Екатерина Шульман
о новой роли
российского парламента

Затянуть скрепу

На чем придется экономить в условиях кризиса

«Газета.Ru» 28.10.2014, 20:35
Кинокомпания CTB

Рубль стремительно слабеет. Курсы доллара и евро третий месяц продолжают обновлять исторические максимумы. Власти и дальше обещают не сдерживать падение рубля. Получается, что очень скоро зарплаты россиян обесценятся настолько, что впору будет вспомнить 90-е.

Всего за два с половиной месяца российский рубль ослабел к американскому доллару на 10 руб. и на 8 руб. по отношению к евро. Всего же с начала текущего года российский рубль только к доллару подешевел почти на 30%. Евро за это время вырос в цене против рубля на 22%.

Рост стоимости основных валют, который как минимум в 2,5 раза больше средней ставки по рублевому депозиту в российском банке, уже заставляет волноваться и власти. Но волнение это немного странное: политики продолжают заявлять, что населению не о чем беспокоиться, и одновременно подтверждают курс на гибкий рубль.

Очень тяжелый выбор стоит перед властью: пустить на поддержку курса накопленные за годы благоденствия резервы или позволить рублю обесцениваться и дальше.

Причем если еще десятилетие назад многие россияне, может, и поприветствовали бы слабый рубль, поскольку зарплаты часто номинировались в долларах, то сегодня, когда страна имеет доходы в рублях, получается весьма печальная картина. Зарплаты наши уменьшаются от недели к неделе, покупательная способность понижается, все доходы снова идут преимущественно на еду. Более того, получается, что от слабого рубля страдают прежде всего жители мегаполисов, где и доля импорта выше, и цены, и все курсовые, санкционные и прочие риски заложены бизнесом в конечную цену продукции.

Иными словами, именно средний класс страдает капитально. У него не остается ни сбережений, ни надежд на скорый перелом негативного тренда.

Теперь десять раз придется подумать, прежде чем спланировать отпуск, купить что-то из импортной техники и даже просто одежды-обуви, потому что все это стоит теперь совсем не тех денег, что еще даже полгода назад.

В течение всего октября Центробанк безуспешно пытается остановить падение рубля, вливая на рынок миллиарды долларов и евро. В этом месяце ЦБ уже продал валюты более чем на $17 млрд и продолжает раздавать банкам доллары и евро для того, чтобы хоть как-то замедлить падение рубля. Однако пока денежно-кредитная политика Центробанка не приносит ожидаемого результата: доллар и евро продолжают обновлять исторические максимумы, тем временем объем международных резервов России упал ниже $450 млрд впервые с 2010 года.

Обвинять в ослаблении валюты только внешние факторы, пеняя на заговор на нефтяном рынке и санкции Запада, нельзя.

Дело в том, что экономическое состояние страны одновременно является и отражением стабильности государственной валюты, и в то же время формирует эту стабильность. Проще говоря, любое изменение состояния экономики страны тут же влияет на стабильность и курс ее валюты. Да и сам российский президент еще до введения всевозможных санкций говорил: проблемы национальной экономики — прежде всего внутренние, а не внешние.

Теория паритета покупательной способности говорит нам о том, что на курс российского рубля в первую очередь оказывают влияние показатели экономического роста, состояние торгового баланса, рост денежной массы, уровень инфляции и инфляционные ожидания, а также уровень процентной ставки.

Статистика по темпам роста российской экономики, а также заявления главы Минэкономразвития, что инфляция может выйти «далеко за уровень 8%», ясно показывают, что у нас не такие радужные перспективы, как казалось в начале года.

Более того, впервые с 1998 года правительство заговорило о возможном секвестровании расходных статей бюджета, если ситуация на рынках не изменится кардинальным образом.

«Мы сейчас должны подготовить наш бюджет к тому, чтобы иметь так называемый запасной вариант. В случае если внешние условия будут такие же непростые, как сегодня, то мы должны иметь запасной вариант: от каких обязательств, от каких расходов мы могли бы отказаться», — заявил в пятницу Силуанов в ходе обсуждения проекта бюджета в Госдуме. По данным источников в Минфине, речь идет о сокращении расходных статей бюджета на 10%.

Однако в каких местах урезать эти «лишние» расходы, притом что рассматриваемую в Госдуме редакцию бюджета в правительстве и так называют «сложной», пока не очень понятно.

Однозначно не получится урезать бюджетные расходы на оборону. В условиях продолжающегося нарастания напряжения между Россией и странами Запада расходная статья «Национальная оборона» с 2998,7 млрд руб. расходов вряд ли лишится хотя бы миллиарда бюджетных средств.

Не получится сэкономить и на расходах Минсельхоза. В конце августа премьер-министр Дмитрий Медведев пообещал профинансировать сельхозпроизводителей, несмотря на «трудный бюджет». Если нет импортных продуктов, значит, спешно нужно выращивать свои. Нужно же чем-то кормить страну.

Сокращать средства на поддержку самой российской экономики также не получится. В условиях санкций государственные средства становятся если не единственным, а то главным источником инвестиций. Поэтому максимум чего можно ожидать — частно-государственного партнерства.

В результате основной объем сокращений придется на три расходные статьи бюджета: «Социальную политику», на финансирование которой в следующем году должно быть выделено 3930,4 млрд руб, а также на «Образование» и «Здравоохранение».

Бюджет последней версии бюджета, рассматриваемой в Госдуме, и так предлагается сократить на 21,4% для «здравоохранения» и на 6% для «образования» по сравнению с 2014 годом.

Вместе с тем социальные расходы сокращать также рискованно, поскольку их исправные выплаты обеспечивают ту самую национальную стабильность, которая и дает возможность властям противопоставлять нынешнее спокойное время кошмарным 1990-м, когда месяцами не выплачивались ни зарплаты, ни пенсии. А если и выплачивались — тут же съедались инфляцией.

Сегодня власть не может себе позволить, чтобы подобные параллели возникли.