нездоровым фетишизмом, чем ностальгией. Это уже не слепки с реальности, а кривое зеркало. За единицу воспоминания он берет здесь событие, пересказанное с помощью разных медиумов, которые в данном случае работают примерно как фильтр в инстаграме: что-то сглаживают, что-то искажают, превращая память в набор веселых картинок.

За бортом главном номинации премии Кандинского в этом году остались Евгений Гранильщиков с пропитанными инфантильной тревогой видео, которые выставлялись в этом году в Мультимедиа Арт Музее, и группа «Синий суп» с видеоинсталляцией «Каскад», запечатлевшей парадную лестницу, постепенно — ступень за ступенью — затапливаемую водой.

Лучшим молодым автором стала Таус Махачева — дагестанская художница с европейским образованием. Как и Кузькин, она уже выигрывала молодежную «Инновацию». В своих работах она обращается к культурной памяти родного Дагестана, на тот или иной лад склоняя восточную тематику, участвуя в международных биеннале и расширяя свое присутствие в европейских музеях. Проект «Без названия – 2» — это видеодокументация перформанса, в рамках которого

Супер Таус — альтер эго художницы — таскала на себе памятник Марии Коркмасовой и Хамисат Абдулаевой, двум смотрительницам дагестанского музея.

В начале 1990-х они спасли полотно Александра Родченко «Абстрактная композиция» 1918 года, вырвав его из рук грабителя. Супер Таус ищет подходящее место для памятника сначала в Махачкале, затем в Москве и в Париже. Традиционное, таким образом, ищет себе место в современных институциях и в конце концов оседает на выставке в ММСИ.

Таус Махачева – молодой художник года Таус Махачева
Таус Махачева – молодой художник года

За главный приз в номинации «Молодой художник. Проект года» также боролись Аня Желудь с обрывками несостоявшихся выставок («Хуже, чем ничего») и Полина Канис с видео о монотонной жизни сотрудников закрытого заведения, захватившего здание бывшего музея («Смена»).

За лучшую научную работу наградили теоретика и куратора Виктора Мизиано за книгу «Виноградов и Дубосарский».

Он обошел Георгия Кизевальтера — главного архивариуса московского концептуализма («Переломные восьмидесятые в неофициальном искусстве СССР. Сборник материалов») и Алека Эпштейна — социолога и культуролога, написавшего первую полноценную биографию Оскара Рабина.

Победитель в номинации «Проект года» в этом году получит 1,8 млн рублей, «Молодой художник. Проект года» — 450 тыс. рублей, а призом в номинации «Научная работа. История и теория современного искусства» станет публикация в рамках издательской программы BREUS Publishing на русском или английском языках.

В состав жюри в этом году входили Екатерина Бобринская, Яра Бубнова, Марина Лошак, Ольга Свиблова, Зельфира Трегулова, Мария Цанцаноглу и Василий Церетели. Они решали судьбу номинаций «Проект года» и «Молодой художник. Проект года». Екатерина Андреева, Екатерина Бобринская, Екатерина Вязова, Елена Петровская и Александр Якимович отвечали за категорию «Научная работа. История и теория современного искусства».