Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Политика черного золота

Яков Миркин о том, почему падают мировые цены на нефть

Яков Миркин 17.09.2014, 14:27
imdb.com

Мировые цены на нефть падают. Показался рубеж в 96 долл. за баррель. За три месяца — минус 15%. С ними неизбежно упадут и цены на газ. Так устроен механизм ценообразования. Начинается ли новое критическое испытание для российской экономики? Не наказание ли это, никем не объявленное, за украинские события?

У нефтяного крана

Прямое участие «нефтегаза» в ВВП — более трети ВВП России. Нефтегазовые доходы формируют 48–52% доходов федерального бюджета. Доля нефти и газа в экспорте товаров и услуг составляла в 1994 году 33%, в 2007-м — 55%, в первом квартале 2014 года — 61% (ЦБР).

Мы все сидим у «нефтяного крана». Мир и спокойствие на улицах, возможность выпить чашку кофе, наши доходы, чем бы мы ни зарабатывали на хлеб насущный, — всё от него, от крана. Наша зависимость от цен на нефть и газ — критическая.

Что с нами делают цены на нефть и газ

Трехкратное падение цен на нефть во второй половине 1980-х годов добило Советский Союз. Причина — «сезон низких цен» длился четыре года. Одна из версий — ценовой сговор США и Саудовской Аравии.

Полгода низких цен на нефть отправили Россию прямиком в кризис августа 1998 года. Счастье, что цены через год отскочили вверх. Еще бы чуть-чуть, и мы бы не узнали родных политических ландшафтов.

В кризис 2008 года цена на нефть, всего лишь за пять месяцев, упала в четыре раза. И вновь, через полгода, ангел-хранитель вытащил цены наверх. Иначе бы нас ждали тяжелые и смутные времена. В марте 2012 года цена нефти марки «Брент» достигла 125 долл. за баррель. Через три месяца она стала меньше 90 долл. Затем месяц за месяцем отскочила вверх. Опять пронесло.

Утром нужно молиться за семью, за всех за нас и за то, чтобы мировые цены на топливо стояли высоко.

Откуда берутся мировые цены на нефть и газ

До 2000-х годов ценой на нефть рулили в основном «фундаментальные факторы». Экономические циклы, запасы, спрос, производство, технологии, политика ОПЕК — нефтяного картеля стран, военные конфликты.

С начала 2000-х цены на нефть, газ, металл — еще и финансовые переменные.

Эти цены формируются на рынках товарных деривативов (фьючерсов, опционов) в Нью-Йорке, Чикаго и Лондоне. Эти цены сверхволатильны, в огромной степени зависят от курса доллара США как мировой резервной валюты. Достаточно доллару уйти в зону 1,1–1,15 за евро, как нефть опустится до 80 долл. за баррель или даже ниже.

Как бы мы ни хотели обратного, но все наше благополучие, все блистание золота на куполах Москвы сейчас на 100% зависят от туманного и изменчивого мира финансовых рынков и высокоскоростной спекулятивной игры где-то там за кордоном.

Почему цены падают

Обычные объяснения — замороженный мировой спрос на топливо. Он слабенький у Европы, Японии, Китая. Меньше импортных нефти и газа нужно США. В этой стране — крупнейшем потребителе топлива — производство нефти и газа бьет рекорды (15–20% в год).

Этих объяснений маловато. Мировой баланс спроса и предложения топлива не выглядит таким, чтобы вызвать резкое падение цен на нефть. Политические риски зашкаливают в районах нефтедобычи, а цены не растут. Россия, крупнейший в мире производитель топлива, стала чуть ли не страной-изгоем, а цены не летят к небу. Кто-то добывает топлива все больше (Канада). У кого-то производство чуть падает (страны ОПЕК). Но в целом — не драматично.

Что же случилось? Возможно, случились «доллар» и его величество финансовый рынок.

Доллар

Доллар США — мировая резервная валюта, расчетная единица мира. В долларах формируются цены и рассчитываются за нефть. Поэтому, когда доллар падает к корзине мировых валют, цена на нефть растет. Продавцы нефти стремятся компенсировать свои потери от ослабления доллара.

