Мужик с возу

Нынешнее двоевластие контрпродуктивно для развития Украины

Аркадий Мошес 16.05.2008, 10:23

Парламентская демократия в большей степени соответствует логике развития Украины как восточноевропейского государства и ее внутреннему полицентризму, чем сегодняшний президентско-парламентский гибрид.

Переход конфликта между Виктором Ющенко и Юлией Тимошенко в стадию открытой войны, как это ни парадоксально, вызывает вздох облегчения, а не сожаления. Возможно, преодолев очередной кризис роста, Украина выйдет на более высокую ступень в становлении своей государственности. Возможно, нет. Но сохранение нынешней ситуации однозначно грозило полным параличом власти.

Как эмоционально заметил один из депутатов Верховной рады после событий 13 мая, «мама и папа так сваряться, що не бачать, як хата горить!». И это не преувеличение.

У конфликта этого две составляющих — личностная и политическая, причем именно психологическая неприемлемость Тимошенко для Ющенко не оставляет надежд на его урегулирование. И дело не в том, что премьер может лучше президента контролировать свои эмоции. Просто история их взаимоотношений уже трижды проходила по одному кругу. Ющенко «отрекался» от Тимошенко, но она каждый раз возвращалась более сильной, а он попадал во все большую зависимость от своей соратницы-соперницы.

В 2001 году, когда бывший вице-премьер его кабинета, проведя несколько месяцев в тюрьме, руководила уличными акциями против Леонида Кучмы, Ющенко подписывал письма солидарности с тогдашним президентом и называл его политическим отцом. А потом, благодаря во многом именно «королеве майдана», становился главой государства. В 2005 году «по совету друзей» Ющенко прекратил первое премьерство Тимошенко, но это привело только к утрате его политической силой «Наша Украина» лидирующих позиций среди «оранжевого» электората. Наконец, в 2006 году президент уступил премьерство Партии регионов, полностью проигнорировав тот факт, что большинство голосов на выборах получили бывшие союзники по «оранжевой» коалиции, и в результате оказался в полном тупике фактического безвластия, из которого его вывел опять-таки союз с Тимошенко.

И сегодня Ющенко хочется «довоевать», доказать свое первородство в споре с Тимошенко, в то время как она спокойно переводит свое моральное преимущество в политическое.

С момента своего возвращения в кабмин Тимошенко методично наращивала свою популярность и политический капитал. Можно сколько угодно объяснять, что выплаты населению средств с их пропавших еще в советском Сербанке счетов не улучшили макроэкономическую ситуацию в стране. Симпатии людей, видящих, с одной стороны, кричащий рост богатства нуворишей, в том числе нуворишей от политики, а с другой — страдающих от инфляции, все равно будут на ее стороне. Ей, кстати, до сих пор благодарны за пособия по рождению ребенка, введенные в 2005 году и до сих пор в несколько раз превышающие российские.

Можно сетовать на растущие цены на газ, но нельзя не признать, что впервые «Газпром» после февральского отключения поставок Украине был вынужден отказаться от ультимативной тактики и вернуться за стол переговоров, в общем ничего не добившись.

Тимошенко проводит неидеологизированную линию во внутренней и внешней политике. Не ней не висит груз слов-символов УПА, НАТО (хотя она и подписала обращение о предоставлении Украине плана действий относительно членства в блоке), так же как и слова-символа «Москва». Соответственно, она обладает более широким полем для привлечения поддержки и на западе, и на востоке страны.

Наконец, в пользу Тимошенко играет и то, что первым атаку начал Ющенко. Он попытался добиться пересмотра конституции страны таким образом, чтобы вновь усилить президентские полномочия. Но это вряд ли возможно, поскольку вело бы страну к отмене правил игры, установленных «оранжевой революцией». А

возврата к институтам времен Кучмы в парламенте, которому надлежит принимать поправки к основному закону, сегодня уже практически никто не хочет.

Президент начал вмешиваться, если не сказать блокировать, работу правительства, отменяя кадровые назначения, тормозя приватизацию, без которой у кабмина попросту не будет денег на социальную политику, и применяя иные аппаратные методы. И всем этим только дал в руки Тимошенко прекрасный аргумент для объяснения причин правительственных неудач.

Сегодня Тимошенко переходит в контрнаступление. Ее мозговой штаб подготовил свой проект конституции. Если верить появившимся на некоторых сайтах и пока не опровергнутым документам, то речь идет о полном превращении Украины в парламентскую республику. Президент сохранит церемониальные функции, но вообще утратит право участвовать в процедуре назначения премьера и правительства и целый ряд других полномочий. Его возможности распускать парламент будут практически нереализуемы, а импичмент, наоборот, намного упростится.

