Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Christie's бросил лот в Москве

Выставка лотов аукционного дома Christie's в Москве

Максим Крекотнев 19.10.2007, 13:53
ИТАР-ТАСС

Выставка искусства на 250 миллионов долларов открылась в четверг в Белом зале дома Пашкова, где совсем недавно отмечали завершение реставрации. Эту внушительную сумму набрали 35 произведений разнообразных эпох и народов, которые аукционный дом Christie's собирается продать в ближайшие три месяца на серии торгов в Лондоне, Нью-Йорке и Гонконге.

Считается, что подобный размах и удаль на предаукционных выставках себе еще никто не позволял, но не удивительно, что такое событие произошло именно в Москве. В этом году в город впервые вошли гиганты международного художественного рынка, которые стремятся привлечь внимание возможных российских покупателей. Художественный рынок переживает сегодня свои лучшие времена, одновременно с тем российские коллекционеры обнаружили нарастающий интерес не только к отечественному искусству, но и международному, чего раньше за ними не наблюдалось. Поэтому Christie's собрал в одном зале яйцо Фаберже и картину Вермеера, Гончарову и Модильяни, Сомова и Уорхола, Пикассо и Похитонова, Левитана и Фань Лиюня. Все они топ-лоты четырех аукционов: «Русского искусства», назначенного на 28 ноября в Лондоне, «Импрессионистов и модернистов», «Старых мастеров» и «Современного искусства».

Уже сейчас понятно, что главные конкуреты, Sothbey's и Christie's, сходятся в том, что для успеха предаукционного предприятия необходимо разместиться поближе к Кремлю.

В мае Sothbey's променял брежневский аскетизм залов Третьяковкой галереи на хоромы Исторического музея. А Christie's, развивая плодотворное сотрудничество с Газпромбанком, проводит первое культурное мероприятие в новеньком помещении шедевра архитектора Баженова, все-таки пережившего двадцать лет реставрации. Здание уже передано Государственной библиотеке, которая разместит в нем отдел рукописей классиков русской литературы, но читатели там появятся в лучшем случае через год. На выставку Christie's, впрочем, обычному человеку тоже не попасть — следующие два дня она работает исключительно для узкого круга деятелей культуры, музейщиков и студентов творческих вузов, отобранных организаторами.

В пока еще стерильном по атмосфере зале глава Christie`s Europe Йохан Пулканнен произнес речь, в заключение которой констатировал наступление «глобализации» (наверняка подразумевая вкусы наших покупателей). Представитель Газпромбанка вручил РГБ подарок: машинописный текст рассказов Ивана Бунина «Темные аллеи», выверенный рукой самого автора. Глава московского представительства Christie's Анна Белорусова напомнила о Румянцевском музее, когда-то размещавшемся в доме Пашкова, и, наконец, стало возможным перемещаться между специально построенными для развески картин выгородками.

В целом экспозиция все-таки напоминает доску почета с фотографиями передовиков производства, причудливо изломанную вокруг аквариума с розовым яйцом Фаберже.

Но взятые по отдельности работы удивительно доступно объясняют свое присутствие. Например, все тот же Кремль — он не только многозначительно виден в окнах (что, как уже выяснилось, очень важно), но и изображен сразу на двух картинах, «Иллюминация Кремля» ($700 тыс.) Исаака Левитана и «Вид на Храм Христа Спасителя из Кремля» ($1,5 млн) Алексея Боголюбова. Надо отметить, что в конце 19 века Кремль представлял удивительное зрелище: сиял электрическими лампочками, как современный предновогодний магазин, а изнутри выглядел, как островок нетронутой деревенской природы, отгородившейся каменной стеной от безобразного деревянного мегаполиса.

Старомодную вертикаль власти, обаяние семейного имперского быта, сладкую ностальгию, и, наконец, чувство долга по возвращению утраченного вмещает в себя драгоценное яйцо с бриллиантами, изготовленное Фаберже к свадьбе в американском семействе Ротшильдов. Оно уникально фактом столетнего хранения в доме Ротшильдов, а также наличием часов и механического петушка одновременно. Любимый Фаберже розовый цвет по иронии судьбы стал сегодня символом идеологии роскошного потребления, стимулирующей тот же арт-рынок, поэтому уникальная ювелирная игрушка наверняка найдет своего Вексельберга ($11,4 млн — $17,1 млн)

Неподалеку смотрят друг на друга томный «Отдых путника» Константина Сомова и постимпрессионистическая «Ваза с сиренью» Натальи Гончаровой. Оба художника — абсолютные рекордсмены цен летних торгов Christie's. Три месяца назад «Радуга» Сомова получила $7.4 млн., а «Сбор яблок» Гончаровой — почти $10 миллионов. Сомов, к радости главы русского отдела Christie's Алексея Тизенгаузена, черпается из найденной им коллекции одной французской семьи. Поэтому несмотря на то, что прилегший на траву турист — одна из последних работ мирискусника, Сомов продолжит теснить Шишкина и Айвазовского.

