Пенсионный советник

Иллюзия реванша

16.08.2017, 09:13

Семен Новопрудский о том, почему рано хоронить «либеральную глобализацию»

Toby Melville/Reuters

Выступая на днях на молодежном форуме «Территория смыслов», министр иностранных дел России Сергей Лавров озвучил одну крайне важную мысль, формирующую картину мира и практическую политику российской власти в последние годы. «Эта самая модель глобализации, включая ее экономические и финансовые аспекты, которую этот клуб избранных под себя выстроил, — так называемая либеральная глобализация, она сейчас, по-моему, терпит фиаско», — сказал министр. Более того, по мнению Лаврова, это очевидно и «для многих мыслящих людей непосредственно на Западе». Причем о якобы поражении «либеральной глобализации» российские политики рассуждают с нескрываемой радостью — как о чем-то хорошем и правильном.

Эта мысль так важна потому, что вся российская политика последних лет исходит из логики возможности и — в своем радикальном изводе — даже неизбежности некоего глобального консервативного реванша.

Реклама

Ровно отсюда апелляция к событиям тысячелетней давности в качестве аргумента присоединения Крыма. Ровно поэтому мы поначалу считали «своим» Трампа как носителя «истинных» (они же традиционные) консервативных ценностей. Ровно из надежды на такой реванш взялась идея «духовных скреп». Ровно этим объясняется наша попытка до краев нашпиговать стратегию развития России и образ будущего начинкой из своего абстрактного некритически осмысленного «великого прошлого». Которое мы, как модно нынче писать на стикерах автомобилей, «можем повторить».

Однако исходная посылка о каком-то масштабном поражении «либеральной глобализации» или, выражаясь проще, демократии западного образца и свободной рыночной экономики категорически неверна.

Первая причина, по которой нет никакого фиаско «либеральной глобализации», предельно проста. Не может проиграть то, что никогда не побеждало. В человеческой истории с момента появления государств не было эпохи, когда какая-то модель мироустройства доминировала безоговорочно. Все человечество никогда не жило (и не живет сейчас) одинаково не только материально, но и идеологически или технологически.

Вторая причина, по которой рано говорить о поражении «либеральной глобализации», — ее несомненные экономические и социальные достижения, которые не так просто полностью уничтожить в мировом масштабе всем пассионарным варварам от «очучхевших» северокорейских лидеров или пламенных социалистов вроде Мадуро до исламских ультрарадикалов. Пожалуй, без тотальной ядерной войны не справиться.

Тут самое время разобраться, что мы вообще считаем «либеральной глобализацией». Пожалуй, только рекордную в истории человечества свободу торговли и необычайно широкий доступ к технологиям и гаджетам, в том числе к достижениям современной медицины. Сразу оговоримся: «рекордный» не означает «всеобщий». Потому что никакой «политической» либеральной глобализации не существует —

«скучных» демократий в мире едва ли больше, чем стран с разнообразными веселыми и причудливыми политическими системами, объединенными преимущественно невозможностью спокойно сменить власть на выборах.

Десятка ведущих мировых экономик по объему ВВП по итогам 2016 года выглядит так: США, Китай, Япония, Германия, Великобритания, Франция, Индия, Италия, Бразилия, Канада. С политической точки зрения в этой десятке не является демократической только одна страна — Китай. С экономической все десять государств вписаны в модель «либеральной глобализации». Именно торжество свободы торговли, уменьшение протекционистских барьеров и принципы либеральной рыночной экономики обеспечивают устойчивый мировой рост. За последние 20 лет мировая экономика не росла только однажды — в кризисном 2009 году, когда совокупный мировой ВВП упал на 0,8%. После восстановительного роста в 2010 году на 5,1% все последующие годы мировая экономика растет не меньше чем на 3%.

Еще одно важнейшее достижение «либеральной глобализации» — самые большие успехи за всю задокументированную статистикой историю человечества в борьбе с бедностью и голодом.

В июле 2015 года ООН подготовила специальный доклад по достижению поставленных в 2000 году, в начале нового века, так называемых Целей развития тысячелетия. Согласно данным доклада, в мировом масштабе число людей, живущих в крайней нищете, за 25 лет сократилось более чем вдвое — с 1,9 млрд в 1990 году до 836 млн в 2015 году. (Никто не спорит, что 836 млн нищих — это очень много. Но тем не менее так «мало» их не было никогда в последние полвека. Причем количество бедных уменьшается на фоне продолжающегося роста численности населения планеты.)

Число людей, принадлежащих к работающему среднему классу и живущих более чем на четыре доллара в день, с 1991 по 2015 год почти утроилось. Причем даже в развивающихся странах эта группа составляет около 18% от общего числа работающего населения. Развивающиеся страны также добились значительных успехов в борьбе с голодом — в них доля недоедающих людей за 25 лет сократилась почти наполовину: с 23,3 до 12,9%.

