Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ветераны-усмирители

Дмитрий Петров о Пражской весне и «красном пиаре»

Дмитрий Петров 11.06.2016, 17:57
Wikimedia

КПРФ предложила наделить статусом ветеранов боевых действий участников операции «Дунай» — подавления Пражской весны в августе-сентябре 1968 года. По данным партии, в России сейчас проживают около 20 тыс. участников этой операции. Дмитрий Петров рассуждает о том, сравнимы ли участники того похода с героями войны, и зачем коммунистам понадобился этот законопроект.

Ночью пассажирский борт запросил вынужденную посадку и приземлился.

Через несколько минут прибывшие десантники заняли диспетчерскую башню, ключевые объекты и обеспечили посадку Ан-12 с воинскими частями и техникой. В 2 часа ночи части 7-й дивизии ВДВ начали выполнять боевое задание в рамках операции «Дунай».

»— Выкатили мы из «Антона» броневичок-амфибию и поехали. С нами патриот этой страны, бывший бухгалтер из госбезопасности. Хорошая машина, остойчивая на волне… только ни… только мало пригодна для средневековых европейских городов», — так Василий Аксенов в книге «Ожог» описывает ход событий словами майора ВДВ, чей отряд должен «изолировать группу вражеской агентуры в журнале «Я И ТЫ».

Ударные группы войск спешат занять центры управления, теле- и радиовещания, редакции и офисы общественных организаций.

А также задержать возможно нелояльных лиц: политиков и активистов, интеллектуалов и журналистов.

И вот, значит, мчится группа захвата по вражьему городу братской страны. Вдруг — проводник: стоп, соудруги! «Прыгнул и растворился в темноте, — продолжает Аксенов. — Значит, правильно про него говорили, что казенные деньги у Дубчека сп… простите, тяпнул — и к нам, на родину социализма, мотанул».

«Влтава-666» — сигнал о начале вторжения — поступил в части недавно сформированных Прикарпатского и Центрального фронтов в 22 часа 15 минут 20 августа. В первом эшелоне группировки — до 250 000 человек, около 7000 танков и другой техники. Группа «голубых беретов» из романа «Ожог» — в первых рядах.

«…Выехали на площадь с фонтаном и неоновой вывеской, — вспоминает майор. — Стоп машина! Оружие на изготовку! Шаликоев, Гусев, Янкявичус, за мной!.. Встать! Лицом к стене!» Хорошо, что эти понимают по-русски. В других странах будет сложнее…

Здание, где заседает правительство, окружено. Ударные силы единодушного одобрения и единомысленного подчинения усмиряют желающих вольной жизни в соседней державе.

А затеяли-то все свои. Идейно подкованные. Политически грамотные. Прошедшие уровни Системы. Обнимавшие. И — на тебе: взялись устроить какую-то «Весну» и построить общество «с человеческим лицом». Ведь разъясняли им: не-да-дим...

Это у них, что ль, человеческие лица? А ну к стене зала заседаний! А ну — в БТР, в самолет и в Москву! Хорошо, призвали не сопротивляться с оружием. Чтобы не повторять венгерской бойни 1956-го.

Стрельбы нет. А борьба — есть. И на годы станет образцом ненасильственного сопротивления агрессии, осужденной свободным человечеством.

Но отсутствие войны не отменяет жертв. Может, часть погибших не внесли в списки, но, согласно данным, были убиты 108 и ранены более 500 граждан ЧССР. В основном мирных людей. В первый день в ходе протестов и без них пали или получили смертельные ранения 58 человек. В том числе семь женщин и ребенок восьми лет. Больше всего погибло у здания радио, где патриоты создали живой щит. Кроме того, сотни людей были арестованы. Тысячи скрылись. А борьба шла еще 20 лет.

20 июля 2011 года в Чехии приняли закон «Об участниках антикоммунистического освободительного движения и сопротивления против коммунизма». В нем сказано: «Парламент Чешской Республики в стремлении выразить почтение и благодарность женщинам и мужчинам, которые в период коммунистической тоталитарной власти, не жалея ни жизни, ни личной свободы… отстаивали ценности свободы и демократии, исполненный решимости отныне и впредь напоминать об идеалах патриотизма, чести, мужества и самопожертвования на благо будущих поколений, выражает глубочайшее сожаление о невинных жертвах террора коммунистического режима». Это, очевидно, не только ЧССР, но и о Восточной Европе в целом.

Кто мог думать в 1968-м, что такой закон когда-нибудь примут? А через 21 год — 5 декабря 1989-го — власти стран — участниц вторжения (включая руководство советской компартии) осудят его, признав неправомерным актом вмешательства во внутренние дела суверенного государства, прервавшим демократическое обновление и имевшим долговременные отрицательные последствия.

Мало кто ждал и того, что еще через 27 лет депутаты от той же партии, хотя, казалось бы, и в другой стране, предложат внести в закон поправки, дающие участникам бесславной акции статус ветеранов войны.

