Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пятипроцентная безопасность

В условиях укрепляющегося рубля растут именно обрабатывающие отрасли, а добывающие практически стагнируют

Владимир Сальников 17.08.2007, 14:25

Рост в обрабатывающих отраслях сконцентрирован в двух сегментах, слабо реагирующих на укрепление рубля.

Центральный банк уверяет, что борьба с инфляцией не привет к дальнейшему укреплению рубля. Но на растущих рынках российские компании не слишком страдают от потери ценового преимущества. О том, как влияет на экономику укрепление национальной валюты, в интервью «Газете.Ru--Комментарии» рассуждает ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников

Владимир Алексеевич, укрепление рубля привычно противопоставляется борьбе с инфляцией. Как, по-вашему, связаны эти проблемы?

Бороться с инфляцией можно разными методами, и, на мой взгляд, акценты должны быть поставлены не на укреплении рубля. Тут можно перестараться — у нас рубль уже крепче, чем до кризиса 1998 года. Хотя в целом ситуация в экономике лучше, но потенциал легкого и безболезненного укрепления уже давно выбран. И в принципе, в этом году рубль укрепляется заметно медленнее, чем в прошлом.

Вообще, обсуждение борьбы с инфляцией и стимулирования конкурентоспособности российских компаний необходимо вынести за пределы дискурса об укреплении/ослаблении рубля.

Вопрос должен быть поставлен значительно шире: как Россия позиционирована в современных глобальных экономических процессах? Проблема здесь в том, что мы практически не участвуем в них. Реальная работа и какой-то прогресс заметен лишь в решении проблем энергетического обеспечения сопредельных стран и отчасти США. Это важно, однако явно недостаточно. Мы уже проиграли в первом раунде борьбы (просто в ней не участвуя) за перемещение целых отраслей из развитых в развивающиеся страны (металлургия, химия, отчасти автопром). Пока не поздно, мы должны увязать нашу энергетическую стратегию с вопросами комплексного развития экономики России. Во многом с опорой на иностранный капитал, с четко выверенной политикой в отношении стратегических отраслей (авиапром, энергомаш, ядерная энергетика и др.). Пока этот процесс идет подчас стихийно (ряд отраслей мы «незаметно» уже отдали иностранному капиталу, например, табачную и пивоваренную промышленность), издержки и выгоды не просчитываются.

Как укрепление рубля воздействует на разные отрасли промышленности?

Тут правильнее говорить не об отраслях, а о компаниях.

В зависимости о того, на какой стадии находится компания, и от того, как организован ее бизнес, баланс выгод и издержек от укрепления рубля может различаться.

Можно отметить по меньшей мере четыре фактора прямого действия укрепления рубля. В числе негативных — усиление позиций конкурирующего импорта и снижение реальной стоимости экспорта. В числе позитивных — увеличение возможностей для модернизации и сокращение издержек при использовании импортных материалов и комплектующих.

В настоящее время наблюдается до известной степени парадоксальная ситуация:

в условиях укрепляющегося рубля рост идет именно в обрабатывающих отраслях, в то время как производство в добывающих практически стагнирует.

Означает ли это, что производители «не чувствуют» укрепления рубля? Отнюдь.

Специфика ситуации состоит в том, что рост в обрабатывающих отраслях в настоящее время сконцентрирован в двух сегментах, слабо реагирующих на укрепление рубля.

Во-первых, это производства, во многом модернизировавшиеся и ориентированные на импорт сырья и материалов (в т.ч. сборочные). Таким производителям укрепление рубля «почти не страшно» — оно не приводит к критическому росту издержек, зато помогает и дальше модернизировать производство. Так что если компания проводит активную модернизацию и нацелена на активное использование импортного сырья и комплектующих, то для нее укрепление рубля — это благоприятный фактор. В каждой отрасли могут быть разные компании, но наименее чувствительным к укреплению рубля будет пищевое производство. Особенно это касается тех компаний, которые работают на импортном сырье. Например, заводы по обработке и расфасовке чая или кофе скорее выигрывают.

Во-вторых, это производства, ориентированные на государственный или квазигосударственный спрос или выпускающие неторгуемые товары. Типичный пример — железнодорожное машиностроение, которое практически не конкурирует с импортом. В-третьих, те производства, которые работают на сверхбыстрорастущие рынки — и там места «хватает для всех» — и для отечественных компаний, и для импорта.

