Понуждение к партийности

Независимому кандидату все сложнее зарегистрироваться на выборах

из личного архива автора
Власти продолжают отсекать «нежелательных» кандидатов уже на первых подступах, массово отказывая в регистрации самовыдвиженцам и представителям оппозиционных партий.

Завершилась регистрация кандидатов и партийных списков на региональных и местных выборах 10 октября, и начался период агиткампании в средствах массовой информации.

Итоги регистрации наглядно демонстрируют: хотя власти готовы отказываться от неэффективных на данном этапе механизмов, это не отменяет главного тренда – стремления максимально все контролировать и любыми способами не допускать до выборов нежелательных кандидатов.

Об этом свидетельствует, с одной стороны, явное снижение энтузиазма властей по поводу тотального внедрения выборов по пропорциональной или смешанной системе, а с другой – резкое усиление давления на выборах любого уровня на независимых кандидатов, регистрация которых чем дальше, тем больше становится фактически невозможной. За откровенной демагогией о том, что «вы сами виноваты, что не выполнили все требования придуманных нами правил и не обошли все спрятанные ловушки», стоят установленные властью такие условия игры, по которым нарушителем может быть признан каждый. Действует знаменитый принцип Франко: «Друзьям все – остальным закон». Это та же логика, по которой вначале делают все, чтобы никому не дать санкций на проведение легальных акций протеста, а затем возмущаются, что проходят акции несанкционированные.

Партийные списки: с меньшим энтузиазмом, но с большей изощренностью

Впервые за последние годы на очередных выборах региональных парламентов нет ни одного региона, который бы перешел от смешанной системы к полностью пропорциональной. Существенно притормозилось дальнейшее расширение применения смешанной и полностью пропорциональной избирательной системы также на выборах представительных органов местного самоуправления.

На этот раз в 50 муниципальных образованиях пройдут выборы по смешанной системе и в 43 по полностью пропорциональной (для сравнения: 11 октября 2009 года выборы по смешанной системе прошли в 89 муниципалитетах и по полностью пропорциональной – в 83 муниципалитетах; 14 марта 2010 года в 6 муниципалитетах по полностью пропорциональной и в 130 по смешанной). При этом, если в 2009–2010 годах выборы по данным системам во многих муниципалитетах вводились впервые, то на выборах 10 октября 2010 года значительное число муниципалитетов с применением полностью или частично пропорциональной системы проводят уже вторые выборы (первые прошли, как правило, в 2005–2007 годах). Таким образом, общее число муниципальных образований с применением данных систем 10 октября увеличивается в минимальном объеме за последние два года. Так, из 43 муниципальных выборов 10 октября 2010 года по полностью пропорциональной системе 40 приходится на Республику Дагестан, где выборы по пропорциональной системе в массовом порядке вводились в конце 2006 года и прошли 11 марта 2007-го.

Из значимых примеров нового введения смешанной системы можно отметить Оренбургский городской совет, Тамбовскую городскую думу, советы четырех крупнейших городов Татарии, включая Казань. Вводится смешанная система на выборах городских дум в пяти городах Удмуртии — Ижевске, Сарапуле, Воткинске, Можге, Глазове. Продолжается массовое введение смешанной системы на муниципальных выборах в Новосибирской, Псковской и Смоленской областях.

В последние годы эксперты постоянно обращали внимание, что в современных российских условиях при фактически цензовом характере партийной системы носящей, по сути, разрешительный характер введения на выборах местного самоуправления (особенно в поселениях, где отделения партий отсутствуют, и в сельских муниципальных районах) пропорциональной избирательной системы ведет к нарушению права подавляющего большинства беспартийных граждан быть избранными.

Даже по явно завышенным данным официальной статистики, 98% избирателей страны являются беспартийными. Особенно странно выглядело введение выборов по партспискам в условиях лишения с весны 2009 права выдвигать списки кандидатов по пропорциональной системе общественных объединений, а также в условиях незначительного числа распределяемых на выборах в большинстве поселений и муниципальных районов мандатов.

После критики со стороны общественных организаций, экспертов, обращения граждан в суды примечательным фактом стало обнародование на сайте ЦИК письма В. Е. Чурова от 16 июля, адресованного председателям избирательных комиссий и посвященного вопросам применения пропорциональных (смешанных) избирательных систем. В этом письме предлагалось неободимым установить в законах субъектов … такие условия применения видов избирательных систем в муниципальных образованиях, при которых будет исключена возможность распределения по пропорциональной избирательной системе малого количества депутатских мандатов (менее 15 мандатов)… для таких муниципальных образований возможно закрепление в законе субъекта … мажоритарной избирательной системы относительного большинства…». И хотя это письмо не имеет юридической силы и носит рекомендательный характер (как известно, региональные законы о выборах принимают не избиркомы, а региональные парламенты), его появление символично.

