Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Войны лауреатов

04.10.2013, 10:14

Семен Новопрудский о Нобелевской премии мира

Нобелевскую премию мира нельзя давать не только Путину, но и вообще любому современному политическому лидеру любого государства. Просто не за что. Все прочие Нобелевские премии — по химии, физике, биологии, даже по литературе и экономике, где критерии наиболее размыты, присуждаются за реальные результаты: открытия, теории или художественные произведения. По крайней мере, всегда можно сказать (хотя и не всегда — понять), что именно сделал конкретный лауреат или номинант. А тут никаких результатов нет. По крайней мере, в ХХI веке еще никому из политиков не удалось сугубо политическими методами добиться прочного мира там, где до того была война.

В истории с выдвижением президента России на Нобелевскую премию мира прекрасно все. И название задумавшей это дело организации — «Международная академия духовного единства и сотрудничества народов мира»: трудно представить себе более пошлый и бессмысленный набор слов. И непосредственный повод для номинации: премию хотят дать президенту России, который как бы не позволил уже имеющему Нобелевскую премию мира президенту США напасть на Сирию. В которой у России крупные коммерческие и военные интересы, завязанные на тамошний кровавый без кавычек режим. А еще раньше сам этот нобелевский лауреат не позволил России после нападения на Грузию (хотя тогда президентом был Медведев, но даже в России ходил видеоролик, в котором утверждалось, что решение о начале военной операции принимал именно Путин) свергнуть там законного президента. Причем сама военная операция России в Грузии, как вы помните, официально называлась «принуждением к миру». «Война — это мир», жаль, Оруэлл не дожил.

И сам образ номинанта. Достаточно просто перечитать путинские речи любой эпохи и сопоставить их с реальными действиями страны даже в отношении ближайших партнеров по бывшему СССР. Вы легко убедитесь, что миролюбивая внешняя политика современной России не сильно отличается от той, что была выражена в советском анекдоте про завещание Брежнева: «Нам нужен мир. Весь мир».

При этом ни Обама, которому «Нобеля» вообще дали авансом, просто так, по факту вступления в должность президента самой сильной мировой державы, ни Путин, которого пока только хотят видеть нобелевским лауреатом некоторые люди в России и мире, — далеко не главный позор этой награды.

Кризис лауреатов и номинантов премии возник отнюдь не в этом, коротком пока, веке. Еще в 1917 году — всего-то через 17 лет после учреждения награды — наивная Норвегия на полном серьезе хотела присудить «Нобеля»… Ленину. За политическую кампанию по выводу России из Первой мировой войны. По меркам сегодняшних представлений российской власти о «духовных скрепах» и патриотизме прямо желать поражения своей страны в войне и прекращать боевые действия таким образом, как это было сделано после Октябрьской революции, – чистой воды предательство. Причем премию вождю мирового пролетариата (тот еще миротворец, из серии «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем») не дали только потому, что чуть опоздали с номинацией. Уже в начале 1918 года в России разгорелась Гражданская война и норвежские власти одумались.

А уж Нобелевская премия мира великому миротворцу, вождю убившей тысячи мирных людей террористической Организации освобождения Палестины Ясиру Арафату и вовсе показала, насколько эта награда по своим критериям, мягко говоря, далека от совершенства.

С таким же успехом можно было дать премию мира на двоих Сталину и Гитлеру — раз уж Вторая мировая война все-таки закончилась.

Особенности нашего мироустройства и человеческой природы таковы, что политики сейчас только развязывают войны, но никогда не останавливают их исключительно мирными способами. В этом веке нет примеров локальных вооруженных конфликтов, остановленных только благодаря солидарным политическим усилиям других стран. Либо это перманентные конфликты, то затухающие, то разгорающиеся с новой силой, либо войны, заканчивающиеся просто потому, что кто-то победил, либо они прекращаются с помощью военных интервенций. И предложение России по Сирии пока не остановило гражданскую войну в этой стране.

В такой ситуации, когда у политиков нет субъективных моральных и объективных фактических оснований получать такую награду, остается упразднить Нобелевскую премию мира вовсе либо давать ее исключительно правозащитникам и жертвам произвола властей, противостоящим насилию со стороны государства. Например, в России — Михаилу Ходорковскому или Pussy Riot. Давайте спросим, что думает о таких номинантах миролюбивейшая и толерантнейшая, судя по названию, «Международная академия духовного единства и сотрудничества народов мира».

Впрочем, можно и дальше продолжать вручать «Нобеля» политическим лидерам. Просто назовите эту награду Нобелевской премией войны. Так честнее.