Пенсионный советник

Бог, любовь и кислота

В Москве в поддержку альбома «Guitar Heavens» выступил Карлос Сантана

Ярослав Забалуев 18.06.2011, 15:58
РИА «Новости»

В Москве в рамках тура в поддержку альбома «Guitar Heavens» выступил Карлос Сантана: похожий на мексиканского бандита-пенсионера ветеран латино-рока заставил плясать «Крокус Сити Холл» и прочел короткую лекцию о свете и любви.

О своем выступлении на Вудстоке Карлос Сантана рассказывал так: за несколько часов до выхода на сцену артист съел «марку» ЛСД, и чем ближе было выступление, тем больше нарастала паника. Тогда Сантана взмолился, попросив у бога помочь ему хорошо отыграть, не сбиться с ритма, не забыть аккорды, а взамен обещал больше никогда в жизни не употреблять наркотики. Выступление Сантаны на Вудстоке вошло в историю, но с кислотой он господа, по его словам, все-таки немножко обманул. Зато с ритма не сбивается никогда, не сбился и на двухчасовом шоу, которое дал вчера в «Крокус Сити Холле».

Дон Карлос прибыл в столицу с внушительного размера группой – два перкуссиониста, барабанщик, гитарист и басист, клавишник, два трубача и два вокалиста.

В общем, уже по составу понятно, что воспринимать музыку коллектива из положения «сидя» не то чтобы невозможно (можно, в конце концов, и группу, например, Cannibal Corpse в консерватории слушать), но явно неправильно. Посему переднюю часть партера освободили от кресел, организовав танцпол, которого очень не хватало на выступлении, допустим, Джеффа Бека. Таким образом, для налаживания контакта с публикой артистам почти не пришлось прилагать усилий – достаточно было второй композицией в сет-листе поставить рэп-кор-кавер на «Back In Black» AC/DC, выпущенный на последнем альбоме Сантаны «Guitar Heavens». Роль рэпера Nas'а и новой звезды фанка Джаннель Монэ исполнили два вокалиста – Энди Варгас и Тони Линдсей.

Когда певцы забегали по авансцене после открывающей инструментальной композиции, атмосфера вечера обрела законченный вид, напрочь отличный от затхловатого духа творческого вечера, которого ждешь от выступления многократного лауреата «Грэмми» 63 лет от роду. Конечно, Сантана отлично одет, неспешно двигается и вообще обладает всеми внешними атрибутами, которые подобает иметь живому классику. Тем не менее по звериной почти резкости движений и остроте взглядов, которые он бросал на музыкантов, лидер группы больше напоминал вышедшего на покой, но не растерявшего навыки мексиканского бандита.

Впрочем, его группа вообще выглядела бандой: басист – киллер-нелегал, вокалисты – суровый мексиканский и добрый ямайский негодяи, у барабанщика крепежи на тарелках в виде черепов.

В общем, ощущение было такое, будто присутствуешь на сходке дико колоритного мафиозного семейства, а потому музицирование приобретало слегка необязательный характер. С одной стороны, прозвучали все необходимые хиты, породившие фирменный сантановский латино-блюз: «Black Magic Woman» (версия Сантаны превзошла по популярности авторскую, от Fleetwood Mac), «Maria, Maria», «Oye Como Va» и даже почему-то «Sunshine of Your Love» авторства группы Cream. C другой – песни настолько легко перетекали друг в друга и обрастали отступлениями, цитатами из Морриконе, неожиданными проигрышами и соревнованиями ударников, что сливались в единый бойкий джем.

Пауза возникла лишь ближе к концу.

После барабанного соло, сыгранного черной барабанщицей — женой Сантаны Синди Блэкмэн (не иначе материализация этой самой Black Magic Woman), свет приглушили, а Сантана обратился к публике с речью о том, что все мы сделаны из света и любви, как об этом пели Джон Леннон и Боб Марли. Публика минут на семь превратилась в паству, которая послушно внимала и одобрительно гудела. И вот за эти семь минут стало понятно, что в главном Сантана перед выступлением на Вудстоке не соврал: пусть и не без допущений, но магии музыки, сосредоточенной на том фестивале, он остается верен до сих пор. И тем более естественно, что последняя песня, прозвучавшая вчера в «Крокусе», называлась «Freedom».