Пенсионный советник

Возраст несогласия

23.06.2018, 09:17

Семен Новопрудский о том, почему россияне за перемены, но против реформ

Казавшийся незыблемым магический рекорд единодушия россиян — 86% сторонников присоединения Крыма — в мае-июне 2018 года был побит дважды. Сначала опросом ВЦИОМ: 89% высказались за перемены в стране. (Социологи благоразумно не спросили их, за какие именно). Потом опросом «Ромира»: 92% россиян сказали «нет» повышению пенсионного возраста до 63 лет у женщин и 65 у мужчин. Даже в самой младшей возрастной группе для подобных опросов, 18-24 года, против повышения пенсионного возраста оказалось 88%. Хотя старшим из них уходить на пенсию по новым правилам через 40 лет — за такой срок эти правила в России могут измениться еще раз сорок.

Реклама

Итак, 89% наших сограждан хотят перемен, но когда государство объявляет о пенсионной реформе, которая может стать самой главной переменой в реальной повседневной жизни десятков миллионов россиян с момента распада СССР, девять из десяти взрослых оказываются категорически против. Петиция за отмену пенсионного возраста за несколько дней собирает более миллиона подписей. Мы за перемены, но против реформ: как такое может быть?

Главных причин две. Одна — в нас самих. Называется она «инфантилизм».

Мы хотим перемен (разумеется, к лучшему — не к худшему же), но не хотим брать на себя ответственность. Нам хочется, чтобы нашу жизнь к лучшему изменил за нас и без нас кто-то другой. Например, государство.

Тут кроется вторая причина заведомой ненависти россиян к любым реформам. Называется «государство всегда обманет тебя, сынок». В этой причине есть смысл разобраться подробнее. Потому что неспособность государства и общества проводить необходимые реформы, мирно и последовательно улучшать жизнь людей, периодически приводит к революциям и распаду прежней государственности. В результате цена насильственной трансформации государства оказывается для так называемых «простых людей» намного выше, чем у любой из самых непопулярных ненасильственных реформ. Нам ли не знать этого по собственному горькому историческому опыту — хотя бы последних полутора веков, если считать с отмены крепостного права в 1861-м?

Должно ли наше государство сейчас отменить повышение пенсионного возраста только потому, что 92% взрослого населения против такой меры? Нет, не должно. Только что на президентских выборах (все помнят их итоги?) россияне дали власти карт-бланш на любую политику и любые реформы. В том числе на повышение пенсионного возраста — власть честно и неоднократно предупреждала о такой возможности.

Государство вообще имеет полное право проводить любые реформы, если отвечает за их результаты и считает, что это ведет к улучшению жизни людей.

Но при этом власть обязана четко и честно формулировать цели и сроки каждой реформы — чтобы можно было легко проверить качество исполнения. Не менять правила этих реформ по ходу дела в свою пользу. Честно информировать людей о причинах и последствиях своих решений. В случае с пенсионным возрастом нелепо сочинять сказки. Не стоит говорить и про повышение уровня жизни будущих пенсионеров как про главный смысл заявленной реформы. Это неправда.

Честный ответ на вопрос о целях повышения пенсионного возраста звучит примерно так: «Государство хочет уменьшить количество пенсионеров в стране примерно на 5 миллионов человек и найти 1,5-2 триллиона рублей на исполнение майского указа президента; если не повышать пенсионный возраст, пенсий у россиян через 10-15 лет может не быть вовсе из-за того, что количество работающих сравняется с количеством пенсионеров».

Более того, гарантированных пенсий через 10-15 лет у нас может не быть даже и после заявленного повышения пенсионного возраста. В любом случае пока это сугубо фискальная, а не социальная реформа. По смыслу она не особенно отличается от повышения НДС с 18 до 20%.

Социальной пенсионная реформа станет тогда, когда в России перестанут каждый год воровать и неэффективно использовать из бюджетов всех уровней примерно по триллиону рублей в год (данные Счетной палаты). Выходит, всю заявленную экономию от повышения пенсионного возраста можно заработать за пару лет, просто прекратив нецелевое использование бюджетных средств. Выражаясь по-простому, по рабоче-крестьянски, перестав воровать казенные деньги. Социальной пенсионная реформа станет тогда, когда в стране будет такой экономический рост и уровень развития, при котором большинство россиян смогут откладывать себе на старость, не отказывая во всем на пути к завершающему отрезку долгой и счастливой жизни.

Мы опасаемся реформ и заведомо не доверяем им, поскольку у нас есть веские основания не доверять своему государству: оно имеет свойство постоянно обманывать людей. Конкретно по пенсионной реформе конкретно нынешнее государство кидало россиян дважды. Сначала поменяло правила участия граждан в накопительной пенсионной системе, ограничив число участников теми, кто родился после 1967 года. А потом в 2013 году и вовсе в одностороннем порядке заморозило пенсионные накопления. Сначала обещало, что только в порядке исключения и только на год. Теперь мораторий действует до 2020-го, то есть пенсионные накопления заморожены уже на семь лет.

При этом правительство и ЦБ говорят о создании системы индивидуального пенсионного капитала — добровольной. Считайте, что прежнюю накопительную систему де-факто уже отменили.

С другими реформами в России получалось не лучше. Отмена крепостного права в итоге обернулась царской продразверсткой, когда под предлогом нужд армии в Первую мировую войну у крестьян (а это было более 82% населения) стали насильственно отнимать хлеб. А потом раскулачиванием и раскрестьяниванием при большевиках. Неудачными оказались несколько заходов на судебную реформу, начиная с 60-х годов ХIХ века. Неоднократные попытки сократить численность госаппарата в разные времена неизменно приводили к ее увеличению.

Из четырех денежных реформ в СССР относительно удачной оказалась только первая, 1922-1924 годов, она вместе с НЭПом помогла обуздать гиперинфляцию. Остальные, включая принудительные выпуски гособлигаций, постоянно оборачивались косвенным или прямым отъемом денег у населения. Про борьбу с коррупцией и говорить нечего — на словах государство борется с ней постоянно, но побеждает всегда коррупция. Как немцы в футболе до матча с Мексикой.

Трудно любить реформы, если они не приводят к улучшению жизни, а власти в разные времена при этом еще постоянно обманывают ожидания людей и меняют правила игры себе в угоду. Нам не хочется платить свою цену за реформы не только из-за традиционного многовекового инфантилизма, но прежде всего потому, что мы не уверены в честности партнера на другом конце – родного государства. Выходит такое нескончаемое «село Кидалово»: государство старается обмануть нас, мы – государство (каждый пятый трудоспособный россиянин, по данным ФНС, вообще не платит налоги). Какие уж тут реформы...

Так что власти и обществу в России предстоит научиться не обманывать друг друга: без их взаимного доверия успешных реформ и хорошего отношения к ним народа точно не получится.