Чиновник для особых предпочтений

Рядом с махиной бюрократического аппарата Митволь – безнадежный маргинал, и его непотопляемость продлится ровно до тех пор, пока на самом верху сохранится запрос не только на аппаратные, но и на маргинальные услуги

«Газета.Ru» 18.07.2008, 13:50

Государственный цинизм проявляется в том, что чиновник средней руки может без риска для карьеры пренебрегать даже минимальной бюрократической субординацией.

Очередная аппаратная атака против Олега Митволя, похоже, опять захлебнулась. Попытка главы Росприроднадзора Владимира Кириллова взять на измор своего влиятельного подчиненного закончилась тем, что Митволя перестали прогонять с ведомственных совещаний, круг его полномочий даже расширили, а старую служебную машину будто бы заменили на новую — еще шикарнее.

В годы реставрации добротных бюрократических стандартов, когда серыми и безликими становятся даже те, кто казался к этому абсолютно не приспособленным, карьера Митволя, с его ярко выраженной скандальной стилистикой «человека 90-х годов» и ухватками поп-звезды, кажется сегодня неправдоподобной.

Он – ходячее опровержение любых правил, за века накопленных российским и советским чиновничеством, всех этих «на службу не напрашивайся, от службы не отказывайся», «инициативы начальства надо исполнять, но ни в коем случае не развивать», «я начальник, ты дурак; ты начальник — я дурак» и т. п.

Митволь агрессивно напрашивается на службу, публично глумится над своими непосредственными начальниками, а инициативы властей высших развивает до абсурда с большой охотой и даже кокетством.

Враждебность, а пожалуй, и ненависть к нему сменяющихся руководителей Росприроднадзора поэтому понятна и с точки зрения служебной логики вполне естественна. Менее естественными выглядят провалы, которые они регулярно терпят, пытаясь от него избавиться.

«Я на эту тему не переживаю, потому что у меня были три руководителя, каждый из которых перед своим уходом делал аналогичные заявления». Так говорил Митволь по поводу одной из предыдущих попыток его уволить.

Как же получается, что роль скандальной публичной фигуры и одновременно вершителя больших дел уже четыре года играет чиновник, занимающий не самую первую позицию в ведомстве далеко не первого ранга?

Кадровый аппаратчик нетороплив, не любит авантюры, считает ходы, думает о своем служебном восхождении, да и вообще ведет себя как человек, которому есть что терять.

Митволю же вряд ли светит вступление в высший аппаратный слой – со своим темпераментом он слишком опасен всякому, кто усадит его рядом с собой. При этом он подконтролен или, по крайней мере, выглядит таковым – слишком много разного у него за спиной. И не обременен тормозами — не задумываясь, берется за любую работу.

Поэтому эффективнейшим образом может быть использован в роли устрашителя и выкручивателя рук, и как раз в таких делах, куда аппаратчик посолиднее соваться не захочет.

К тому же Митволь делает свое дело, что называется, с огоньком, не только старательно, но и страстно. В связи с чем не всегда даже видно, где кончается «госзаказ» и начинаются инициативные его действия.

С выдавливанием иностранных инвесторов из проекта «Сахалин-2» или, скажем, с атакой на дачу Михаила Касьянова все, конечно, ясно. А вот кампания против неуставно возведенных богатых вилл в Подмосковье – это, видимо, отчасти и самовыражение, а то и сведение каких-то личных счетов.

Рядом с махиной бюрократического аппарата Митволь – безнадежный маргинал, и его непотопляемость продлится ровно до тех пор, пока на самом верху сохранится запрос не только на аппаратные, но и на маргинальные услуги.

Именно этот запрос и вывел на линию огня целую обойму сознательных и бессознательных подражателей Митволя.

Выборочные запреты на импорт становятся инструментом наказания внешних недругов – и скромный дотоле главный санитарный врач, а потом шеф Роспотребнадзора Геннадий Онищенко превращается в публичную фигуру и, быстро выйдя за рамки порученного дела, оказывается еще и буквально грозой для смежных ведомств. Решено почаще давать прикурить Западу – и постпредом при НАТО делается Дмитрий Рогозин, своего рода антидипломат на дипломатическом посту.

Их всех объединяет наличие не слишком высокого, но вполне официального статуса, шумная публичность работы и умение создавать всем, кому следует, проблемы, не оглядываясь на собственную репутацию.

Выполнив свою работу, они отходят в сторону. А после этого уже другие серьезные люди за закрытыми дверями усаживаются за стол с объектами приложения их усилий, от которых ждут, хотя и не всегда дожидаются, немалых уступок.

И пока маргинальный дух продолжает веять над нашими властными вершинами, лично для Олега Львовича Митволя, как и для всех остальных наших митволей, в переносном смысле этого слова, найдутся и рабочие места, и крепкие невидимые руки, ограждающие их от атак сослуживцев, и персональные Audi, обитые дивной кожей.