Несомненно, что помимо критики со стороны общественников и скандального опыта внедрения партсписков на выборах МСУ, не меньшее, а скорее всего большее влияние на снижение энтузиазма властей в отношении расширения применения пропорциональной и смешанной системы на местных выборах оказали результаты выборов 1 марта и 11 октября 2009 года и 14 марта 2010 года.

Они показали усиление протестных настроений (особенно в крупных городах) и готовность ряда избирателей в знак протеста голосовать за любую — даже символическую — оппозицию. Таким образом, за счет протестного голосования по партийным спискам в ряде регионов представительство иных партий в местных советах существенно выросло. В результате в наиболее крупных городах, где политическая самостоятельность общественных структур более выражена, процесс внедрения партсписков был временно приостановлен и решено сохранить мажоритарную систему. В результате она осталась на муниципальных выборах в таких городах, как Екатеринбург, Челябинск, Архангельск, Иркутск, Курган, Липецк и т. д. На выборах представительных органов местного самоуправления региональных центров 10 октября 2010 мажоритарная система сохранена в Чебоксарах, Краснодаре, Калуге, Костроме, Магадане, Ростове-на-Дону, Самаре.

При этом никто не вспоминает сейчас, что еще в апреле 2010 в СМИ попали детали проекта о введение партсписков на выборах всех уровней, подготовленного межпартийной рабочей группой, созданной при администрации президента. Согласно проекту, в отношении муниципальных выборов полностью пропорциональная система рекомендовалась только «для крупных городов», а для иных муниципальных образований предлагается смешанная система. При этом, по странной логике, к «крупным городам» рабочая группа отнесла все муниципальные образования, в которых численность избирателей превышает 30 тысяч, то есть все средние и многие малые города России. Пока о дальнейшей судьбе этого законопроекта ничего не известно.

Хотя энтузиазм по поводу внедрения партсписков явно снизился, само их применение становится все более изощренным.

Так, на выборах региональных парламентов расширяется практика разбивания партийных списков на территориальные группы (из шести регионов выборов ЗС 10 октября нет этих групп только в Белгородской области). Вновь стало расти число регионов, где введены методы делителей Империали (на этот раз в четырех регионах из шести), хотя еще весной казалось, что этот процесс замедлился. Вводятся и нормы, узаконивающие вмешательство руководства отделений партий при определении очередности кандидатов из списка при замещении вакантных мандатов. Наконец,

вновь начались махинации с жеребьевками, и «Единая Россия» вновь, вопреки теории вероятностей, стала «случайно» массово выигрывать первые места в бюллетенях.

Все это транслируется и на муниципальный уровень. Так, введены территориальные группы при образовании партсписков на местных выборах в Дагестане, Удмуртии, Нижегородской, Оренбургской, Тамбовской, Томской областях. Методы делителей Империали введены на местных выборах в Дагестане, Новосибирской, Оренбургской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Томской областях.

Мажоритарные округа: подавление беспартийных

Ситуация с регистрацией кандидатов и списков в ряде регионов напоминает осень 2009 года, когда газета «Ведомости» со ссылкой на неназванный источник в администрации президента сообщила о том, что отныне дано негласное указание не мешать оппозиции участвовать в региональных выборах. Тогда это неформальное обещание было выполнено только по одному сегменту выборов – выборов в региональные ЗС по пропорциональной составляющей, где действительно все выдвинутые партсписки были зарегистрированы. Но уже в округах шла массовая «стерилизация» избирательных бюллетеней, а на муниципальных выборах «под раздачу» попадали и партии. Сейчас на выборах ЗС вновь символически регистрируются партийные списки (не повезло только «Правому делу» в Костромской области; кроме того, «Патриоты России» не сумели собрать подписи в Новосибирской области), но

на муниципальном уровне отказывают уже и коммунистам, и эсерам, и «правым», и «патриотам России», но больше всего самовыдвиженцам.

Так, списку КПРФ отказано в регистрации в Бабаюртовском районе Дагестана из-за выбытия из списка более 50% кандидатов. На выборах городской думы Казани отказ в регистрации получили списки партий «Правое дело» и «Патриоты России». В Ижевске отказали «Яблоку». На выборах в городские думы Томска, Сарапула, Воткинска и Глазова отказано спискам партии «Патриоты России». В Воткинске список «патриотов», который возглавлял популярный бывший мэр Валерий Фридрих, выбыл после выхода одного из кандидатов. Избирательная комиссия Гусевского района Калининградской области отказалась регистрировать кандидатов в депутаты районного совета, выдвинутых партией «Справедливая Россия». Поводом для отказа было заявление бывшего председателя партии в области Сергея Леденева о том, что его подписи в 11 из 13 документов по выдвижению списка кандидатов подделаны».

