Пенсионный советник

По своим каналам

70-й Венецианский кинофестиваль объявил официальную программу

Антон Долин 25.07.2013, 19:53
70-й Венецианский кинофестиваль объявил официальную программу Fabrizio Bensch/Reuters
70-й Венецианский кинофестиваль объявил официальную программу

Новые фильмы Анджея Вайды, Хаяо Миядзаки, Терри Гиллияма, Кима Ки Дука: 70-й Венецианский кинофестиваль объявил официальную программу.

В Венеции покажут новый мультфильм Хаяо Миядзаки «Ветер крепчает» — уже одного этого сообщения было бы достаточно для того, чтобы фестиваль удался. Фан-база японского гения аниме огромна, но разделена на две неравные части: соотечественники Миядзаки, которых он осчастливливает традиционно первыми (к моменту венецианского показа вся Япония будет смотреть фильм на протяжении целого месяца), и остальной мир, которому приходится дожидаться международной премьеры на одном из европейских фестивалей. После победы «Унесенных призраками» на Берлинале Миядзаки, обожающий водную стихию, предпочитает ездить не в холодную Германию, а именно в Венецию. Здесь проходили премьеры «Шагающего замка» и «Рыбки Поньо», здесь же ему вручали приз за вклад в кинематограф,

и сюда теперь он привезет плод пятилетних трудов — мультфильм об авиаконструкторе Дзиро Хорикоси.

После того как в Канне показали самые яркие ленты из Европы и Штатов, Венеция традиционно подтверждает свой статус фестиваля, ориентированного на Азию. Среди самых ожидаемых пунктов программы «Бродячие собаки» тайваньского гения Цая Мин-Ляня (конкурс), запрещенный к показу в Корее очередной опус неутомимого Ким Ки-Дука с говорящим названием «Мёбиус» (в прошлом году он взял венецианского «Золотого льва», и на этот раз Кима осторожно поместили вне конкурса), лента японского панк-режиссера и экспериментатора Сиона Соно «Почему бы тебе не сыграть в аду?» (секция «Горизонты»). А также фундаментальная работа радикального документалиста из Китая Ваня Биня, лауреата прошлогодних «Горизонтов», под названием

«Пока безумие не разлучит нас»: она длится три часа сорок минут — спасибо, что не девять, как некоторые другие произведения непримиримого мастера.

К слову о неигровом кино: в этом году Венеция сделает на нем особый акцент. Сразу две документальные ленты в основном конкурсе — большая редкость («Сакро Гра» безвестного итальянца Джанфранко Рози и «Неизвестное известное» — портрет скандально известного американского политика Дональда Рамсфельда, снятый прославленным Эрролом Моррисом). А вне конкурса состоится премьера нового четырехчасового фильма режиссера-легенды Фредерика Уайзмана «В Беркли».

Ярких личностей в Венеции будет немало — и на экране, и на сцене перед публикой:

чего стоят одни только фильмы Этторе Сколы о Федерико Феллини или Анджея Вайды о Лехе Валенсе.

Но по тем или иным причинам в конкурсе персон подобного масштаба почти что и нет — только если кто-нибудь из многочисленных малоизвестных претендентов на «Золотого льва» не окажется вдруг гением (что вовсе не исключено). Рядом с Миядзаки и Цаем можно назвать, да и то с натяжкой, лишь многократного лауреата национальных и международных наград, гордость Италии Джанни Амелио, маститого израильтянина Амоса Гитая, стареющего на глазах наследника французской «Новой волны» Филиппа Гарреля, неунывающего британского профи Стивена Фрирза (в его новой картине «Филомена» опять сыграла давняя подруга и постоянная актриса режиссера Джуди Денч). А еще — непредсказуемого Терри Гиллиама, чей очередной фильм всегда рискует оказаться непонятым шедевром или сокрушительным провалом. Хотя, говоря по совести, предыдущие картины вышеперечисленных авторов вдохновляли лишь самых их ревностных поклонников.

Немногим лучше обстоят дела с молодым поколением. Самые известные его представители в Венеции —

канадский нарцисс Ксавье Долан, опять снявший в новом фильме «Том на ферме» самого себя.

А также не в меньшей степени зацикленный на себе и еще более плодовитый Джеймс Франко, буквально два месяца назад демонстрировавший опешившим каннским зрителям свою интерпретацию прозы Фолкнера «Когда я умирала» и с тех пор успевший снять еще один фильм с пугающим названием «Дитя Божье».

Чего не сделаешь, чтобы публика перестала воспринимать тебя как второстепенную звезду «Человека-паука»!

Чуть больше энтузиазма вызывает имя американского комедиографа Дэвида Гордона Грина — он, впрочем, тоже работает быстро: только в феврале его «Принц обвалов» получил в Берлине приз, и вот Грин везет в Венецию уже новую ленту «Джо», да еще с Николасом Кейджем в главной роли. Главные же ожидания самых рафинированных синефилов связаны с суперзвездой американского независимого кино Келли Рейхардт (пару лет назад ее анемичный антивестерн «Обход Мика» наделал в Венеции немало шума), чья новая работа называется «Ночные движения».

В Венеции не оказалось множества фильмов, на которые надеялись менее изысканные зрители:

здесь не будет ни «12 лет рабства» Стива Маккуина, чей «Стыд» прогремел именно на этом фестивале, ни «Консультанта», снятого Ридли Скоттом по оригинальному сценарию Кормака Маккарти с целым созвездием в главных ролях, ни футуристической антиутопии модного корейца Пон Чжун-Хо «Сквозь снег», ни долгожданной и, как говорят, давно готовой «Нимфоманки» Ларса фон Триера.

Прежде подобной разборчивостью, слегка отдающей снобизмом, славился Каннский фестиваль, но Венеция, куда полтора года назад вернулся ее прежний директор Альберто Барбера, сегодня показывает себя еще более непримиримой к поверхностному успеху и «звездной» стратегии привлечения прессы.

Единственное исключение сделали для Альфонсо Куарона, тоже когда-то получившего венецианское «крещение», и Джорджа Клуни, фактически гражданина Италии, при прежнем руководстве ездившего сюда ежегодно, а в прошлом году не приглашенного и обидевшегося: их совместная «Гравитация» откроет 70-й, юбилейный фестиваль.

Не нашлось в Венеции и места для российского кино, к которому столь явную слабость испытывал предыдущий директор Марко Мюллер.

Многие эксперты делали ставки на фильмы Алексея Учителя и Валерии Гай-Германики, но те не попали ни в одну секцию. Не обнаружилось в программе и «Трудно быть богом», посмертного opus magnum Алексея Германа. Работа над завершением картины все еще ведется, и с каждым днем становится выше вероятность ее включения в программу конкурирующего с венецианским Римского фестиваля, которым теперь руководит Мюллер. Вероятно, в утешение патриотически настроенным киноманам в Венеции все-таки покажут картину Германа, но другую, давно известную: здесь состоится специальный сеанс «Моего друга Ивана Лапшина» в отреставрированной версии.