Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пустая корона

29.10.2009, 15:33

Как вы лодку назовете так она и поплывет.

В книжке про капитана Врунгеля от борта отклеились две первые буквы и вместо «Победы» вышла «Беда».

Очень важно – как назвать партию. Лимонов рассказывал мне, что у него с названием вышла ошибочка, а исправлять поздно: люди уже привыкли, да и сколько ребят село в тюрьмы под этим знаменем!

Кроме всего прочего выходит и путаница. В нацболы идут и фашисты, и националисты, и романтики, и молодые писатели, мечтающие повторить славный путь своего вождя.

Еще есть либерал-демократы. Якобы. Ну тут название продуманное — приманивать наивных, которые полагают, что они либералы.

Существует также Компартия, которая, несмотря на название, увы, не обобществляет жен и не устраивает мировую революцию.

Есть партия с удивительным названием «Яблоко». Куда ты котишься. И это в лучшем случае. Висит Груша, нельзя скушать – тетя Груша повесилась.

И вот, наконец, мы переходим к «Единой России». Сколько лукавства в этом названии! Услышит, типа, человек слова единая Россия — на слух там кавычек ведь нету – и должно ему стать приятно. Сразу. Чуть только эти слова произнес агитатор.

— Вы что тут пропаганду устраиваете? – спросят, допустим, у него.

— Какую пропаганду? Где вы слышали кавычки?

Но, с другой стороны, тут есть не только многообещающая сладкая простота, но и серьезная опасность. К примеру, если партия будет и дальше влезать в скандалы, бросающие на нее тень, – да хоть и с выборами, – то отношение к ней может измениться. Представьте себе многомиллионного избирателя, которому неприятно слышать название правящей партии; а как кавычек он не слышит, то и мысль о неделимости России тоже может у него приобрести негативную окраску. В подсознании.

— А может, лучше страну распилить? – вдруг, не к ночи будь сказано, подумает вышеназванный избиратель. – И управлять ею, кстати, будет легче. Вон ее не объедешь и за год, да и дорог нету, и строить их нет смысла – по пустынным пространствам, где редко-редко мелькают нищие поселки…

Или так: отдадут Курилы (против моей воли), и партию придется переименовывать. А это, как нас учит Лимонов, нехорошо.

Вы как хотите, а название ЕР – оно таки не очень. В нем есть грубая ошибка. И нетрезвость взгляда на жизнь. К примеру, советское начальство допускало, что недовольных строем в стране может накопиться много. И потому пыталось крепить патриотизм безотносительно к партийным делам. Трудно, что ли, было назвать правящую партию Советской? «Советская правящая партия» — что-то в этом роде. Но ребята додумались тогда до простой мысли: а пусть кто-то ненавидит коммунистов, а родину любить мы ему мешать не будем. Был же в гражданскую лозунг «За советы без коммунистов». Партия – коммунистическая, а название государства – СССР, про коммунизм ни слова. Только про социализм — ну и что, вон скандинавы тоже что-то такое удумывают.

Я уж не говорю про недобрую возможность выбора:

— Вам хочется, чтоб Россия была какой – единой или справедливой?

Вариант ответа:

— Хочу Россию единую и непременно несправедливую!

Или наоборот лучше?

Игра в слова вообще вещь опасная.

Вот, к примеру, мероприятия журнала «Пионер» не всегда проходят на борту крейсера «Аврора», но иногда в книжном магазине с названием, извините, «Республика». Я однажды зашел туда к коллегам послушать, как авторы журнала читают вслух свои бессмертные произведения. Это было в тот исторический вечер, когда два друга – Владислав Сурков и Никита Михалков – хвалили книгу «Околоноля» (написанную, как многим кажется, все-таки Сурковым) и уверяли нас, что она достигла уровня «Мастера и Маргариты». Что-то похожее было изображено на картине «Сталин и Горький у постели умирающего Некрасова».

(От «Республики» недалеко и до кафе с названием что-нибудь вроде «Губернаторские выборы».)

И вот, выслушав эти речи, которые высокие гости, честно говоря, лучше оставили бы при себе, но таки произнесли в соответствии с модным сейчас лозунгом «Не надо стесняться!» (сказано по поводу победы на выборах 11 октября), я попросил слова, чтоб задать вопрос.

Но слова мне не дали. В этом проявился высокий профессионализм и телевизионное чутье ведущей вечера – Тины Канделаки. Она мне отказала в слове. А то б я, может, смутил собравшихся своим вопросом:

— А почему для мероприятия выбрано место с таким крамольным названием? Что это – недосмотр, халатность, легкомыслие? Или заведомая крамола? Призыв к свержению существующего строя? Что значит – «Республика»? Куда вы зовете неокрепшие русские умы? Где вы в названии страны видите это слово? У нас, извините, РФ. А никакая не республика. Вам что, новгородское вече вспомнилось? Да попробуй оно соберись — ОМОН его дубинками там отметелит, славный наш подмосковный «Зубр», что разминка на Дальнем Востоке покажется дракой в детском саду.

Республика, республика… Я про себя произношу это слово, пробую его на вкус. Это сладкое слово – как свобода. В нем столько крамолы. Но оно все еще разрешено.

Пока.

А там, глядишь, «Наши» поставят пикет, и крамольное название поменяют на верное, политкорректное. «Империя», например. Или «Вертикаль». И на самой вершине этой вертикали – орел наш имперский, с двумя головами и с тремя царскими коронами над ними. (Некоторые думают, что герб – ерунда, что нарисованные на нем предметы ничего не значат, на них можно не обращать внимания. Что же, и такое мнение, наверно, имеет право на жизнь.)

Две короны на нашем гербе, понятно, заняты. А третья, самая большая, свободна. Никто пока не смеет открыто объявить себя диктатором, самодержцем, тираном.

На чью голову упадет эта вакантная корона? Кому придется впору эта красота?