Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Код Москвы — 666

24.01.2008, 15:43

Намедни, возвращаясь вечером домой, на лестничной площадке встретил соседа. Он, одетый в халат и шлепанцы, выносил мусор.

«Три года живем рядом, а как чужие!» — подумал я и позвал его зайти ко мне и выпить по паре рюмок:

— Но только чтоб не заводиться, без фанатизма! — предупредил я. Он легко согласился и на это тоже.
Зашли. Устроились на кухне.

— А вот шампанское, к примеру, в честь свеженаступившего нового года! — говорю.

— Нет, — отвечает, — не люблю я эту кислятину.

— Ну тогда коньяк, у меня как раз ХО!

— Да ну его. Тоже не люблю.

— Тогда самогоночки! Очищена марганцовкой и активированным углем и апробирована.

— Вот это другое дело!

В итоге мы выпили по 100 самогона и съели две банки кильки в томате, после чего сосед пошел домой. Я его проводил с чувством глубокого и полного удовлетворения, а то все как-то не по-людски было.

Забыл сказать, сосед мой — француз. Высокопоставленный сотрудник одной фирмы. Весьма состоятельный человек. И вот поди ж ты! Как все запросто! По-человечески! Без понтов! Я едва не прослезился. В последний раз я так же запросто общался с водопроводчиком Юрой, который заходил по делам — насчет вентилей.

А у нас, а мы... Возьми мельчайшего клерка, и он весь отравлен мыслями о гламуре, он в простоте слова не скажет, он мнит себя элитой, 100 долларов не деньги, у него дома отдельные бокалы для каждого напитка включая граппу и мартини — мы-то с французским миллионером из граненых. И вот такой пассажир зубрит книжки Минаева и при помощи зубного порошка учится нюхать кокс, скрутив вместо 100-долларовой купюры 1-долларовую трубочкой — из экономии. Москва отравлена нефтью, это действительно проклятие. Это наказание за страшные грехи, легко застрять в мыслях о том, какие именно, выбор богатый.

В рамках исполнения этого наказания город покрывается, как заразой, страшными бутиками, в которых скупленный на миланских сейлах и парижских складах хлам продается по удивительным ценам. Ну кто это будет покупать? Пенсионеры? Бомжи? Солидные люди уж всяко хоть пару-тройку раз в году вылетают в заграницы, и там отчего ж не затариться... Тем же товаром, но куда дешевле. Я испытал культурный шок этой зимой, приобретя джинсы «Левис» в Нью-Йорке за 39 долларов, ровно такие же в Москве можно без труда найти за 4 000 рублей.

Бешеный волк носится по городу и кусает прохожих, и они сходят с ума — вот что происходит! Можно догадываться, в чьем воспаленном мозгу родился грандиозный сатанинский план: вздувать цены, вздувать, взвинчивать, поднимать — на все, просто на все! Представим себе, что есть человек, который получает со всего процент. (Может, он такой не один — это не принципиально.) Чем дороже это все, тем больше получит и он! А остальные как будут жить? Пусть сами позаботятся о себе!

Круче всего это удалось с жильем.

Делается это так. Записывайте, если кто хочет повторить. Значит, надо сперва снести все дешевые гостиницы в городе. Все! Сразу! Удавить попутно тех, кто предлагает сперва построить одну новую гостиницу, потом снести устаревшую, и так далее. Введено в строй 1000 мест в трехзвездных гостиницах — можно снести 500 мест, и так далее. Но нет! У нас, как в песне: «до основанья, а затем...» Затем начать строить гостиницы супердорогие. Ну помножить парижские цены на три, к примеру. Так, так... Иностранцы, правда, не очень будут ездить в такой город, они у себя в Америках привыкли к дешевизне и почти к дармовщине, ну да что с того? Русские провинциалы тоже не потянут этих цен, но кто ж будет думать о малых сих?

И вот, когда в городе остается три или четыре доступные гостиницы — ну так случайно получилось, они как-то уцелели, — начинается самое интересное. Прибыль от них зашкаливает! Как же это пережить тем, кто строит не отели, а простые жилые дома? Очень просто: цены на жилье неизбежно подтягиваются к уровню гостиничных. Сначала в Москве... Далее везде, от Москвы до самых до окраин.

Человек, сидящий на проценте, потирает руки. Наконец-то он счастлив... Похоже, следующий план, по логике, будет такой: отравить в России все колодцы. Но с этого-то какая прибыль?! А не важно, если вошел во вкус — остановиться нельзя и выскочить из колеи не удастся.

Как-то я встретил на МКАД автоцистерну, возящую, судя по потекам, смолу. Госномер, как сейчас помню, был 666, буквы забыл. Прямые поставки смолы из столицы в пекло! Или, наоборот, из ада в Москву — неважно, это самый идеальный, самый символичный московский бизнес. В концентрированном виде. А нефть — это всего лишь образ пекельной смолы, еще одно ее воплощение, еще один символ халявы, которая из ада идет к нам и уничтожает российского гражданина живьем, превращая его из человека в гламурного живого мертвеца.