Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пять недель до банкротства

С каждым годом выборные кампании становятся все более неподъемными

«Газета.Ru» 19.10.2007, 17:11

По итогам декабрьских выборов некоторые партии вместо Думы могут очутиться в долговой яме.

Миром правит вовсе не любовь, как уверял Шиллер. И даже не голод. Миром, во всяком случае, политическим, правят исключительно деньги. Соперника, которого нельзя одолеть в идеологическом споре и удалить с игрового поля с помощью административного ресурса, можно отжать с помощью денег. Вернее, перекрыв каналы их поступления.

Для создания двухпартийной, а при желании, и однопартийной системы в современной России, властям уже нет никакой нужды лютовать, отказывая в регистрации неугодным партиям, как это было сделано с республиканцами Владимира Рыжкова, «Великой Россией» Дмитрия Рогозина или НБП Эдуарда Лимонова. И уж тем более, партии власти без надобности тратить «золотые резервы» интеллектуального пороха на предвыборные схватки в эфире. Есть куда более рациональный и эффективный способ вытеснения из политики «третьих лишних» — экономический.

Фраза из известного анекдота — «нет денег — нечего строить» — в слегка переиначенном варианте — «нет денег — ничего не построить» — как нельзя лучше описывает положение дел на нынешнем рынке политических услуг. Не только участие в выборах, но и межвыборная жизнь всякой партии требует существенных трат. Только элементарное «поддержание партийных штанов», иначе говоря, содержание самого минимального аппарата в центре и требуемых по закону отделений не менее чем в половине российских регионов, стоит не один миллион рублей в год. Активисты же на местах, как жалуются представители практически всех не обласканных властью партий (обласканных — такие мелочи не волнуют), как правило, ждут финансирования из Москвы. Лишь в редких случаях местная парторганизация действует по принципу самообеспечения. Как правило, это случается, когда региональные отделения возглавляются представителями бизнеса.

Еще более неподъемными с каждым годом становятся выборные кампании — от муниципальных до федеральных.

То, что многие из имеющих право участвовать в выборах организаций не выставляют на региональных выборах 2 декабря партийных списков, а то и одномандатников, связано вовсе не с их чрезмерной увлеченностью федеральной гонкой, как полагает глава ЦИК Владимир Чуров. И не с нехваткой партийных кандидатов в депутаты региональных парламентов (в декабре выборы пройдут в 9 субъектах РФ). А с элементарным отсутствием денег. «И на федеральную-то кампанию с трудом удалось наскрести», — вздыхают помнящие изобильные дни политические старожилы.

Призыв лидера СПС Никиты Белых к простым предпринимателям «вложить деньги в защиту свободы и собственности в России» — крик отчаяния.

Видимо, неформальный лидер правых, глава РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс правильно понял публичный намек президента. И хотя, как российские миллиардеры из списка «Форбс», названные Белых «предателями и трусами», не бросился «кормить правящую партию во главе с Путиным», но и своим единомышленникам в прикорме отказал.

Но и те компании и предприниматели, которым никто не запрещал финансировать ту или иную участвующую в выборах партию, вовсе не спешат развязывать кошельки. Мода 90-х на раскладывание яиц по разным политическим корзинам, когда коммерческие структуры на всякий случай финансировали и очередную партию власти, и левых, и правых, прошла.

Никому не хочется выбрасывать деньги на партийные проекты, не гарантирующие прохождения в Думу хотя бы горстки депутатов. Да и парламент потерял для бизнеса прежнюю привлекательность открытой лоббистской площадки. В условиях монополии на решения одной большой партии ценность маленького отряда даже суперпрофессионалов резко падает. Морозовых, готовых инвестировать в политическое будущее (не важно, революционное или эволюционное) нет.

Не готовы вкладываться в альтернативных политиков и обычные граждане, которым, в отличие от олигархов, неплохо было бы иметь в парламенте хоть кого-то, кому можно было бы пожаловаться на неправедные действия единых властей.

Вроде яблочника Сергея Митрохина в Мосгордуме, в одиночку борющегося против уплотнительной застройки, которую, несмотря на протесты горожан, ведет мэр Лужков при полном одобрении единороссовского московского парламента. Если пожертвования граждан тому же «Яблоку» и в самом деле составляют 30% от всех финансовых ресурсов партии, как заявил недавно один из ее боссов Сергей Иваненко, то за ее политическое будущее можно не беспокоиться. Но это, скорее, желаемый, чем достигнутый результат.

А потому для этой и для большинства других из 14 вступивших в выборное состязание партий, помимо задачи максимум — преодоления 7-процентного барьера, есть и задача минимум — преодоление 3-процентного барьера. Партия, которая сумеет взять его по закону, имеет право на бюджетное финансирование. Конечно, этих маленьких денег (партии получают казенные субсидии пропорционально полученным голосам избирателей) никакой организации на жизнь не хватит. Но это все же лучше, чем ничего, учитывая, что партиям-аутсайдерам, набравшим меньше 2 %, придется еще и гасить выборные долги, в частности, возмещать деньги за бесплатные теле- и радиоэфиры, предоставляемые всем участникам выборов.

И после декабрьского подсчета голосов, возможно, какие-то партии закроются по причине вовсе не мифического идеологического, а вполне реального финансового банкротства.

Идей-то много, а вот денег на них нет.