С противоположной от яйца стороны висят «Святая Праскеда» раннего Яна Вермеера (1655 год, $7,6 млн--$11,4 млн) и «Этюд молодого человека в анфас и профиль» Питера Пауля Рубенса 1615 года ($7,6 млн--$11,4 млн) . Это абсолютные хиты буквально телевизионного масштаба. Этюд Рубенса продается членами семьи Филипс, основателя одноименной электронной империи. А визуальная философия Яна Вермеера необыкновенно востребована современным зрением, но «Святая Праскеда» создана под сильным итальянским католическим влиянием и ранее приписывалась другому художнику. Теперь неразборчивую подпись расшифровали (на выставке ее могут даже подсветить фонариком) и, к счастью собирателей, установили его авторство, ведь «свободных» Вермееров вне музеев всего две штуки. Однако следует учитывать, что Скарлетт Йоханссон в роли «Праскеды» непредставима.

Самоочевидна причина наличия сразу двух портретов Амадео Модильяни — его выставка, прошедшая весной в ГМИИ им. Пушкина, лишний раз доказала необыкновенное совпадение его поэтики со струнами русской души и укорененность в культурной памяти — его можно встретить даже на советских открытках.

«Портрет скульптора Оскара Мещанинова» ($18-$25 млн) оказывается в два раза дороже «Сидящей девушки», благодаря витебскому происхождению модели мастера — его коллеги по парижскому цеху.

«Голова женщины» Пабло Пикассо — это голова его возлюбленной Доры Маар (хотя она никогда ему не позировала). В прошлом году «Дора Маар с кошкой» была куплена за $95,2 млн — западная пресса посчитала это ярким поступком миллиардера Бориса Иванишвили, основателя банка «Российский кредит», либо предпринимателя Рустама Тарико. Можно не сомневаться, что Дора Маар уже перешла в статус талисмана любых аукционов.

«Послевоенное современное искусство» по странной причине представляет лишь одинокий портрет Лиз Телор Энди Уорхола (оценка $25-35 миллионов). Конечно, можно вспомнить, что киноактер Хью Грант приобрел «Лиз» в 2001 году всего за 3,5 миллиона, и все становится на места — наверное, каждый хочет немного побыть Хью Грантом. Однако на том же аукционе предлагается несколько десятков полотен Марка Ротко, который, родившись в Латвии, имеет не меньшее отношение к России, чем тот же витебский художник Оскар Мещанинов. В итоге, Christie's отдает современное искусство на откуп другим титанам арт-рынка: по символическому совпадению, в тот же день в подмосковной Барвихе открывалась первая у нас выставка галереи Лари Гагосяна, наиболее известного и успешного дилера современных художников.

Новые китайские художественные звезды, Чжян Сяогань, Ван Хуаинг и Фань Лиюнь как бы призваны напомнить русским коллекционерам о международной моде на китайское искусство, которое теперь приобретают даже в Швейцарии. Миллионные отметки они научились переходить всего несколько лет назад, так что у современных российских художников, стартовавших буквально в прошлом сезоне, в этом смысле совершенно безоблачный прогноз.

Правда, приобретать художников в России мешает непродуманное налоговое и таможенное законодательство.

Все, что сейчас можно проделать без огромных пошлин — это ввезти работу художника в частном порядке. Но парадоксальным образом отечественные музеи лишены такой привилегии и вынуждены платить сборы, в сумме достигающее 28 процентов. Анна Белорусова, глава московского представительства Christie's, проиллюстрировала положение вещей, специально для Газеты.Ru позвонив в Царское Село. Поведанная сотрудниками музея история о покупке портрета императрицы Анны Федоровой на собственные, полученные из прибыли музея деньги, выглядит невесело — заплатив за приобретение $100 000, музей выплатил государству дополнительные $28 000, несмотря на состоявшееся пополнение государственного же музейного фонда.

Окончательным знаком перемен будет проведение выставки ровно с таким же, как в доме Пашкова, соотношением русских и зарубежных авторов, но уже в Гонконге — пока за пределами ареала обитания российских приобретателей русское искусство все еще не в цене.