Привычно скандальной выглядит кампания в Туве (здесь избирают Верховный хурал) и Дагестане (массовые муниципальные выборы). Среди иных территорий сначала лидером предвыборных «зачисток» был Сургут, но затем его обошла Самара.

В Сургуте, гордума которого 11 июня отказалась назначать общественные слушания по отмене прямых выборов мэра, заявил об уходе с поста по окончании своих полномочий многолетний мэр города Александр Сидоров. В результате на назначенных выборах мэра развернулась жесточайшая борьба, в которой власти округа пытаются всеми силами продавить на пост мэра представителя ОАО «Сургутнефтегаз», начальника управления компании по работе с кадрами, депутата думы ХМАО Дмитрия Попова. Вначале под надуманным предлогом «низкого уровня участия» были отменены итоги т. н. «праймериз» «Единой России», которые выиграл вице-мэр Роман Марков. Когда Марков выдвинулся как самовыдвиженец и сдал подписи, ему отказали в регистрации. Он начал новый сбор подписей, но затем внезапно снял свою кандидатуру. Затем снял свою кандидатуру еще один претендент с серьезными шансами и тоже самовыдвиженец, член партии «Единая Россия», депутат гордумы Сургута Илья Кандаков. После выбытия основных фаворитов исчезли в никуда и многочисленные «технические» кандидаты, просто не сдав документов на регистрацию. В итоге из 19 выдвигавшихся кандидатов зарегистрированы 3 представителя партий и два самовыдвиженца – члены «Единой России», в том числе поддержанный окружной властью Дмитрий Попов.

В Самаре на выборах мэра, где вначале на «праймериз» «Единой России» допустили только двух кандидатов, затем эти же «праймериз» фактически отменили, а для «расчистки» электорального поля для кандидата «Единой России» Дмитрия Азарова отказали в регистрации всем (!) самовыдвиженцам, в том числе лидерам прошлых выборов мэра Виталию Ильину и Михаилу Матвееву. В итоге в мэры идут только три кандидата от парламентских партий и явно слабый кандидат от «Патриотов России», по мнению многих наблюдателей, являющийся «техническим» соперником Азарова. Но

интересны самарские выборы не только самим фактом предвыборной зачистки, но ее демонстративной грубостью и скандальностью.

Интернет просто взорвался, когда у трех самовыдвиженцев в мэры, по справке УФМС, инкриминировали недействительность паспортов по причине поставленных самой УМФС отметок о погашении ранее выданных загранпаспортов, которые были поставлены в паспорта при замене старых ОЗП на новые. В течение суток с момента сообщения об этом кандидаты представили в комиссию новые паспорта, однако принять участие в выборах они все равно не смогли, так как им забраковали все собранные подписи из-за отсутствия в листах подстрочной записи с фразой «сведения об отсутствии судимости», притом что эти данные кандидаты не должны были вносить в подписные листы из-за отсутствия судимостей. Часть подписей за кандидата Пеунову были признаны недействительными с формулировкой, что подпись и дата ее внесения избирателем «выполнена им не собственноручно». Каким образом избиратель выполнил подпись, но не собственноручно, осталось загадкой.

Регистрация кандидатов в гордуму Самары оказалась не менее скандальной: из 299 выдвинутых граждан отсеяли 133. Отказали в регистрации обоим кандидатам «Правого дела», всем трем кандидатам «Патриотов России». Из 165 самовыдвиженцев были зарегистрированы только 38 (как правило, технические кандидаты «партии власти», что напоминает ситуацию на выборах Мосгордумы-2009), еще 3 сняли свои кандидатуры после выдвижения. Причем горизбирком указывает «отказано в регистрации» как тем, кто уведомил комиссию о выдвижении, но не сдал документы на регистрацию, так и тем, кто документы сдал, но по каким-то причинам получил отказ. Тем самым камуфлируется число кандидатов, получивших реальные отказы в регистрации. В любом случае очевидно, что главные пострадавшие в Самаре – это самовыдвиженцы.

В г. Октябрьске Самарской области при сдаче документов кандидатами от «Справедливой России», по данным партии, была создана «искусственная очередь» с целью помешать кандидатам вовремя сдать документы. После судебных разбирательств ТИК был вынужден принять документы от «эсеров» на регистрацию, не преминув, правда, при этом подать кассацию.

По количеству отказов другие регионы существенно уступают Самаре, но и там главные жертвы при регистрации в округах – самовыдвиженцы.

