Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Закрытая кухня

Почему визит «Ревизорро» в столичные рестораны обернулся новым гражданским противостоянием

«Газета.Ru»
Revizorro.friday.ru

Телевизор и социальные сети вступили в бой: пользователи фейсбука защищают популярные столичные рестораны после набега программы «Ревизорро». Сотрудники последней обнаружили в заведениях нарушения санитарных норм, а друзья «пострадавших» уверяют, что передача незаконна по своей сути. Очередная попытка общественной дискуссии рискует вновь закончиться обращением к карательным инструментам государства как единственной регулирующей силе. Само общество не справляется.

Всякая общественная система — это не только формально прописанные законы и правила, но и набор умолчаний, исполнять которые вроде бы не обязательно, но считается правильным. Частные, на первый взгляд, конфликты того или иного уровня громкости, которые произошли в России в последнее время, свидетельствуют о том, что наше общество находится в бурном поиске этих самых общих норм.

Год назад в одно из нижегородских кафе не пустили страдающую ДЦП сестру модели Натальи Водяновой — и тогда блогосфера, с привлечением правоохранительных органов, обсуждала вопрос о том, где заканчиваются права собственника и начинается дискриминация граждан.

Потом на всю страну стало известно о сексуальном скандале в элитарной 57-й московской школе — предметом дискуссий стали «закрытые корпорации» и темная сторона их жизни.

Закрытие выставки фотографа Джока Стерджеса при участии патриотических активистов породило споры о том, имеет ли искусство право на полный иммунитет от массового восприятия.

Неожиданно громкий скандал вокруг столичных ресторанов — «Одесса-мама» и «Дети райка» — еще один эпизод этого увлекательного сериала.

Проблема аналогична: возможна ли саморегуляция отдельных групп, сфер деятельности, областей жизни и с какого момента в нее может вмешиваться «озабоченная общественность»?

Долгое время Елена Летучая с программой «Ревизорро» гастролировала по регионам России, и продвинутые столичные блогеры могли либо делать вид, что ее не существует вовсе, либо же возмущаться дикостью нравов окраин нашей страны. Собственно, на этом нехитром эффекте — «смотрите, что творится» — и строится популярность программы. Кто-то ограничивается охами и ахами, кто-то делает обобщения о тяжких судьбах родины, а создатели знай себе подсчитывают доходы от рекламы.

Но вот наконец телевизионщики решили взяться за Москву. И выяснили, что в «Одессе-маме» нет маркировок на продуктах, повара работают без перчаток, менеджер заведения пытается запереть ведущую в холодильной камере, а потом обливает водой из ведра. А в «Детях райка» обнаруживают таракана, просроченную еду и полуоткрытый канализационный сток.

Ужас не ужас, но в целом — неприятная правда. Но своя правда есть и у рестораторов. Авторы программы «Ревизорро» в своей оценке заведения ориентируются главным образом на формальные санитарные нормы, некоторое отступление от которых далеко не всегда пагубно влияет на качество еды.

К тому же большой вопрос, насколько ведущая передачи юридически корректна, считая, что гарантированное в законе о СМИ право на получение информации дает ее телегруппе основания в любой момент входить в любое помещение — есть же еще и гарантированное Конституцией право на неприкосновенность частной собственности. Наконец, само поведение Летучей как минимум заставляет заподозрить, что ее программа заинтересована в конфликте и разоблачении больше, чем в мирном диалоге и конструктивном выяснении вопросов.

Но, пожалуй, не менее существенно и то, что защитники «пострадавших» заведений обсуждают именно сомнительность самой программы, а не те проблемы, которые она, возможно, выявила.

Как выясняется, продвинутая и, как правило, довольно оппозиционная часть общества руководствуется тем же известным принципом: «Своим можно многое, чужим — закон». Картина печальная, зато прекрасно укладывающаяся в современный общекультурный контекст, главное слово которого — «постправда» — слово года по версии Оксфордского словаря. То есть такое восприятие мира, где эмоции, личные связи, твердые убеждения важнее, чем объективные факты.

Если бы кто-то хотел вести серьезную дискуссию, например, о ресторанном деле, то главный вопрос сегодня стоял бы так: а как, собственно, оценивать качество? Очевидно, что те самые СанПиНы — слишком формальный показатель, чтобы на них денно и нощно ориентироваться. Но и репутация заведения — вроде как слишком субъективный критерий: привет 57-й школе.

Значит, нужно искать что-то новое, договариваться о терминах, вырабатывать какие-то внутренние, но вполне ясные для всех критерии.

Но именно в этом месте, к сожалению, заканчиваются все благонамеренные рассуждения об автономии общественной жизни и начинается привычное обращение к государству, причем не столько с призывом стать арбитром в споре, сколько за защитой от слишком любопытствующих СМИ или «озабоченной общественности».

Нетрудно догадаться, кому это выгоднее всего: ждите комментариев пресловутого Следственного комитета.