Все вышесказанное не отменяет того факта, что у нас в экономике достаточно значимый сегмент занимают производства, балансирующие на грани роста или спада. Пока они стагнируют, но дальнейшее укрепление рубля для них критично. Это отечественное автомобилестроение (без учета сборки), сельхозмашиностроение, производство значительной части оборудования. Это ряд пищевых производств. До известной степени, это крупные сырьевые «нетопливные» производства (черная металлургия, химия). Дальнейшее возможное существенное укрепление рубля серьезным образом скажется на их конкурентных позициях. Экспортеры, работающие на быстро дорожающем сырье и на рынках с усиливающейся конкуренцией, теряют ценовую привлекательность в результате укрепления рубля.

Скажем, если перед компанией проблема модернизации уже не стоит, поскольку она модернизирована, но она работает на отечественном сырье, а ее продукция активно конкурирует с импортом или поставляется на экспорт, то для нее баланс издержек и выгод скорее будет отрицательным.

Восстановительный рост экономики закончился, и тут удешевление модернизации за счет укрепления рубля, кажется, перекрывает текущие издержки.

Оборудование у нас не целиком импортное, и нам хорошо бы развивать инвестиционное машиностроение. А развитию собственных производств укрепление рубля не особенно способствует. К тому же модернизация нужна, но значительная часть производства уже модернизирована и нормально работает. Это, прежде всего, относится к черной металлургии, пищевой промышленности, к отдельным сегментам легкой промышленности. Для них вопрос о модернизации уже остро не стоит.

Важнее не укрепление как таковое, но его темпы. Потому что производители должны так или иначе к нему адаптироваться. Если укрепление превышает 5–7-процентный уровень, то к нему адаптироваться сложно.

И в прошлом, и позапрошлом годах темп укрепления рубля был на грани возможностей адаптации.

Но в силу того что у нас очень быстро расширялись внутренние рынки, укрепление как бы осталось незамеченным. Однако не следует забывать, что импорт все это время растет существенно быстрее, чем внутреннее производство, и его доля на рынке увеличивается, но темпы расширения рынков настолько велики, что места хватает и нашим производителям. Промышленность растет неплохими темпами, и вроде беспокоиться не о чем. Но если посмотреть внимательно, то мы увидим, что за первое полугодие этого года товарооборот вырос на 14%, инвестиции на 22%, при этом прирост выпуска в обрабатывающей промышленности, по нашим оценкам, составил около 10%. То есть производство растет в полтора-два раза медленнее, чем рынки. Это признак того, что если вдруг рост рынков замедлится, то и пространство для роста сузится. И вместо нынешних 6–7% роста промышленности мы получим околостагнационную ситуацию.

Какие диспропорции усиливаются в результате потребительской модели роста?

Я бы не говорил о диспропорциях. Скорее потенциал для долгосрочного роста не формируется, или он ограничен в силу постепенного насыщения внутренних рынков с ростом доходов населения. Конечно, насыщение произойдет не через год, не через два, но замедление произойдет. Если же выходить на внешние рынки, то не факт, что мы сможем там успешно конкурировать. Скажем, Евросоюз очень ревностно относится к своим продовольственным рынкам и, несмотря на ВТО, последовательно их защищает. Кроме того, не все наши продукты востребованы за рубежом. Например, гречку не потребляют за границей так, как у нас. Сборочное производство, которое мы осваиваем, в принципе, развертывается везде, и максимум, на что мы можем рассчитывать, это рынки стран СНГ. Если Россия, как самый крупный рынок, будет выбрана в качестве базы для развертывания этих производств. Даже здесь у нас есть конкуренты. Например, Украина, где активно и успешно развертываются сборочные производства.

Не стоит переоценивать значение укрепления рубля. Его ослабление вряд ли будет слишком уж сильно стимулировать рост производства.

Общее правило состоит в том, что темпы укрепления не должны превышать темпов роста производительности экономики. Если укрепление идет медленнее, то это отчасти стимулирует производство, и оптимальный уровень укрепления находится в интервале от 0 до 5%. Но укрепление валюты все равно должно быть привязано к производительности. Поскольку потенциал для роста производительности у нас есть, то и 5% укрепления рубля для нас нормально. Хотя для развитых экономик это уже очень высокий темп.

Беседовал Евгений Натаров