Пенсионный советник

«Обитель» без «Теллурии»

«Русский Букер» объявил финалистов

Татьяна Сохарева 08.10.2014, 16:50
ТАСС/ Вячеслав Прокофьев

Литературная премия «Русский Букер» назвала финалистов: в короткий список вошли Захар Прилепин, Владимир Шаров, Анатолий Вишневский, Наталья Громова, Виктор Ремизов и Елена Скульская.

«Букер» идет по проторенному пути: произведения мэтров разбавляет именами второго плана примерно в равных пропорциях — причем побеждают, как правило, последние. «Обитель» Захара Прилепина — роман про лагерную жизнь в Соловках 1920-х, рассказывающий о том, что и в аду бывают театры, библиотеки и бассейны, — уже несколько месяцев стоит на полках с бестселлерами во всех книжных магазинах. В коротком списке с ним встретился, например, «Мраморный лебедь» — лиричная мемуарная проза Елены Скульской, поэта и драматурга из Эстонии: история ее отца-фронтовика, сдобренная рассказами о Сергее Довлатове и измышлениями автора о литературе.

Произведением того же ряда, среди которых, пожалуй, и стоит искать будущего лауреата, кажется роман Анатолия Вишневского «Жизнеописание Петра Степановича К.», который написан в жанре «житейских воззрений». Персонажем трудной судьбы здесь выступает слившийся с автором рассказчик Петр Степанович К., ненароком доживший до 95 лет.

Конфликт, в общем, прост: вместо культа молодости и краткосрочной, но желанной славы — вялотекущая жизнь на фоне разворачивающейся истории страны.

Председатель жюри Андрей Арьев еще на представлении «длинного списка» сказал, что

книги-номинанты объединяет «одна тема, одно переживание — почти осязаемое наличие в мире зла».

«Зло может быть персонифицированным в самих героях, может осмысляться метафизически как изначальное состояние мира, но на прямом соприкосновении со злом построены практически все сюжеты», — заявил он.

Под эту концепцию, правда, едва ли можно подтянуть, скажем, «архивный» роман «Ключ. Последняя Москва» Натальи Громовой, который она собрала из нанизанных друг на друга воспоминаний, писем и дневников: нить повествования тянется от «героев второго плана» литературной Москвы 1920–1950-х до протестного лагеря «Оккупай Абай» в 2012 году. Та же проблема с «Возвращением в Египет» Владимира Шарова —

историей советского агронома Коли Гоголя, который спустя почти сто лет решил дописать «Мертвые души» и развернуть наконец Русь-тройку в нужном направлении.

Адекватна заявке председателя жюри разве что «Воля вольная» Виктора Ремизова, исполненная фактурных природных зарисовок и социальных подтекстов. Это роман о борьбе благородных таежных браконьеров с завравшимися ментами из Москвы, то есть — с государством и его законам, не позволяющим даже в сибирской глуши жить не по лжи.

«Русский Букер» не раз критиковали за не всегда уместную установку на внезапность и эпатаж. На деле же шорт-лист премии вышел довольно случайной выборкой, которая еще и отчасти дублирует короткий список премии «Большая книга»: точками пересечения стали «Обитель» Захара Прилепина, «Возвращение в Египет» Владимира Шарова и «Воля вольная» Виктора Ремизова.

В этом году событием стало не присутствие некоторых имен в списке финалистов, а их отсутствие.

До короткого списка «Русского Букера» не добралась «Теллурия» Владимира Сорокина.

За пределами шорт-листа также остались лауреат «Нацбеста» Ксения Букша с производственным романом «Завод «Свобода», «Victory Park» Алексея Никитина — пародийно-криминальный роман киевского автора о конце СССР и «Цвингер» Елены Костюкович — второй самостоятельный роман одного из главных переводчиков Умберто Эко. Всего в длинном списке было 24 книги.

Точно так же в прошлом году, например, без приза остались и явный фаворит — «Лавр» Евгения Водолазкина, позже получивший «Большую книгу», и роман «Харбинские мотыльки» Андрея Иванова, исследующего зарождение фашизма в среде эмигрантов. Лауреатом тогда стал Андрей Волос с романом «Возвращение в Панджруд», который посвящен персидскому поэту Абу Абдаллаху Рудаки.