То есть, по сути, приравнять их к героям Великой Отечественной. Пытаясь объяснить это тем, что они-де вторглись в другую страну, «защищая социализм».

К краху которого, как сказано в пояснительной записке, вели «ослабление цензуры, принятие… новой плюралистической «Программы действий»… создание новых политических клубов… которые, как известно (кому? откуда? — Д.П.), выполняли роль «ударного отряда» сил оппозиции… среди которых были… бывшие нацисты, эсэсовцы, представители реакционного духовенства…».

Стоп: но разве сегодня социализм для россиян — фундаментальная ценность? И сравнимы ли с подвигом героев 1941–1945-х действия участников бесславного похода 1968-го? Разве случайно все эти годы статус ветеранов им не давали? Видели, что не к месту.

Нет, понятно: без цензуры страшно коммунисту. С плюралистической программой — тем более. В свободных политических клубах он видит угрозу. В оппозиции — врага. Что же до «бывших эсэсовцев», то известно: «Пражская весна» — дитя их тогдашних братьев по партии. «Эсэсовцы» здесь ни при чем. А ненавидевший нацизм народ поддержал Весну искренне и массово. Более 40 тыс. членов входили только в независимый «Клуб – 231».

Иные включенные в записку сведения, включая планы ФРГ «занять территории, отторгнутые в 1938 году», как сообщает «Радио Прага», депутат Европарламента видный журналист Яромир Штетина оценил так: «...чистая пропаганда и чистая фальсификация истории, и не первая, которая исходит от коммунистов. <…> В 1968 году, когда советская армия оккупировала мою страну, советское посольство в Праге издало т.н. «Белую книгу». И язык, и выражения… в этой поправке к закону, — те же, что и в 1968-м — сплошная ложь».

Его коллега депутат-коммунист Иржи Машталка заметит: «Инициаторы… хотели перевести участников операции «Дунай» в категорию ветеранов… поскольку статус ветерана… дает им право получать дополнительные финансовые средства…»

Ну а МИД Чехии «расценивает аргументы, которыми обосновывается проект поправки к… закону «О ветеранах» как еще одну попытку определенных политических сил, СМИ и отдельных лиц в Российской Федерации искажать факты».

То есть эта инициатива явно не служит развитию отношений России с Чехией, Словакией, Европой и здоровым миром в целом.

Может, депутаты от КПРФ считают, что принятие такой поправки поможет туже вбить в умы россиян представления о праве диктовать соседям нормы поведения и угрожать им? Ход с поправками любопытно «срифмовался» с недавней речью главы Совета Федерации Валентины Матвиенко о нежелании «спокойно взирать» на «притеснения русских в постсоветских странах и о готовности защищать их». Странами, где притесняют, а также «нагнетается русофобия», названы Белоруссия, Латвия, Молдавия, Эстония и Украина.

В своем блоге на «Эхе Москвы» журналист Евгений Киселев допускает, что средства, о коих идет речь, «cиловые. Как в Крыму». И напоминает, что пропагандисты наперебой твердят о НАТО, которое, если бы Крым не взяли под контроль, через две недели было бы там.

«Впервые в своей сознательной жизни, — пишет Киселев, — я услышал подобное после ввода советских войск в Чехословакию в 1968 году».

Ну да — тогда силовые действия оправдывали нуждой «защитить социализм» от «контрреволюции» и НАТО. Что ж сейчас не использовать схожие доводы, сдобрив их нотой тревоги за соотечественников?

Многие в Москве высмеивают демарш коммунистов. Таков-де их «красный пиар». «Пиар» — это, мол, несерьезно. Но разве «общественные связи» (public relations — таков русский перевод сокращения PR) — слабый инструмент реальной политики? Нет. Это — мощное средство управления выбором и влияния на массовое сознание.

Внесение законопроекта — всегда важный политический акт. А такого — еще и акт символический. Ибо если участников похода на Прагу признают ветеранами наравне с героями Великой Отечественной, то и сам поход превратят из попрания суверенитета другой страны и усмирения ее порыва к свободе — в геройство. Поэтому законопроект и выглядит частью пропагандистской кампании. Как и рьяное обсуждение советской эпохи, умиление прежним образом жизни, попытки оправдания Сталина, его приближенных, репрессивных структур и их деяний.

Так что — да: это в том числе и пиар. Подхода, претендующего на лидерство в России. Декадентского. Упадочного. Обращенного в прошлое и вспять. Программирующего отставание. Направленного на поиск мрачных вдохновений в пыльных складках старых знамен, славословиях вождям, бряцании оружием, воинственной риторике и агрессии.

Победит ли (пусть на время) с помощью и таких операций этот курс? Станет ли «магистральным»? Или, проиграв другому мировоззрению — ренессансному и открытому миру, — останется маргинальным, каким был до недавних пор?

Очевидно, выбор есть. И он — за нами.