Пенсионный советник

Страна победившего инфантилизма

Глеб Черкасов 22.09.2004, 11:08

«Где лучше всего скрыть лист? В лесу». Формула маскировки от Гилберта Честертона является лучшим описанием того, как общественность воспринимает политический процесс.

Вернемся на секунду в ушедшее лето, лето спокойное и даже, кажется, счастливое. Добесланское лето. Вы помните самое важное событие того лета? Думаете «монетизация льгот»? Ерунда. «Скандал Киркоров--Ароян». Вот что занимало тогда умы и сердца.

Да, как ни удивительно это звучит на 12-м году капиталистических реформ, но для среднего гражданина России взаимоотношения эстрадной дивы и провинциальной журналистки оказались гораздо важнее, чем решения, напрямую затрагивающие его карман. Обыватель с неподдельным интересом следил за тем, как Киркорова уличали в матерщине. Киркорова осудили, льготы монетизировали. Все, кроме Киркорова, довольны. Впрочем, и его есть кому утешить.

Странное дело, как только на повестку дня встает дело действительно государственной важности, дело, затрагивающее интересы большинства граждан страны, так сразу возникает некий отвлекающий внимание общественности казус.

Вот, например, во вторник вышло постановление правительства про «мигалки». Это, если хотите, основной вопрос российской власти. Ездить по столице с маячками, пренебрегая пробками и правилами дорожного движения, хотят все. Однако всем мигалки раздать нельзя, поэтому их количество перманентно ограничивают. Раз в два года — так точно. Любители законодательной словесности, наверное, уже и коллекцию собрали таких постановлений. За подписями всех действовавших российских премьеров.

Но как вовремя про мигалки-то вспомнили! Вопрос интересный, вопрос важный. На машинах все ездят. Так что обсудить надо. Подробно, с чувством, с толком, с расстановкой. Не отвлекаясь на всякую ерунду.

Или взять к примеру «дело Буданова». Тоже ведь интересная история. Сидел себе человек и сидел. И вдруг через неделю после Беслана его пытаются амнистировать. Скандал. А черед день — новая весть: вовсе его не амнистируют, и прошения о помиловании полковник Буданов то ли не подавал, то ли подавал, но отозвал. Еще один скандал. Уже и копий вокруг «дела Буданова» наломали. Примерно столько же, сколько вокруг путинских предложений о перестройстве государства.

А уж про дальнейшую судьбу Чечни и вовсе никто не вспомнил — не до того сейчас.

Хочется, конечно, верить в лучшее. В то, что есть в Кремле или рядом с ним некий центр, в котором работают мудрые, но коварные аналитики и умелые, но беспринципные пиарщики. Сидят они около компьютеров и день за днем придумывают ложные мишени для общественности. Чтобы граждане не задумывались над действительно важными вопросами, а забивали бы себе голову ерундой.

Но это было бы слишком хорошо.

Никаких аналитиков и пиарщиков не нужно. То есть они, наверное, даже есть и придумывают что-то наверняка.

Но вот только черта с два у них получилось бы отвлекать граждан от существенных вопросов, если те и сами не были бы рады сосредоточить внимание на ложных мишенях.

Российское общество напоминает антигероев «Сказки про Тройку» — того ее варианта, где зловещие бюрократы повелись на удочку ребят из НИИЧАВО и стали решать вопрос о вечном двигателе, разрешив им утилизировать важные и нужные для науки предметы.

Никто не хочет думать о неприятном — не о плохом нет, а именно о неприятном. Зачем интересоваться, чем занимается правительство, какие принципиальные решения принимаются в Белом доме, когда можно потрещать про мигалки. К чему думать о том, что решение чеченского вопроса — залог выживания нашей страны. Гораздо интереснее про Буданова. Или про космонавта Толбоева.

Россия становится страной победившего инфантилизма. Общество с невероятной легкостью согласилось с тем, что «мы все равно ничего поделать не можем», «что наверху лучше знают что делать». Небывалым успехом пользуется мобилизационная терминология: «мы на войне, а там приказы не обсуждаются». Интересно, что запоют любители воинственной фразы, когда и правда окажутся на войне?