Пенсионный советник

В деревню за искусством

Состоялся фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние»

Велимир Мойст 27.07.2009, 12:12

Архитектурно-художественный open air в деревне Никола-Ленивец Калужской области: фестиваль ландшафтных объектов «Архстояние» оторвался от земли в прямом и переносном смысле.

Живописная сельская местность близ реки Угры довольно давно превратилась в полигон для творческих экспериментов. Вернее, поначалу здешняя арт-продукция экспортировалась в столицу в виде документации перформансов или в натуральном выражении — в качестве объектов из лозы или бревен. Позднее родилось понимание, что гораздо эффектнее и содержательнее было бы встраивать искусство непосредственно в пейзаж, а уж пресыщенная городская публика пускай сама приезжает на свидания с ленд-артом.

Дело в том, что в Никола-Ленивце уже лет двадцать существует небольшая колония столичных архитекторов и художников. С одной стороны, они просто дачники, с другой — патриоты здешних мест и реформаторы деревенской жизни. Например, художник Николай Полисский организовал из местных жителей артель, которая производит не ложки с матрешками, а масштабные произведения contemporary art'а. Один из таких проектов демонстрировался в прошлом году на архитектурной биеннале в Венеции. Иначе говоря, современное искусство стало немаловажной статьей дохода для пришедшего когда-то в упадок никола-ленивецкого хозяйства.

Фестиваль «Архстояние», основанный четыре года назад, призван служить той же цели: не только развлекать интеллектуалов, но и поднимать экономику в бывшей глухомани.

Фестивальные события собирают публику и летом, и зимой, так что за отчетный период накопилась изрядная коллекция прежних сооружений и инсталляций — почти три десятка. Объекты рассыпаны по окрестным лесам и полям на площади больше сотни гектаров. Вокруг монументального «Позолоченного тельца» лениво пасутся стада, туристы медитируют в павильоне из шишек и обозревают тотемные столбы, оставшиеся от проекта «Границы империи». Практически ни один из этих ландшафтных опусов не может быть отнесен к определенному ведомству, будь то архитектура, дизайн или изобразительное искусство. Все обретаются на стыке жанров и, как правило, подразумевают интерактивность.

Этим летом «Архстояние», заполучив грант от Европейского союза, презентовало четыре новых проекта и помимо того запустило на российское раздолье французских ландшафтных архитекторов из бюро Atelier 710.

Парижские умельцы, имея за плечами опыт работы в Версале и других европейских парках, энергично взялись за окультуривание никола-ленивецких пейзажей — впрочем, предпочитая экологичные методы и избегая «губительных урбанистических приемов». Окончательные результаты будут видны только через три года, но уже сейчас ощутима грамотная структуризация пространства. При этом никаких специфических признаков регулярного парка — типа симметричной планировки, ровных рядов стандартно подстриженного кустарника или декоративных клумб — тут не найти. Французы облагораживают окрестности деликатно, с учетом естественных черт здешней природы.

Премьерные показы новых объектов были объединены общей темой «Вне земли».

Понимать ее можно по-всякому: и как реальный отрыв от поверхности (именно такой взгляд на тему проиллюстрировали организаторы, устроив платные воздушные экскурсии на двух вертолетах, которые с грохотом барражировали над фестивальным пространством), и как замещение материальной культуры ее виртуальным сородичем, и как просто парение духа над бренной землей. Например, проблему глубинного конфликта между природой и цивилизацией затронула группа Electroboutique в своем проекте «Воздушный порт». Прямо в лесу, среди трав и деревьев, установили большое электронное табло — как где-нибудь в Хитроу или Фьюмичино. Двигаются строчки расписания, знаменуя отлеты и прибытия рейсов, доносятся характерные синтетические аккорды, дикторши приглашают пассажиров регистрироваться на борт до Сан-Франциско, Бильбао, Дублина — а вокруг щебечут птахи, ползают гусеницы и скрипит сухостой... Эта инсталляция выглядит, пожалуй, несколько прямолинейной (мол, нет пока гармонии между урбанистикой и миром живой природы), зато в эффектности ей не откажешь.

Оскар Мадера со своим кинетическим проектом «Механический лес» тоже забрался в чащу. При помощи гидравлического поршня и нескольких тросов автор вынуждает вершины берез раскачиваться не в естественном, а в заданном ритме — синхронно и равномерно. На особое глубокомыслие этот аттракцион вроде бы не претендует, хотя при желании около него можно предаться медитации. К другого рода медитации — даже, скорее, к мечтательности в ее российском варианте» — располагает «Ротонда» Александра Бродского, выстроенная на возвышении посреди гречишного поля. Овальный в плане дом со смотровой площадкой, множеством дверей по периметру и галерейным ярусом внутри предназначен исключительно для любования пейзажем. Если же на минуту ощутить себя владыкой окрестностей, то можно пофантазировать, скажем, о хрустальном мосте через реку или еще о каких полезных новшествах.

Что называется, почувствуй себя Маниловым.

А самый масштабный проект фестиваля высится через дорогу от «Ротонды». Упоминавшаяся никола-ленивецкая артель под художественным руководством Николая Полисского соорудила из лозы и веток «Гиперболическую градирню» — башню 12 метров в диаметре и 15 в высоту. Эта философская пародия на технические достижения человечества содержит внутри еще и дымоход, так что программой предусматривалось, что с наступлением сумерек градирня начнет извергать в небо языки пламени и клубы дыма. Увы, это шоу, как и рейв-пати под открытым небом, досталось лишь на долю тех, кто решился заночевать в палаточном городке.

На уикенд в Никола-Ленивец съехались сотни зрителей, в основном из Москвы и Калуги.

Это не Вудсток, конечно, но по меркам ленд-арта — вполне себе аншлаг.

Большего скопления народа там, пожалуй, и не нужно, иначе пропадет всякое очарование от встречи с природой и искусством. По счастью, погода благоприятствовала. Все-таки впечатление от любого пленэра оказывается намного позитивнее, когда травка зеленеет и солнышко блестит. И еще когда можно по собственному усмотрению карабкаться по лестницам, дергать странные рукоятки, заглядывать за непонятные двери и махать с вершины холма отставшим спутникам — словом, когда растворяешься в пространстве, наполовину природном, наполовину рукодельном.