Пенсионный советник

Что не успели переплавить королю

В ГМИИ открылась выставка «Тысяча лет золота инков»

Велимир Мойст 19.03.2013, 13:08
__is_photorep_included5107697: 1

Выставка «Тысяча лет золота инков» в ГМИИ имени Пушкина: найдите 86 различий между «потом Солнца» и слитками для испанской казны.

Миф о несметных сокровищах инков, запрятанных где-то в сельве, до сих пор жив, хотя убедительных подтверждений пока не нашел. Эта легенда, кстати, лишь косвенно сопряжена с мифической страной Эльдорадо, в поисках которой конкистадоры разве что в лепешку не расшибались. Есть несколько иная история, более правдоподобная:

страна золота уже найдена и покорена, многочисленные изделия из драгоценных металлов изъяты в пользу испанской короны и переплавлены.

Однако завоеватели все-таки испытывают мучительные подозрения: а ну как проклятые дикари укрыли где-то свои стратегические золотые запасы? Возможности к тому у инков имелись: потеряв столицу империи Куско и ряд других крупных поселений, они еще около полувека оказывали испанцам вооруженное сопротивление и контролировали удаленные земли. У инсургентов не могло не быть секретных баз, храмов, хранилищ. Недаром же наследник богоподобного властителя Атауальпы, плененного солдатами Писарро и предательски ими убитого после получения неимоверного выкупа, однажды высыпал перед испанцами горсть кукурузных зерен, взял одно и произнес: «Вот столько золота вы у нас отняли, а вот столько (указывая на россыпь) у нас осталось».

Словом, миф о таинственном городе Пайтити, этаком Граде Китеже на латиноамериканский манер, вполне может оказаться не только источником вдохновения для голливудских сценаристов, но и реальностью – только неизвестно, когда и как. А пока представления о культуре инков приходится черпать из тех артефактов, которым более или менее случайными путями удалось избежать реквизиции и превращения в слитки.

Значительная их часть сконцентрирована в наши дни в Лиме, столице Перу, в тамошнем Музее золота. Эта институция была основана около сорока лет назад коллекционером Мигелем Мухико Гальо, приобретшим более 8 тысяч древних предметов, связанных с империей Тауантинсуйу (так она называлась в действительности). В состав империи входили многие племена, но «титульной нацией» считалась народность капак-куна, представители которой говорили на языке кечуа.

Слово «инка» на нем означало «царь, правитель» и никак не могло распространяться на население в целом – это испанцы, не разобравшись, всех чохом записали инками.

Данное обстоятельство стоит иметь в виду, чтобы название гастрольной выставки не вносило путаницы в зрительское сознание. «Тысяча лет золота инков» – звучит красиво, но исторически не совсем точно. Империя инков (пусть уж будут инки, раз мы так привыкли) существовала никак не более пятисот лет – от полулегендарного правителя Манко Капака, основавшего столичный город Куско предположительно в конце XI века, до последнего царя Тупака Умару, убиенного испанцами за сопротивление их власти в 1572 году. Как видно, тысячелетие не набирается, особенно если держать в голове, что расцвет государства инков длился и того меньше. Зато в состав империи входили народы, чьи цивилизации предшествовали инкской, – упомянем хотя бы культуры наска, чиму, ламбайеке, чирибайя. Тамошние артефакты нередко датируются периодами до нашей эры. Такие вещицы составляют значительную часть московской выставки, и с их учетом тысячи лет явно будет маловато. Причем некоторые из них не соотносятся впрямую с государственным культом бога Солнца, являясь свидетельствами сугубо местных верований.

Пожалуй, корректнее было бы поименовать выставку как-нибудь вроде «искусства древних андских цивилизаций». Однако инки – раскрученный бренд, на него публика реагирует гораздо лучше.

Вот и родился для выставки тот слоган, который родился.

Сказанное, впрочем, нисколько не умаляет ценности 86 экспонатов, привезенных в ГМИИ из Музея золота. Тем более что сокровища доколумбовой Америки в подобном объеме последний раз демонстрировались у нас в стране 37 лет назад — аж в 1976 году. Сложно судить, насколько эта выборка репрезентативна по отношению ко всей коллекции перуанского музея, но видно невооруженным глазом, что

для гастроли позаимствованы предметы отнюдь не второсортные.