Так, в мажоритарных округах на выборах в Челябинское заксобрание зарегистрировано 136 кандидатов из 180 (фактически 179, так как один из них выдвигался дважды) уведомивших комиссии. Максимальный отсев среди самовыдвиженцев: из 57 (фактически 56) самовыдвиженцев зарегистрировано 24 человека, 15 не сдали документы на регистрацию, 6 (фактически 5) получили отказ, 12 отменили выдвижение. На выборах Новосибирского заксобрания уведомило комиссии о выдвижении в округах 230 кандидатов, из них 79 были самовыдвиженцы. Именно среди них и произошел наибольший отсев: отказано в регистрации (в это число, видимо, вошли и те, кто просто не сдал вовремя документы) 14, еще 25 сами отменили выдвижение, 1 снял кандидатуру после регистрации. Итого выбыло уже 40 самовыдвиженцев из 79.

На выборах горсовета Оренбурга из 111 выдвигавшихся по округам отказ получили 24, еще 3 отменили выдвижение, нет данных по 6 (вероятно, они не сдали документов). Итого зарегистрировано 88 человек. Наибольший отсев среди самовыдвиженцев: зарегистрировано только 12 из 36. На выборах Тамбовской городской думы из 26 самовыдвиженцев зарегистрировано только 2 (!!!): отказано 22, еще 2 отменили выдвижение. Таким образом, фактически зарегистрированы только кандидаты парламентских партий. Всего в Тамбове получили регистрацию 68 человек из 94 заявленных.

На выборах в Гордуму Томска по двухмандатным избирательным округам зарегистрированы 68 из первоначальных 90 кандидатов, из них 49 выдвинуты политическими партиями. Отказано 19 кандидатам, в их числе лидер «Патриотов России» Евгений Кротов, депутаты Светлана Буланова, Игорь Соколовский (оба самовыдвиженцы) и Василий Еремин («Яблоко»), общественник Александр Остроушко. Кроме того, 6 сентября Октябрьский районный суд отменил решение о регистрации кандидату в депутаты гордумы, занявшему второе место на выборах мэра 2009 года, бывшему редактору оппозиционной газеты «Томская неделя» А. Дееву. На выборах Нижегородской городской думы в одномандатных округах отказ в регистрации получили 23 самовыдвиженца из 67 (еще 13 самовыдвиженцев отменили выдвижение, из них 2 выдвинулись снова).

На выборах городской думы Краснодара в 42 округах, согласно данным сайта избиркома, выдвигались 278 кандидатов, из которых зарегистрированы 192. По разным причинам было отказано в регистрации 72 кандидатам, среди них трем коммунистам, 13 представителям ЛДПР (еще один кандидат выбыл сам), 10 от «Справедливой России», 9 от «Патриотов России» (еще один выбыл сам) и 3 от РОДП «Яблоко» (еще 1 сам снял кандидатуру), 34 самовыдвиженцам (еще 9 самовыдвиженцев сняли кандидатуры до регистрации и 2 после нее).

На выборах городской думы Ростова-на-Дону выдвигались 162 кандидата, зарегистрированы 130. Из 27 самовыдвиженцев 7 получили отказ и 8 отменили выдвижение. На выборах городской думы г. Чебоксары из 136 самовыдвиженцев 36 получили отказ, 53 не сдали документы на регистрацию (часть из них — «технические» кандидаты и кандидаты-однофамильцы), 12 отменили выдвижение. Таким образом, зарегистрированы только 35 самовыдвиженцев.

При этом фоне наиболее «прилично» прошли регистрации кандидатов по округам в Белгороде, Магадане, Костроме.

Беспартийным здесь не место

Подобные результаты регистрации наглядно показывают: стать кандидатом на выборах независимому кандидату все сложнее, а правила регистрации кандидатов таковы, что вопрос отказа в регистрации почти под любым предлогом зависит только от желания комиссии и наличия соответствующей команды.

Если даже попытки отдельных представителей федеральной элиты защитить на выборах представителей немногочисленных оставшихся партий в ряде случаев все равно ведут к недопуску их на выборы, что уже говорить о независимых кандидатах, за которых заступиться некому, кроме них самих.

Защищая прежде всего партийных кандидатов, разумная часть властной вертикали, с одной стороны, не желает до конца девальвировать и без того крайне эфемерную партийную систему и хочет сохранить хоть какой-то системный противовес бюрократической «партии власти». С другой – таким образом загоняет граждан в партии помимо их воли и личных взглядов. Похоже, власти продолжают надеяться, что, контролируя партии через наше иезуитское законодательство, они тем самым косвенно контролируют состав корпуса кандидатов и депутатов, всегда имея возможность воздействовать на партии, чтобы они не выдвигали «нежелательных» кандидатов.

Однако можно лишь еще раз констатировать: вынужденно загнанные в партии граждане не могут создать никаких устойчивых партий. Единство, основанное только на соображениях конъюнктуры, никогда не может быть прочным, не может дать ни программной, ни ценностной близости. Более того, такая политика еще более разрушает внутреннюю и без того все более слабую партийную идентификацию, придавая партийной системе все более явно виртуальный характер.