С аналитической точки зрения уничтожение президентства на Украине как составляющей исполнительной власти позволило бы Тимошенко поставить все на свои места и наконец-то сконцентрировать всю власть.

Прежде всего, отпала бы нужда думать о президентских выборах. Победа ей не гарантирована, поскольку часть западноукраинского электората за ней не пойдет, что грозит неприятными сюрпризами во втором туре, а приз уже и при сегодняшних полномочиях президента не столь привлекателен. И, наоборот, сочетание «оранжевых» и социальных лозунгов вполне способно обеспечить БЮТ успешное выступление на парламентских выборах, проводимых по новой конституции, что почти наверняка принесло бы Тимошенко премьерский пост с огромными полномочиями и надолго, поскольку в младших партнерах недостатка не будет.

Пока нет возможности точно сказать, имеем ли мы дело с просчитанным планом или авантюрой. В принципе, проведение этой инициативы через парламент с помощью Партии регионов не представляется невозможным. Во-первых, упомянутый документ гарантирует оппозиции огромные права вплоть до автоматического закрепления за ней должности спикера парламента, глав нескольких ключевых комитетов и ряда других высоких должностей в законодательной и исполнительной власти. Во-вторых, если результаты экономической деятельности кабинета Тимошенко окажутся неудачными, «Регионы» точно так же могут сформировать кабинет, уже не имея над собой президента. В-третьих, трудно представить себе, что, несмотря на их последующее сотрудничество, Янукович забыл, кто персонально лишил его власти в 2004 году, и упустит возможность отомстить Ющенко. А

если БЮТ и ПР договорятся, им хватит голосов не только для принятия проекта конституции, который потом будет направлен в конституционный суд, но и окончательного одобрения документа.

Не факт, что такое развитие событий было бы оптимальным для Украины. Появление системы с двумя ведущими партиями грозило бы, хотя и не обязательно, усилением внутреннего раскола и поляризации, от чего страна начала отходить именно благодаря появлению БЮТ как не западноукраинской партии. Нет никакой уверенности в том, что у БЮТ хватило бы ресурсов на формирование эффективно действующей исполнительной власти во всей полноте и что черта, переводящая популизм в безответственность, не была бы перейдена.

С другой стороны, нынешнее двоевластие и тем более «брак на троих», в котором одна сила всегда подозревает две другие в намерении объединиться против нее, абсолютно контрпродуктивны для развития страны и ее имиджа в особенности. Достаточно вспомнить политическую нестабильность как повод для отказа Украине в Бухаресте, начавшееся снижение инвестиционных рейтингов страны, удовлетворенные высказывания Москвы, и можно только представить себе отчеты послов, явившихся в Раду на не состоявшееся уже в четвертый раз обращение президента к нации. Поскольку абсолютное большинство элит на Украине сегодня настроены проевропейски, они, как представляется, в состоянии сформировать системный запрос на изменение ситуации. Тем более что

парламентская демократия в большей степени соответствует внутренней логике развития Украины как восточноевропейского государства и ее внутреннему полицентризму, чем сегодняшний гибрид.

Собственно, с момента обретения страной независимости президент только утрачивал полномочия. Конституция 1996 года давала президенту меньше прав, чем конституционное соглашение 1995-го. Попытки Кучмы путем референдума в 2001-м вернуть себе часть власти ни к чему не привели, а поправки 2004 года, как представляется, были точкой невозврата.

В общем виде на сегодняшний день есть две возможности развития ситуации. Первая связана с цивилизованным уходом Виктора Ющенко из политики. Он должен заявить о своем отказе идти на второй срок, перестать бороться за полномочия свои или преемника, поскольку шансов на переизбрание у него нет, какие бы комбинации ему ни рисовали, и способствовать превращению новой конституции в документ, гарантирующий стабильное движение Украины по пути реформ. В этом случае у президента останется шанс войти в историю в качестве ответственного лидера «оранжевой революции», не забывшего, что первым лозунгом майдана были слова «За правду!», а вовсе не «Так, Ющенко!». В противном случае его будут помнить как человека, при котором Украина так и не смогла осуществить ожидаемой трансформации.

Второй сценарий — война ради войны. У него вариантов много — с отставкой Тимошенко или без нее, с роспуском парламента и новыми бессмысленными и ничего не решающими выборами или без роспуска, с действиями или бездействием конституционного суда и др., но с одинаково безрадостной перспективой.

Автор — руководитель программы «Россия и ЕС» Финского института международных отношений