Внушительными габаритами они словно намекают на благородство своего происхождения: мол, для кого попало таких объектов из золота и серебра не изготовили бы.

Правда, не следует забывать, что к этим металлам у инков отношение было абсолютно другое, нежели у европейцев. Никакой рыночной стоимости ни золото, ни серебро, именовавшиеся соответственно «потом Солнца» и «слезами Луны», не имели: их ценность была ритуальной. Неудивительно, что

большинство предметов на выставке составляют жреческие украшения, погребальные маски, обереги, тотемы, церемониальные сосуды. И ножи – они именовались «туми» и предназначались, как ни страшно сказать, для жертвоприношений, в том числе человеческих.

Далеко не все функции и символические значения этих артефактов удалось понять и расшифровать, но кое-какие комментарии в экспозиции все же присутствуют.

Например, золотые пинцеты для выщипывания волос использовались не столько в целях наведения красоты, сколько для обрядовых нужд: приблизиться к статуям богов могли лишь избранные, да и то предварительно удалив у себя ресницы и волосы с определенных частей тела. Массивные металлические пластины с рельефами жрецы вставляли в нос, чтобы защитить эти отверстия от проникновения злых духов. Той же задаче отпугивания незримых супостатов служили ритуальные бокалы с двойным дном – между перегородками насыпали мелкие камешки, чей шум при сотрясании должен был наводить ужас на всякую нечисть. Сосуды с двумя горлышками олицетворяли дуализм мира (весьма условно эту идею можно сопоставить с китайской концепцией «инь/ян»). Специальный кармашек в жреческой сумке из позолоченного серебра предназначался для листьев коки, без которых, понятное дело, служение богам было бы трудноисполнимо. Лягушки на кубках подразумевали богиню Земли и плодородия по имени Пачамама – ей, между прочим, крестьяне-индейцы в Перу поклоняются до сих пор.

Отрывочные комментарии проливают свет на детали, однако из фрагментов не рождаются целостные картины. Устроители выставки тут не виноваты — если кто и несет ответственность за нехватку исторической информации, то это конкистадоры. Но с них не спросишь. Вся надежда теперь на грядущие поколения ученых-толкователей – и поисковиков-археологов, возможно. Нашли же заброшенный город Мачу-Пикчу. Глядишь, и Пайтити со временем отыщут. Тогда пазл имеет шанс сложиться.

Помимо драгметаллов, инки и их предшественники широко пользовались керамикой, что тоже отражено в экспозиции. Чрезвычайно занятны, к примеру, расписные глиняные флейты или еще духовой музыкальный инструмент без названия – он исполнен в виде змеи с головой ягуара. Но все же золото на выставке определенно царит: и как ювелирный материал, и как образ той сгинувшей цивилизации. Конечно, нелегко бывает перебороть внутренние стереотипы, и все же стоит попробовать взглянуть на эту подборку с другой, не европейской позиции – то бишь не как на скопление старинных, дорогостоящих и экзотических предметов, а как на волшебные атрибуты, произведенные из «пота Солнца». Пусть на миг, но ощущение обязательно поменяется.

В этой связи уместно вспомнить еще одно предание – правда, связанное не с инками, а с ацтеками, которое гласит вот что. К Эрнану Кортесу, покорителю Мексики, один из местных жрецов обратился с настоятельным вопросом: почему испанцы так жаждут золота? Похоже, он действительно не мог этого понять и искренне хотел разрешить для себя загадку. Объяснения конкистадора никак не укладывались в его голове, пока Кортес не произнес со вздохом: «Белые люди страдают неизлечимой болезнью, и только золото может немного облегчить их участь». Такой ответ жреца устроил, концы с концами как-то сошлись в его голове, и он с ощущением разгадки вышел за дверь – навстречу скорой гибели, надо полагать. У инков наверняка возникал похожий когнитивный диссонанс, но им так никто и не дал разъяснения, даже ложного. Побывав на выставке в ГМИИ, попробуйте придумать, что бы вы ответили на их незаданные вопросы.