Пенсионный советник

«Мы сварили героическую кашу из топора»

Интервью с группой Garbage

Алексей Володин 10.05.2012, 13:08
GarbageOfficial/flickr.com (CC BY 2.0)

Музыканты группы Garbage рассказали «Газете.Ru» о том, что побудило их прервать семилетнюю паузу и собраться снова, почему они решили выпускать свои альбомы самостоятельно и что можно будет услышать на концерте в Москве.

12 мая группа Garbage концертом в московском Crocus City Hall начнет европейский тур в честь нового альбома «Not My Kind of People». Это первый альбом одного из главных рок-составов 90-х за последние семь лет: все это время группа не вела активной жизни, но и не объявляла о собственном распаде. Фронтвумен Ширли Мэнсон и музыкант Дюк Эриксон рассказали «Газете.Ru» о том, что заставило их вернуться на сцену и взять судьбу группы в свои руки.

— Вы несколько лет держали паузу — что заставило вас собраться вместе снова?

Ширли: На самом деле просто почувствовали, что время пришло... правильное. И, в общем, было понятно, что для того, чтобы из этого чувства и вышло что-то правильное, надо было, чтобы все мы, четверо, очень сильно включились в процесс записи. И понятно, что для нас этот альбом, в общем, был важнее всего самого важного, и что надо было сделать так, чтобы люди его услышали... то есть захотели бы слушать вообще. И это все потребовало, без преувеличения, титанических усилий: мы слишком долго были на обочине. И у нас есть слегка такое чувство, как будто мы сварили героическую кашу из топора. Но то, как люди уже сейчас реагируют на нашу музыку, нас ободряет. А дело тут, наверное, в том, что они чувствуют, что мы делаем сейчас все с нешуточной страстью.

Дюк: Хм… на самом деле мы просто в 2010 году должны были выступить на одном... спецсобытии. Впервые за пять лет. Спецсобытие отменилось, а мы зато записали новый альбом...

— Как описать ваши нынешние песни с альбома «Not My Kind of People» тем людям, которые их не слышали, но знают вашу музыку?

Ширли: Классический Garbage, но с сегодняшним притопом. Я бы так описала.

Дюк: Мы теперь звучим как Garbage. Мы не стали, знаете, меняться до неузнаваемости, а просто записали лучший альбом за семь лет.

— Ваши песни были едва ли не самым точным саундтреком к 90-м, который только можно себе представить. О чем вы поете в нынешнее время?

Ширли: Жизнь, смерть, счастье, отчаяние. На самом деле нет такой прямой зависимости: в самое интересное время может просто не быть, о чем сказать. А мы, пока нас не было, успели накопить достаточно песен и слов, и нам есть о чем спеть.

— Как будет строиться программа вашего московского концерта — будете играть вещи с нового альбома или это будут «лучшие хиты» со вкраплениями нового материала?

Ширли: Ну, я бы так не сужала. Мы постараемся до отказа набить программу вещами, которые хочется услышать всем. И нам, и нашим зрителям. Ну то есть мы далеки от намерений играть самые мрачные песни за все время нашей карьеры. Мы постараемся дать нашим поклонникам то, что они хотят — чтобы дальше дать им кое-что сверх того.

Дюк: Знаете, мы очень и очень любим наш новый альбом. Но, несмотря на это, вряд ли мы будем пытать наших поклонников большим количеством песен, которые они никогда не слышали.

— Вы не так давно запустили свой новый лейбл Stunvolume. Собственно, ваш новый альбом, видимо, и стал первым его первым релизом. Кого планируете выпускать дальше?

Ширли: Ну, сейчас наша основная задача была выпустить альбом группы Garbage под названием «Not My Kind of People», причем выпустить вовремя. Пришлось потрудиться. Научимся работать с собой — сможем предлагать свою помощь другим артистам; я правда охотно бы занялась этим тоже, причем прямо сейчас, но практика показывает, что выпускать еще кого-то — это дело будущего.

— Пока вас не было, лицо музыкальной индустрии сильно переменилось. Как вам кажется, действительно ли прошло время больших корпораций и большого музыкального бизнеса или музыканты и рекорд-компании до сих пор нуждаются друг в друге, чтобы не умереть от голода, а на новые методы распространения музыки полагаться нельзя?

Ширли: Да, времена изменились, и нынешние вовсе не самые худшие: люди слушают музыку больше, чем когда-либо. Думать о будущем сейчас точно надо не музыке и не музыкантам. Сейчас столько способов донести свои произведения до аудитории, что... что если музыканты обойдут многочисленные ловушки, то смогут достичь определенного успеха вообще без участия лейбла. Это в общем-то музыкальному бизнесу нужно напрягаться и думать, как ему подстроиться под те нешуточные изменения, которые произошли за последние лет десять. И пока они не научатся подстраиваться и адаптироваться, дела у них будут идти все хуже и хуже и их значение будет уменьшаться. То есть... нет, ну всегда будут нужны некие компании, которые доставляют твою музыку слушателю, и еще более или менее долго это будут, конечно, в той или иной форме компании-мейджоры. Вообще-то если мейджор работает хорошо и при этом не лезет твои дела — вот тогда это очень круто работает.

Дюк: Мы с огромным счастьем взяли свою судьбу в свои и только свои руки. Может ли музыка спасти музыкальную индустрию? Знаете, я не думаю, что долг музыкантов — спасать своего издателя.

— Ширли, незадолго до возвращения Garbage на сцену было известно, что вы работаете над сольным альбомом. Песни с него теперь будут исполняться отдельно или войдут в репертуар Garbage?

Ширли: О, нет! Я устроила своему сольному альбому пышные похороны — закопала свои песни поглубже, чтобы их никто и никогда не услышал. Теперь только Garbage, Garbage и еще раз Garbage.