Именно поэтому в 2000–2008 годах, когда доллар долго и нудно падал, мировые цены на нефть, газ, металлы, акции стремились только вверх. Механизм тот же, что и рост цен внутри России при падении курса рубля.

Доллар имеет свои 15–17-летние циклы «ослабления — укрепления» начиная с 1970-х годов. После «ослабления» 2000-х годов технически ждем, что доллар будет много лет укрепляться к другим валютам. А это — сильное, на многие годы давление вниз на цены за газ и нефть.

Началось это или нет? Да и начнется ли? Доллар за 2,5 месяца усилился к евро на 5— 6%. Это не может не давить на нефть вниз. Надолго это или же это просто короткое колебание курса доллара — покажет жизнь.

Финансовый рынок

Финансовые рынки — хуже ядерного оружия. Они могут возносить страну, а могут ее уничтожить. Десятки процентов рынка нефтяных деривативов занимают спекулянты. Нефть — финансовый товар.

В этом нет ничего плохого, все в мире потихоньку превращается в финансовые инструменты. Но рынки могут манипулироваться.

На них могут влиять слухи или ложная информация. Или могут создаваться торговые пулы, которые играют на понижение, создавая искусственно низкие цены.

Центральные банки манипулируют валютными рынками, чтобы добиться заданного курса национальной валюты. Глобальные инвесторы могут «рулить» финансовыми рынками целых стран, как это было в азиатском кризисе 1997 года. Барак Обама, озабоченный ростом цен на топливных рынках, создал в 2011 году в министерстве юстиции США специальную рабочую группу по надзору за мошенничеством на нефтяном и газовом рынках. В конце 2013 года в США известными трейдерами был подан иск против крупнейших нефтяных компаний с обвинениями в манипулировании ценами на нефть в течение десятилетий.

Страны — экспортеры сырья накапливают крупные финансовые ресурсы. Эти деньги являются финансовым источником, подпитывающим конфликты с США.

Поэтому, если сегодняшнее снижение цен на нефть и газ будет всерьез и надолго, мы никогда не узнаем, является ли оно манипулированием в интересах большой политики (через курс доллара или прямиком на рынке).

Станет ли оно еще одной «санкцией», валютной или торговой войной. Так же как никогда не узнаем, было ли наяву соглашение между США и Саудовской Аравией в конце 1980-х годов о снижении цен на нефть, выбившем из колеи Советский Союз. Или это только теория заговора, которой не стоит верить.

Что будет дальше

Этого никто не знает. Может быть, сегодня пронесет. А может быть, и нет. Если вы живете в сейсмической зоне, то землетрясение все равно случится, рано или поздно. Такова уж природа финансовых рынков, что обрушение цен на сырье неминуемо состоится, пусть даже на более высоких ценовых уровнях.

А если не случится, то через два-три года сократится доля России на рынках топлива. Это «удаление игрока с поля» является официальной политикой США и ЕС.

Как отвечать на вызовы

Как сказал в своих мемуарах министр финансов России В.Н. Коковцов в 1912 году, ровно сто лет назад: «Дай Бог, чтобы я ошибался, но мною владеет страх за будущее, и я вижу в нем грозные признаки». И, как показывает история, он был прав.

Поэтому очень важно сыграть на опережение будущих резких, длительных, неконтролируемых сходов вниз выручки за газ, нефть, уголь, металлы. Что-то новое должно случиться в российской экономической политике, чтобы нефтяная ловушка не захлопнулась.

Правильный ответ — неожиданный, асимметричный. От нас его не ожидают.

Об этом было подробно написано в статье «Три дороги победителей».

Либерализация, «взрыв» внутренней экономической активности в России. Все подчинить росту внутреннего спроса и предложения. На первое место поставить интересы среднего класса, увеличение его активов. Ударные стимулы для «экономического чуда» в России. Все это — не утопия, если играть в большой шахматной игре по-гроссмейстерски.

Автор — зав. отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН