Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Цирк уродов в комнате смеха

Юлия Меламед о том, почему все поверили в один нелепый текст

Прослушать новость
Остановить прослушивание

Знаете, откуда взялся этот прекрасный и нетленный образ: лизать зад? Из фольклора. Считалось, что ведьмы и ведьмаки, сбираясь на шабаш, целуют черта пониже пояса. Но для тех, кому натурализм образа не по вкусу, а также для людей чопорных скажу, что эксперты чёртоведения уверенно заявляют, что в этом месте у черта находится второе лицо, так что ничего дурного, ни боже мой. И можно в самые, так сказать, уста, приложиться, приняв нужную позу.

Ну, чего ни бывает, считалось, например, что и спереди, где у человека ожидалось нечто заветное, у черта – хвост. Несмотря на разногласия в чертовой анатомии, смысл образа ясен всем. Целовать или лизать это самое место означает одно: продаться начальству и у всех на глазах – обязательно прилюдно – предаться этому греху и сраму – славословить руководство без стыда. И чем конфузливей, чем откровенней лизоблюдство, тем уверенней жополиз, и не бывает краски стыда на таких ланитах.

Есть такой в России Евгений Шестаков, автор самых смешных текстов, человек очень талантливый, он открыл редкий жанр прикосновения к неприкасаемым, жанр пародии на то, что само по себе уже пародия. Придумал и довел до совершенства. Он выбирает самых глупых адептов власти, да еще и самых безграмотных. Целующих власть в те уста, что пониже пояса, так глупо и прямолинейно, что глядеть на такое уже срам. А он не побоялся глядеть, не побрезговал изучить. И даже воспел этот акт. В общем, он умудряется писать на этих людей пародии. Любимый подопытный Шестакова – Хирург Залдостанов, действительно человек очень отважный, но не самый большой интеллектуал (мое оценочное суждение).

Но, главное, что многие верят, что пародии – это не пародии, а на самом деле так и было сказано. Действительно авторский оригинал и шестаковский пародийный отличаются лишь небольшими нюансами. Получается, как будто цирк уродов пришел в комнату смеха.

Было раньше такое развлечение, комната кривых зеркал. Ходишь такой и ржешь, какая у тебя шея тонкая, а живот толстый, и кадык ниже пояса. А еще раньше люди ходили смеяться над инвалидами и лилипутами. Чистое средневековье! Теперь такого уж нет. Теперь развлечения, конечно, не такие глупые, безвкусные и жестокие. Цивилизация!

Зато люди точно такие же глупые, безвкусные и жестокие как и прежде. Вот и приходится водить моральных уродцев в виртуальную комнату смеха.

Так вот у Шестакова нашлись последователи. И каков получился эффект! Невероятно. Мощнее, чем у родоначальника жанра.

Так вот. Случился на днях конфуз с нашим знаменитым эстрадным певцом Николаем Басковым. Стал он жертвой клеветы, пародии, фейка. Не рядовой конфуз. А такой, который говорит сразу о многом. О неотличимости фейка от правды и… об институте репутации. Странно, да? Казалось бы, как можно изучать репутацию на примере тех постелей, где она и не ночевала!

Где российская эстрада и где репутация! Но нет. И две загадки века сошлись вместе: почему все поверили и почему ему стало стыдно.

Итак. Бесстыдные дяди и тети, поддерживают Лукашенко в очень изящной форме, а именно поют песню по мотивам выступления Александра Григорича. «Любимую не отдают!» — закончил свое выступление Лукашенко. Имея в виду, конечно, власть, но его сторонники подумали, что Белоруссию/Беларусь.

Даже поэты-песенники времен дорогого Леонида Ильича не подымались до такого совершенства. Казалось бы, лизоблюдство такой высокой пробы, что дальнейшее молчанье. То есть тут пародия уже глядится в пародию. Сам Александр Григорьевич уже звучит пародийно, а когда группа товарищей дерет горло на текст его выступления, это новый этаж пародии. (И это все еще был не фейк, это все еще чистейшая правда). Потому когда над этим надстроился третий этаж, он уже не казался фейковым: когда явно пародийный текст об этой песне был выдан за пост пера Баскова, то все и поверили. Нет, я очень сочувствую Баскову, это несправедливо, это форменная клевета. Ну, а что вы хотите, нас очень долго мариновали в пародийных текстах, как нам теперь разбираться в сортах Баскова.

Но Басков (настоящий) очень обиделся и даже написал ответ. Очень серьезный, справедливый и возмущенный.

Вот думаешь, ну, ничем не проймешь. И ошибаешься. Оказывается, очень даже легко сделать так, что им станет стыдно. У Ахиллеса есть пята, за которую его держали, пока он на эстраде песни пел…

Я бы никогда не узнала об этой истории, если бы не увидела, как все распространяют, как подлинный, текст, в который поверить невозможно. Но все верят. И Николай Басков (настоящий) оправдывается, что, мол, не писал.

Текст написан жалким эпигоном Шестакова, то есть никакой особой виртуозности в нем нет, просто исковерканы все русские слова, буквально каждое существительное склоняется неправильно, каждый глагол спрягается неверно.

«Дорогие друзья, — пишет Басков (ненастоящий) — просьба уважать ко всему, и относится с пониманием, многие жители Беларуси считают как оскорбление к своей стране, многие люди устроили протесты из за результаты выборов президента, а многие Артисты приехали чтобы стабильно поддержать страну и Александра Лукашенко, президента Белоруссии, и многие Артисты добавили несколько слов о произошедшего в Беларуси, каждый высказал свое мнение, что так нельзя и не нужно издеваться, и так себя вести, где ваше совести, зачем вы так относитесь к своей стране, уважайте хотя бы к своей стране и то что происходит в каждом стране, те кто голосовал за Лукашенко те кто не голосовалл, те которые просто не понимают зачем ходить голосовать если потом распускать негатив своей страны! Давайте будем честными и уважительно относится ко всему что происходит в каждом стране».

Вот такое произведение, которое перепечатали многие уважаемые СМИ, перепостили многие известные журналисты.

И вот люди, которые славятся тем, что умеют проверять информацию, верят, что это текст Баскова и постят его, наслаждаясь, как тот борется с русским языком. Издеваются над ним и его собственные подписчики. А это надо ж быть человеком без страха и упрека, чтоб подписаться на его аккаунт.

То есть, кара настигает Баскова в неожиданный момент, когда он прикорнул у бивуака, доверчиво расстегнув китель, видя мирные сны.

Басков (настоящий) пытается защищаться и (уверенно владея русским языком, соцсетями и здравым смыслом) пишет, казалось бы, очевидное, что прежде, чем что-то публиковать с фейковых аккаунтов, надо бы проверять информацию! И ставит много восклицательных знаков. Но его уже никто не слушает, и все продолжают издеваться над его плохим русским языком.

Действительно обидно. Как тут сдержаться? «Тебя обидели, тебя сравняли с говном. Поди, Веничка, и напейся. Встань и поди напейся, как сука».

На эту неприятную ситуацию реагирует подельник Баскова по песне, он пишет в комментариях: а не сошел ли ты с ума метать бисер и оправдываться?! (Бисер, кто не помнит, обычно мечут перед свиньями).

Но Басков не обращался к свиньям. Он, конечно, обращался к самому себе. Что, собственно, хотят доказать, когда пытаются опровергнуть клевету? Перед кем хотят восстановить свою полноценность? До кого хотят докричаться, когда печатают опровержение? Не до клеветников же. И не до товарищей, они и так на их стороне. До себя! Это важно. Есть ущерб самооценке. Есть удар по репутации.

Какая такая репутация, спросите вы. Репутация — это то, что длится, это то, за чем надо следить. А у нас внимание не удерживается больше, чем на пару минут.

Институт репутации похоронен в прошлом веке. Сегодня люди публичные меняют свои убеждения по многу раз, и выражение «переобуться на лету» хоть и существует, однако никому еще не мешало собственно переобуваться. Публичный позор еще никогда не мешал вкусно есть и сладко спать. А невежество еще никогда не мешало пищеварению.

Стоп, или мешало? Когда над тобой смеются за безграмотность…

Грамотность сегодня – какое-то особо чувствительное место для всех. Кем угодно мы готовы стать, но только при этом быть почему-то очень грамотными. Мне тут видится какой-то новый авторитаризм бывших советских людей, который объединяет «патриотов» с «демократами». За слово «кушать» готовы убить, объявить нерукопожатным. За произнесенное публично «одеть» (на себя что-то) готовы застрелиться от позора. Вот она, нежнейшая пяточка с детской розовой кожицей неубиваемого, заскорузлого, совершенно бесстыдного современного Ахиллеса.