Пенсионный советник

Смешное — синоним странного

Выставка Фабриса Ибера «Бессмертия»

Велимир Мойст 10.09.2010, 10:26
Фонд культуры «Екатерина»

Квадратный футбольный мяч, развернутая пищеварительная система из бронзы, весы с тремя чашами и другие причудливые арт-объекты можно встретить на выставке французского художника Фабриса Ибера «Бессмертия» в фонде культуры «Екатерина». Впрочем, юмор не мешает автору исповедовать метафизическое отношение к реальности.

Фабрис Ибер — бывший математик и потому склонен к теоретизированию. Ему мало просто что-нибудь нарисовать, необходимо подвести подо всё рассудочную базу. Исходя из этой его особенности, можно было бы предположить, что творчество Ибера должно отличаться редкостным занудством. Однако нет. Во многих работах автор даже выглядит эдаким весельчаком, желающим всего лишь поприкалываться. Данную сферу своих занятий он именует созданием ПОДов (Прототипов Объектов в Действии). Цель — заставить зрителя иначе взглянуть на привычные предметы.

Этих ПОДов за свою долгую карьеру Фабрис Ибер насочинял бессчетное количество.

В Москву, конечно, приехали далеко не все — скорее, тут можно говорить о знакомстве с «образцами арт-продукции». Среди них найдется, к примеру, ПОД № 2 с названием «Глубокий нарцисс» — это дайверская маска, в которой вместо стекол вставлены зеркала, обращенные внутрь. Или помянуть еще ПОД № 141, именуемый «Центрифугой»: в этом случае комнатное растение вращается внутри глиняного горшка. Еще художник проектирует автомобильчики системы «тяни-толкай», то есть агрегаты с двумя рулевыми колонками и без единой выхлопной трубы. Он создал футбольный мяч в форме куба (сей объект стоило бы вручить в качестве сувенира нашей сборной), додумался отлить из бронзы развернутый человеческий кишечник восьми метров длиной (вернее, высотой, поскольку произведение экспонируется вертикально) и сконструировал парадоксальные весы с тремя чашами. Также для российской гастроли специально отобраны объекты, представляющие собой продольные распилы матрешек, что слегка напоминает египетские саркофаги.

«Ага, ну понятно: еще один мастер аттракционов», — решит иной читатель. И ошибется наполовину, а то и на три четверти.

Потому как для Фабриса Ибера развлекательный художественный сюжет — только повод заманить публику в свой мир псевдонаучных грез и мутаций. Это почти как с дзенскими коанами — внешне абсурдными, но помогающими постигать вселенскую мудрость. Впрочем, сам Ибер предпочитает говорить о своем творчестве в терминах алхимии. Он верит, что реальность, с виду косная и мало изменчивая, способна быть текучей и готовой к метаморфозам. Надо лишь знать секрет. И, пока наука экспериментирует с такими загадочными явлениями, как клонирование и телепортация, думающему человеку уже сегодня следует готовиться к неожиданным вариантам собственного будущего.

Завтра может быть поздно.

Отсюда и тема «бессмертий» — именно так, во множественном числе. По мнению Ибера, каждому индивидууму дается шанс стать бессмертным неоднократно, то есть неограниченно распространить свою личность во времени и пространстве. Пока что этим стоит заниматься факультативно и умозрительно, а как подоспеют соответствующие технологии — тогда уж начинать ими пользоваться без опаски, во всеоружии накопленного опыта...

Подобные взгляды наверняка многим покажутся экстравагантными. Но художникам для вдохновения пригождается и не такое. Помянутые прикольные ПОДы Фабрис Ибер рассматривает в качестве подготовительных ступеней к своим картинам-коллажам, которые в части метафизики продвинуты куда сильнее.

Правда, и понять их не столь просто.

Ряды опусов, озаглавленных «Миражность», «Телепатия», «Блаженство», «Дуть на одуванчик» и т. п., неподготовленного зрителя поначалу наверняка повергнут в недоумение. Не пугайтесь, доверьтесь автору и своей интуиции. Расшифровывая шаг за шагом эти визуальные мессиджи, вы вскоре обнаружите там немало знакомых существ, предметов и явлений. Домик, например, или солнышко, или круги на воде. Не пытайтесь отгадать, что тем самым хотел сказать художник, — лучше выдвигайте собственные гипотезы. При удачном стечении замысла и трактовки на вас снизойдет озарение, от которого совсем чуть-чуть до обретения условного бессмертия.

Тем же, кто не имеет тяги к завиральным теориям и к поискам трансцендентного опыта, можно порекомендовать созерцание без всяких усилий над собой.

Вообще-то, картины Ибера весьма неплохи и просто как произведения современного искусства. Он вполне знаменит и даже получил в 1997 году «Золотого льва» на Венецианской бьеннале. Если рассуждать приземленно, то алхимические закидоны этого автора выглядят всего лишь элементами имиджа, а на деле — художник как художник. Получше многих других. Просто времена такие: без маски фрика (в данном случае приверженца ненаучной фантастики) тебя могут и не заметить.