Пенсионный советник

Хемингуэй, Пушкин и молоток

В российском прокате — фильм Антуана Фукуа «Великий уравнитель» с Дензелом Вашингтоном в главной роли

Владимир Лященко 25.09.2014, 08:16
Columbia Pictures

В прокат выходит «Великий уравнитель» Антуана Фукуа с Дензелом Вашингтоном, чей герой восстанавливает справедливость в жестоком мире при помощи строительных инструментов и прочих подручных средств.

Встречаются, во всяком случае в кино, образцово хорошие люди, а есть еще лучше — такого играет в новом фильме Антуана Фукуа («Убийцы на замену», «Тренировочный день», «Слезы солнца», «Король Артур», «Падение Олимпа») актер Дензел Вашингтон. Его герой Роберт Маккол трудится в строительном супермаркете: пройдет меж стеллажей с аккуратно уложенными досками — озарит ряды молотков, дюбелей, электродрелей, гвоздодеров и гвоздометов. Улыбнется кладовщику — и сердце работника преисполнится верой в лучшее будущее, где он сможет сбросить лишние килограммы и сдать экзамен на охранника. Даже вне работы мистер Маккол вселяет надежду в окружающих: наслушавшись его рассказов о творчестве Эрнеста Хемингуэя, проститутка Тери (Хлоя Грей Мориц) решает сообщить работодателю о планах на новую жизнь, и тут начинается совсем другое кино.

Тери оказывается Алиной и в больнице. Мистер Маккол оказывается человеком, который обещал покойной жене не пускать в ход свои навыки, но не может спокойно смотреть на то, как сильные обижают слабых.

Зато смотреть на то, как герой Вашингтона восстанавливает справедливость, одно удовольствие. Раньше он дарил эту радость в фильмах Тони Скотта, главным из которых стал «Гнев».

Теперь, когда Скотта больше нет, Фукуа не столько возвращается к лучшему в своей жизни сотрудничеству («Тренировочный день» принес славу режиссеру и «Оскара» актеру), сколько вызывает к жизни дух покойного. Над излучающим уверенность медведем гризли (примерно так называла Вашингтона героиня Дакоты Фэннинг в «Гневе») в ускоренной перемотке сгущаются тучи и фильтры, когда он берется за старое — само время почти останавливается.

Если Фукуа и копирует, то талантливо, умело, с искренней приязнью к исполнителю и такому родному для него образу.

Простая история про то, как завязавший убийца сорвался и развязал, обрастает любовно сочиненными деталями: в логове русских негодяев — иконы и русский рэп, Вашингтон вновь заговаривает по-испански.

Когда усложнить жизнь герою присылают человека в дорогом костюме, тот оказывается русской версией Антона Чигура в исполнении венгра Мартона Чокаша (Йорги в «Трех Иксах», Ламех в «Ное», Доктор Кафка в «Новом Человеке-пауке: Высоком напряжении»). Кириллическими татуировками «Не тронь меня, если хочешь жить», «Бей врагов» и «Темнота. Террор. Смерть» здесь можно любоваться, не хуже, чем у Кроненберга в «Пороке на экспорт». Ничего нового, но какое хорошее старое.

Отдельно отметим, что на этот раз лицам, ответственным за перевод фильма на русский язык, адресуется не традиционный луч усталого неодобрения, а подлинное презрение. И не за приставку «Великий» к оригинальному названию «Уравнитель» (The Equilizer), а за трусливое превращение русского злодея-олигарха Владимира Пушкина (чешского происхождения специалист по изображению викингов и Владимир Кулич) в какого-то Пушкевича.

От одноименного сериала из 1980-х с Эдвардом Вудвардом в главной роли здесь, пожалуй, ничего не осталось, кроме героя, который берется компенсировать неравенство в силах и вершить правосудие там, где система оказывается либо бессильна, либо изъедена коррупцией, но эта тема еще старше.

Отрадно, что миссия Уравнителя лишена в новом фильме правдоподобия, герой превращен в героя комикса — неуязвимого, без недостатков, такого, как в детстве, только лучше, сильнее, добрее.

В «Великом уравнителе» все замыкается на Вашингтона, который одним своим физическим присутствием, если использовать кальку с английского языка, отменяет прочие контексты. Даже тему про срыв героя, подобный срыву бывшего алкоголика (а они, как и сотрудники спецслужб, не бывают окончательно бывшими), можно увести к недавнему «Экипажу», где актер играл крепко пьющего пилота. Нарушение обета — триумф добра. За секунду до решительного шага в прошлое герой обводит глазами помещение и людей, словно бутылки в баре разглядывает после долгой разлуки.

Примечательно, что огнестрельное оружие мистер Маккол предпочтет не использовать, установив таким образом символическую черту, доказывающую, что он все еще контролирует свои опасные пристрастия.

Зато в ход идет все, что под руку попадет: бутылка, стакан, штопор и, разумеется, ассортимент родного магазина.

Глупо хвататься за Ницше всякий раз, как герой боевика берет молоток в руки, но простительно, когда это делает решительный мужчина, пару сцен назад без тени иронии объяснявший, что рыба это рыба, а старик это старик — каждый должен быть тем, кто он есть. Вашингтону это удается наилучшим образом: «Обстоятельства против вас? Нужна помощь? Позвоните Уравнителю» — приглашало газетное объявление в сериале. Теперь ему можно отправить e-mail, хочется сделать это немедленно.