Именно «либеральная глобализация» позволила добиться впечатляющего прогресса в медицинской сфере. Показатели детской смертности в возрасте до 5 лет с 1990 года сократились более чем наполовину — с 90 до 43 случаев на 1000 человек. Уровень материнской смертности снизился на 45%, причем наибольшее сокращение также произошло после 2000 года. Значительных успехов удалось добиться в борьбе с малярией, ВИЧ и другими заболеваниями. Например, согласно докладу ООН, в 2000–2013 годах количество новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией сократилось на 40% — с 3,5 млн до 2,1 млн человек.

Кстати, сами российские власти в своих официальных прогнозах пока тоже не верят в гибель глобализации. Например, во вполне официальном документе — сценариях развития мировой экономики до 2030 года — Минэкономразвития как раз предполагает развитие процессов этой самой глобализации, опережающий рост мировых рынков по сравнению с мировым производством, продолжающееся сокращение разрыва в уровне сбережений и потребления между развивающимися и развитыми странами. Динамика мирового ВВП в 2013–2030 годах оценивается нашим министерством на уровне 3,4–3,5%, что ниже среднего роста в 2001–2008 годах (около 4%), но выше среднего темпа роста в период 1980–2000 годов (3,2%). То есть никакого краха глобализации в этих — повторю — официальных российских оценках не просматривается.

Понятно, что именно дало почву для разговоров о «крахе либерального мироустройства», которые, разумеется, ведутся и на Западе. Breхit, хотя понятно, что, даже выйдя из ЕС, Великобритания не превратится в Северную Корею или Сирию. Победа Трампа, хотя пока американская система политических институтов и наличие реального разделения властей более или менее сдерживают, возможно, самого взрывоопасного президента за всю историю США. Рост популярности выступающих против здравого смысла и рутинной «нормальности» политических сил в разных странах мира.

Хотя даже движение антиглобалистов давно стало глобальным. То есть даже самые ярые противники существующего миропорядка признают наличие проблем, которые можно решать только в мировом масштабе и солидарными усилиями человечества.

Что дает миру «либеральная глобализация», при всех ее издержках, тоже понятно: гаджетами, медициной, достижениями науки (которая уже давно интернациональна и развивается в свободных коллаборациях, а не в сталинских шарашках) и свободной рыночной экономики активно пользуется все человечество, включая убежденных антиглобалистов и самых «духовноскрепных» консерваторов. Причем нынешний миропорядок — при всех постоянных криках о чудовищной несправедливости мира — дает еще и рекордно справедливое в истории человечества распределение доходов, хотя победить вопиющее неравенство все равно не удается. По уровню потребления развивающие страны неуклонно приближаются, а не отдаляются от наиболее развитых.

Причем самое большое неравенство и социальное расслоение как раз там, где либерализмом не пахнет и где плохо относятся к открытой глобальной экономике — в странах «особого пути».

Какие альтернативы «либеральной глобализации» предлагают те, кто пророчат ей гибель и кому она категорически не нравится? Венесуэлу, где нет туалетной бумаги? Северную Корею, которая угрожает миру ядерными ракетами и клянчит у этого же мира рис? Исламские халифаты? Всевозможные реконструкции фашизма или сталинизма? В головах противников «либеральной глобализации» нет никакого внятного и реалистичного более разумного, эффективного, справедливого и человечного миропорядка. Против достижений свободной экономики и современной цивилизации бунтуют точно не те, кому есть что предъявить взамен.

Никто не говорит, что наш мир совершенен. Как раз политическая сторона мироустройства очевидно более ущербна, чем экономическая. Трудно соблюдать права человека, когда сами люди не в состоянии признавать права другого, а некоторые государства искусственно выводят привилегированные политические касты, формальные или неформальные элиты из-под действия равного для всех (в идеале) закона.

Но тем не менее еще никогда мы не жили в среднем так долго, как сейчас. Не убивали друг друга так мало, как в последние два десятилетия. Не справлялись так успешно с эпидемиями всевозможных болезней.

Вряд ли либеральная глобализация, как и любой другой миропорядок, победит окончательно, бесповоротно и повсеместно. Искусственно цивилизовать всех дикарей (ладно, давайте политкорректно назовем это «самобытностью») невозможно. А естественный процесс крайне долог и затруднен массой барьеров. Но все равно «либеральная глобализация» куда лучше попыток кровью строить мифические «геополитические империи» на основании средневековых или еще более ранних представлений о мире. Можно сколько угодно высмеивать саму возможность прогресса — но просто сравните свою повседневную жизнь с жизнью ваших бабушек-дедушек, и сразу станет понятно, что он есть. Медленный, противоречивый, далеко не повсеместный — но есть.

Ну, а для России борьба с «либеральной глобализацией» только ухудшает наши перспективы на лучшую жизнь. Настоящее мы опять приносим в жертву мифическим «традициям». Что не мешает нашей элите, охотно клеймящей «либеральный мир», покупать в нем дома и бизнесы, учить там детей и лечить стариков. Свой личный выбор наши публичные могильщики «либеральной глобализации» давно сделали — и точно не в пользу высокодуховного консервативного опрощения и возврата к стандартам жизни первобытных людей или монахов-схимников.